Ст 1931 судебная практика

Ст 1931 судебная практика

Создание органов государственного арбитража датируется 1922 годом. 21 сентября 1922 г. ВЦИК и СНК РСФСР было издано «Положение о порядке разрешения имущественных споров между государственными учреждениями и предприятиями» (Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и крестьянского Правительства, 1922 г., № 60, ст. 769). Этим Положением предусматривалось, что имущественные споры между государственными учреждениями и предприятиями разрешаются Высшей арбитражной комиссией при Совете труда и обороны РСФСР, а на местах — арбитражными комиссиями при областных экономических совещаниях.

Создание специальных органов для разрешения имущественных споров между государственными организациями было связано с проведением мероприятий по укреплению социалистической законности, внедрению хозяйственного расчета в деятельности этих организаций в период осуществления новой экономической политики.

В связи с образованием Союза ССР ЦИК и СНК СССР б мая 1924 г. утвердили Положение об Арбитражной комиссии при СТО СССР (Собрание узаконений и распоряжений Рабочего и крестьянского Правительства, 1924 г., № 62, ст. 618), которым была определена ее компетенция и важнейшие принципы арбитражного процесса

В Основах судоустройства Союза ССР и союзных республик (СЗ СССР, 1924 г. № 23, ст. 203) указывалось, что имущественные споры между государственными учреждениями и предприятиями рассматриваются: Высшей арбитражной комиссией при СТО СССР; Высшими арбитражными комиссиями при ЭКОСО союзных республик, арбитражными комиссиями при СНК АССР, местными (областными, губернскими) арбитражными комиссиями, организуемыми при исполнительных комитетах областей и губерний.

Постановлением Совнаркома СССР от 20 марта 1931 г. № 229 «Об изменении в системе кредитования, укреплении кредитной работы и обеспечении хозяйственного расчета во всех хозяйственных органах» было установлено, что все споры, возникающие между хозорганами по заключенным договорам и связанные с материальной ответственностью одного из них перед другим, разрешаются органами Госарбитража (СЗ СССР, 1931, № 18, ст. 166).

Постановлением ЦИК и СНК СССР от 3 мая 1931 г. № 5/298 (СЗ СССР, 1931, №26, ст. 203) было утверждено Положение о государственном арбитраже. Оно определило организационное построение органов государственного арбитража в СССР; регламентировало важнейшие вопросы деятельности органов арбитража по разрешению споров, осуществлению надзора за законностью и обоснованностью их решений, исполнению решений и предупреждению хозяйственных правонарушений.

СНК СССР принял постановление от 6 декабря 1931 г. (СЗ СССР, 1931г., №70, ст. 470), которым расширил компетенцию Государственного арбитража при Совете народных комиссаров СССР, возложив на него инструктирование арбитражей, состоящих при Советах народных комиссаров союзных республик и ведомствах СССР, а также поручил Советам народных комиссаров союзных республик возложить на соответствующие государственные арбитражи инструктирование местных и ведомственных арбитражей союзных республик.

С развитием народного хозяйства и договорных связей между предприятиями и организациями компетенция органов государственного арбитража продолжала расширяться. В частности, постановлением Совнаркома СССР от 19 декабря 1933 г. «О заключении договоров на 1934 год» (СЗ СССР, 1933 г., № 73, ст. 445) на органы государственного арбитража, кроме рассмотрения имущественных споров, было возложено рассмотрение споров, возникающих при заключении договоров между органами различных ведомств и кооперативных систем; постановлением СНК СССР от 5 декабря 1939 г. «О заключении договоров на 1940 год» (СП СССР, 1939 г., № 58, ст. 618) на Госарбитраж было возложено рассмотрение споров, возникающих при согласовании Основных условий поставки товаров.

С принятием постановления Совета Министров СССР от 15 марта 1953г. №768 «О Государственном арбитраже при Совете Министров СССР» Государственный арбитраж передавался в состав Министерства юстиции СССР.

Постановлением Совета Министров СССР от 10 июня 1954 г. № 1153 «О Государственном арбитраже» Государственный арбитраж был выделен из Министерства юстиции СССР и подчинен непосредственно Совету Министров СССР.

23 июля 1959 г. Совет Министров СССР принял постановление № 824 «Об улучшении работы Государственного арбитража» (СП СССР, 1959г., №15, ст. 105), которым было определено, что главной задачей государственного арбитража является активное воздействие на предприятия, организации и учреждения в деле улучшения их работы, выполнения хозяйственных планов и укрепления хозяйственного расчета. На рассмотрение органов государственного арбитража были переданы все относившиеся к ведению судов споры между государственными, кооперативными (кроме колхозов) и другими общественными организациями, предприятиями и учреждениями. Было установлено, что до предъявления иска в органы государственного арбитража предприятия, организации и учреждения обязаны предъявить претензию другой стороне и принять необходимые меры по урегулированию возникших споров.

7Постановлением Совета Министров СССР от 17 августа 1960 г. № 892 было утверждено Положение о Государственном арбитраже при Совете Министров СССР (СП СССР, 1960 г., № 15, ст. 127), На основании этого Положения Советы Министров всех союзных республик в 1960-1961 гг. утвердили Положения о государственных арбитражах в союзных республиках.

Совет Министров СССР принял постановление от 7 августа 1970 г. № 646 «О повышении роли органов государственного арбитража и арбитражей министерств и ведомств в народном хозяйстве» (СП СССР, 1971 г., № 15, ст. 122). Этим постановлением определялись основные задачи органов арбитража в условиях экономической реформы, уточнялась подведомственность споров, вносились существенные изменения в некоторые нормы арбитражного процесса, давались поручения компетентным органам о разработке и представлении Правительству предложений по дальнейшему совершенствованию деятельности органов арбитража и порядка разрешения хозяйственных споров между предприятиями и организациями.

Новый этап в организации и деятельности государственных арбитражей ознаменовало принятие Советом Министров СССР 17 января 1974 г. постановления № 60 «О дальнейшем совершенствовании организации и деятельности органов государственного арбитража». Этим постановлением было установлено, что Государственный арбитраж при Совете Министров СССР, государственные арбитражи при Советах Министров союзных и автономных республик, государственные арбитражи при краевых, областных и городских исполкомах составляют единую систему Госарбитража в СССР. Государственный арбитраж при Совете Министров СССР был преобразован в союзно-республиканский орган. Этим постановлением также был централизован надзор за законностью решений органов Госарбитража, т.е. возложен на вышестоящие госарбитражи. Органы управления, при которых госарбитражи состояли, были освобождены от выполнения несвойственных им функций по надзору за законностью решений госарбитражей.

Тем же постановлением было утверждено Положение о Государственном арбитраже при Совете Министров СССР, а Советам Министров союзных республик поручалось по согласованию с Госарбитражем СССР утвердить положения о государственных арбитражах в союзных республиках. Эти положения были утверждены в 1974 году.

Конституционные основы деятельности приобрели органы государственного арбитража с принятием Конституции СССР 1977 года, статьей 163 которой было предусмотрено, что разрешение хозяйственных споров между предприятиями, учреждениями и организациями осуществляется органами государственного арбитража в пределах их компетенции. Было также установлено, что организация и порядок деятельности органов государственного арбитража определяются Законом о государственном арбитраже в СССР.

Таким образом, органы Госарбитража впервые в истории советского государства были преобразованы в конституционные органы, и их деятельность по разрешению хозяйственных споров стала конституционной функцией, что было обусловлено мероприятиями по совершенствованию хозяйственного механизма, повышением роли органов Госарбитража в народном хозяйстве.

В соответствии с Конституцией СССР Верховный Совет СССР 30 ноября 1979 г. принял Закон СССР «О государственном арбитраже в СССР», который был введен в действие с 1 июля 1980г. Этим Законом определялись задачи — организационное построение, компетенция и функции органов Госарбитража в условиях развитого социалистического общества.

В соответствии с Законом СССР «О государственном арбитраже в СССР» Совет Министров СССР своим постановлением от 5 июня 1980 г. № 440 утвердил Правила рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами и Положение о Государственном арбитраже при Совете Министров СССР, которые были введены в действие с 1 июля 1980 г. Советам Министров союзных республик поручалось по согласованию с Государственным арбитражем. СССР утвердить положения об органах государственного арбитража в союзных республиках. Такие положения были утверждены в 1980-1981 гг.

Названным постановлением также устанавливалось, что указанные Правила применяются всеми арбитражами министерств, государственных комитетов и ведомств при рассмотрении подведомственных этим арбитражам споров с учетом особенностей, определяемых министром, руководителем государственного комитета и ведомства.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 октября 1980 г. № 3071-Х к подведомственности Госарбитража были отнесены споры, возникающие в связи с поставкой сельскохозяйственной продукции, когда функции государственных заготовительных организаций и организаций потребкооперации в области заготовок переданы государственно-колхозным предприятиям, организациям и их объединениям.

Таким образом, после принятия Конституции СССР (1977 год) в сравнительно короткий срок было полностью обновлено законодательство, регулирующее деятельность органов Госарбитража, что в то время способствовало усилению их воздействия на предприятия и организации в деле выполнения заданий государственных планов экономического и социального развития страны, укрепления социалистической законности и государственной дисциплины в сфере хозяйственных отношений.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 января 1987г. № 6362-XI «О вопросах, связанных с созданием на территории СССР и деятельностью совместных предприятий, международных объединений и организаций с участием советских и иностранных организаций, фирм и органов управления» (Вед., 1987 г., № 2, ст. 35) в ст. 9 Закона СССР от 30 ноября 1979 г. «О государственном арбитраже в СССР» было внесено изменение, согласно которому на органы Госарбитража возлагалось разрешение споров между совместными предприятиями, международными объединениями и организациями и организациями СССР и других стран — членов СЭВ.

Постановлением ЦК КПСС и Совет Министров СССР от 12 февраля 1987 г. № 190 «О дальнейшем совершенствовании деятельности органов государственного арбитража и повышении их роли в укреплении законности и договорной дисциплины в народном хозяйстве» (СП СССР, 1987 г., № 15, ст. 59) Госарбитраж при Совете Министров СССР был преобразован в Госарбитраж СССР, госарбитражи при Советах Министров союзных и автономных республик — в госарбитражи союзных и автономных республик, госарбитражи при исполкомах краевых, областных, городских Советов народных депутатов, Советов народных депутатов автономных областей и автономных округов — в госарбитражи краев, областей, городов, автономных областей и автономных округов.

Названным постановлением органам Госарбитража были предоставлены дополнительные права:

  • проверка на предприятиях, в учреждениях и организациях соблюдение требований законодательства по вопросам заключения договоров, выполнения обязательств, применения имущественных санкций за допущенные нарушения и доарбитражного урегулирования хозяйственных споров, а в министерствах и ведомствах — практики организации этой работы и руководства ею;
  • дача руководителям и другим должностным лицам предприятий, учреждений и организаций обязательных для исполнения предписаний об устранении выявленных нарушений законодательства;
  • осуществление проверки работы ведомственных арбитражей и других органов, разрешающих хозяйственные споры, дача им обязательных для исполнения предписаний об устранении выявленных нарушений законодательства, допущенных при разрешении хозяйственных споров (п. 2).

Постановлением было также установлено, что издаваемые министерствами и ведомствами СССР и союзных республик нормативные акты по вопросам заключения и выполнения хозяйственных договоров, имеющие обязательный характер для других министерств и ведомств и подведомственных им предприятий, подлежат предварительному согласованию соответственно с Госарбитражем СССР или Госарбитражем союзной республики (п. 3).

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 18 февраля 1987 г. № 6544-XI (Ведомости Верховного Совета СССР, 1987 г., № 7, ст. 92) были внесены изменения и дополнения в законодательство Союза ССР о государственном арбитраже. В частности, в Закон СССР от 30 ноября 1979 г. «О государственном арбитраже в СССР» внесены изменения, предусматривающие:

  • образование новых госарбитражей Президиумом Верховного Совета союзной республики по согласованию с Госарбитражем СССР;
  • назначение на должность Главного государственного арбитра СССР, а также главных госарбитров союзных и автономных республик соответственно Верховным Советом СССР, союзной или автономной республики сроком на 5 лет; заместителей Главного государственного арбитра СССР и главных государственных арбитров союзных и автономных республик — Президиумом Верховного Совета СССР, союзной или автономной республики; государственных арбитров Госарбитража СССР и госарбитражей союзных и автономных республик Президиумом Верховного Совета СССР, союзной или автономной республики по представлению Главного государственного арбитра СССР, Главного государственного арбитра союзной или автономной республики;
  • утверждение персонального состава коллегий Госарбитража СССР или Госарбитража союзной республики Президиумом Верховного Совета СССР и Президиумом Верховного Совета союзной республики по представлению соответственно Главного государственного арбитра СССР и главного государственного арбитра союзной республики.

Названный закон был дополнен новой статьей возлагающей на Госарбитраж функции по осуществлению контроля за соблюдением договорной дисциплины и правил доарбитражного урегулирования хозяйственных споров.

Была также изменена статья 27 Закона, предусматривающая контроль со стороны Госарбитража за деятельностью арбитражей министерств, государственных комитетов и ведомств, а также других органов, разрешающих хозяйственные споры, и их инструктирование.

Постановлением Совета Министров СССР от 16 апреля 1988 года № 490 были утверждены Положение о Государственном арбитраже СССР и Правила рассмотрения хозяйственных споров государственными арбитражами. Этими документами, в частности, расширялась компетенция государственных арбитражей по рассмотрению дел. Так, к ведению госарбитражей было отнесено рассмотрение заявлений государственных предприятий (объединений) и организаций о признании недействительными полностью или частично затрагивающих права и охраняемые законом интересы этих предприятий (объединений) и организаций актов их вышестоящих органов, не соответствующих компетенции указанных органов либо изданных с нарушением требований законодательства.

17 мая 1991 года Верховный Совет СССР принял два закона, в корне изменивших деятельность арбитражных органов: Закон СССР «О Высшем Арбитражном Суде СССР» и Закон СССР «О порядке разрешения хозяйственных споров Высшим Арбитражным Судом СССР».

С введением в действие этих Законов устанавливался судебный порядок защиты прав и охраняемых законом интересов организаций, регламентированный органами законодательной власти, а не исполнительной, как это было ранее:

Законом учреждался Высший арбитражный суд СССР, создавались коллегии по рассмотрению споров, а также Пленум Высшего Арбитражного Суда СССР.

Для обеспечения защиты прав и законных интересов организаций предусматривалось дальнейшее расширение компетенции арбитражных судов, в том числе отнесение к их компетенции разрешения споров о признании недействительными не имеющих нормативного характера актов органов государственного управления и иных органов, не соответствующих законодательству и нарушающих права и законные интересы организаций, а не только актов вышестоящих органов, предприятий и организаций, как это было ранее.

4 июля 1991 года Верховным Советом РСФСР был принят Закон РСФСР «Об арбитражном суде», который вводился в действие с 1 октября 1991 года.

С принятием названного Закона арбитражным судам становятся подведомственны споры с участием граждан-предпринимателей

Следующий период в становлении и развитии арбитражных судов начинается после распада СССР, когда правовой основой их деятельности становятся законы РСФСР (Российской Федерации).

5 марта 1992 года Верховный Совет Российской Федерации принимает Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации,

Этим Кодексом расширен круг лиц, имеющих право на обращение в арбитражный суд: это право предоставляется государственным органам и организациям, не являющимся юридическими лицами, в случаях, .’ предусмотренных законодательными актами Российской Федерации; ограничиваются обязанности по соблюдению претензионного порядка до обращения в арбитражный суд; предусматриваются коллегиальность рассмотрения споров, недопустимость повторного участия судьи в рассмотрении дела, участие в деле третьих лиц.

С принятием 26 июня 1992 года Закона Российской Федерации «О статусе судей в Российской Федерации», действующего в настоящее время в редакции Федерального закона от 21 июня 1995 года № 91-ФЗ, судьи арбитражных судов стали полноправными членами судейского сообщества, приобрели единый с судьями судов обшей юрисдикции статус.

Вопросы, связанные с деятельностью органов судейского сообщества, в том числе с наделением судей арбитражных судов полномочиями по осуществлению правосудия, с прекращением этих полномочий и др. нашли дальнейшее развитие в утвержденных постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 13 мая 1993 года Положении о квалификационных коллегиях сулей и Положении о квалификационной аттестации судей.

Новый этап в законодательном обеспечении деятельности арбитражных судов связывается с принятием в 1993 году новой Конституции Российской Федерации и соответствующих ей федеральных законов.

Конституция Российской Федерации (ст. 10, 11) назвала суды в качестве органов государственной власти, осуществляемой на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную, признав тем самым самостоятельность органов судебной власти,

Суды названы единственными органами по осуществлению правосудия (ст. 118).

Определено в Конституции Российской Федерации и место арбитражных судов в единой судебной системе Российской Федерации.

Так, в соответствии со статьей 127 Конституции Российской Федерации Высший Арбитражный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по разрешению экономических споров и иных дел, рассматриваемых арбитражными судами, осуществляет в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах судебный надзор за их деятельностью и дает разъяснения по вопросам судебной практики.

Исходя из названных конституционных положений, а также положений статьи 71, п. «о», отнесших судоустройственное и арбитражно-процессуальное законодательство к ведению Российской Федерации, статьи 128, предусматривающей, что полномочия, порядок образования и деятельности федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом, в апреле 1995 года были приняты Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации», Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации и Федеральный закон «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

Принятие названных Законов ознаменовало собой качественно новый этап в реформировании системы арбитражных судов, создало правовую базу для их деятельности в новых социально-экономических условиях.

В частности. Федеральный конституционный закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации», вступивший в силу с 1 июля 1995 года, установил, что все арбитражные суды в Российской Федерации являются федеральными судами и входят в судебную систему Российской Федерации (ст. I).

Этим же Законом определена новая трехзвенная система арбитражных судов, что принципиально отличает ее от прежней, двухзвенной системы. Появилось «среднее» звено в этой системе, которое представляют 10 федеральных арбитражных судов округов, призванных осуществлять проверку решений арбитражных судов в кассационном порядке.

Знаменательно, что только само по себе создание арбитражных судов кассационной инстанции, но и то, что тем самым была предпринята первая попытка создания структуры арбитражных судов, не связанных с административно-территориальным делением, что является одной из гарантий судебной защиты. Повышению уровня обеспечения гарантий судебной защиты способствует и введение апелляционного порядка пересмотра решений арбитражных судов.

С принятием нового законодательства об арбитражных судах Высший Арбитражный Суд Российской Федерации получил возможность сосредоточиться на реализации своих основных конституционных функций по осуществлению судебного надзора в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах за деятельностью арбитражных судов и даче разъяснений по вопросам судебной практики.

Исходя из этих функций, определен состав Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации: Пленум, Президиум, судебные коллегии.

В арбитражных судах также созданы президиумы и судебные коллегии.

Предоставленное Высшему Арбитражному Суду Российской Федерации право законодательной инициативы реализуется через Пленум, который решает вопрос о выступлении с законодательной инициативой.

Арбитражный процесс также претерпел большие изменения в связи с последовательной реализацией в нем принципа состязательности. Инициатива суда сведена до минимума, стороны самостоятельно распоряжаются предоставленными им правами.

Практически исключен досудебный порядок урегулирования споров как обязательное условие для обращения в арбитражный суд.

Предусмотрена возможность привлечения к рассмотрению дел в арбитражном суде первой инстанции арбитражных заседателей из числа лиц, обладающих специальными знаниями и опытом работы в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности.

Введен протокол в судебном заседании.

Эти и другие процессуальные гарантии защиты прав и законных интересов сторон в арбитражном суде свидетельствуют о фактическом завершении процесса превращения бывших государственных арбитражей в полноправные судебные органы, нашедшие свое место в единой судебной системе Российской Федерации.

Принятие Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», вступившего в силу с 1 января 1997 года, создало надежную правовую основу деятельности арбитражных судов в качестве органов судебной власти, образующих триединую судебную систему, обеспечило их самостоятельность и независимость от других судов и иных органов государственной власти.

В 2002 году подписан новый Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (принят Государственной Думой 14 июня 2002 года, одобрен Советом Федерации 10 июля 2002 года) и принят Федеральный закон N 96-ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации».

5 февраля 2014 года Президент Российской Федерации Владимир Путин подписал Закон Российской Федерации о поправке к Конституции Российской Федерации № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации». Закон одобрен Государственной Думой 22 ноября 2013 года и Советом Федерации 27 ноября 2013 года.

Законом о поправке к Конституции Российской Федерации от 05.02.2014 № 2-ФКЗ предусмотрено формирование Верховного Суда Российской Федерации как единого высшего судебного органа по гражданским, уголовным, административным делам, по разрешению экономических споров и по иным делам, подсудным судам, образованным в соответствии с федеральным конституционным законом. Высший Арбитражный Суд Российской Федерации упразднен, а вопросы осуществления правосудия, отнесённые к его ведению, переданы в юрисдикцию Верховного Суда Российской Федерации.

В связи с объединением Верховного Суда и Высшего Арбитражного Суда в соответствии с Законом Российской Федерации о поправке к Конституции от 05.02.2014 № 2-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации и прокуратуре Российской Федерации» разработан Федеральный конституционный закон Российской Федерации от 05.02.2014 № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации». Названный Федеральный конституционный закон одобрен Государственной Думой 24 января 2014 года и Советом Федерации 29 января 2014 года.

Федеральным конституционным законом от 05.02.2014 № 3-ФКЗ установлены основы компетенции Верховного Суда по рассмотрению гражданских дел, дел по разрешению экономических споров, уголовных, административных и иных дел в качестве суда надзорной инстанции, а также в качестве суда апелляционной и кассационной инстанций.

Верховный Суд призван осуществлять судебный надзор за деятельностью как судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов и не будет относиться к системе судов общей юрисдикции. Предусмотрено образование Судебной коллегии по экономическим спорам Верховного Суда.

Федеральным конституционным законом от 05.02.2014 № 4-ФКЗ «О внесении изменений в Федеральный конституционный закон «О судебной системе Российской Федерации» (одобрен Государственной Думой 24 января 2014 года и Советом Федерации 29 января 2014 года) изменены положения статьи 4 Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации», устанавливающие перечень видов федеральных судов. Слова «Федеральный арбитражный суд округа» заменены словами «Арбитражный суд округа». Дисциплинарное судебное присутствие, формировавшееся из судей Верховного Суда и судей Высшего Арбитражного Суда, подлежит упразднению, а рассмотрение относящихся к его подсудности судебных дел передано в компетенцию Верховного Суда. Обеспечение деятельности как судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов будет осуществляться Судебным департаментом при Верховном Суде.

Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом по гражданским делам, делам по разрешению экономических споров, уголовным, административным и иным делам с 6 августа 2014 г.

Наш адрес: Россия, 400005, Волгоград,
ул. им.7-ой Гвардейской Дивизии, 2

тел. (8442) 23-00-78 e-mail: [email protected] Телефон для справок: (8442) 23-14-54 Телефон доверия: (8442) 23-47-99 Часы работы: понедельник — четверг
08:00-17:00
обед 13:00-13:48 пятница
08:00-16:00
обед 13:00-13:48 Прием документов: (кроме предпраздничных дней) Кабинет № 117 (1 этаж) понедельник — четверг
08:00-13:00 пятница
08:00-11:00

Смотрите так же:  Вычитают ли подоходный налог с премии

Copyright © 2010-2015, Арбитражный суд Волгоградской области.

Имеют ли право на статус «Труженик тыла» граждане, родившиеся до 1931 г.?

Я живу в Великих Луках. Имеют ли право на статус «Труженик тыла» граждане, родившиеся до 1931 г. (указ 2123 от 10.12.1993 г.)

Труженики тыла — лица, проработавшие в тылу в период с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года не менее шести месяцев, исключая период работы на временно оккупированных территориях СССР, либо награжденные орденами и медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны.

Лица, проработавшие в тылу в период с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года не менее шести месяцев, исключая период работы на временно оккупированных территориях СССР, либо награжденные орденами или медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны, отнесены подпунктом 4 пункта 1 статьи 2 Федерального закона «О ветеранах» к категории ветеранов Великой Отечественной войны.

Реализация мер социальной поддержки лиц, работавших в тылу в период Великой Отечественной войны, осуществляется по предъявлении ими удостоверения единого образца, установленного постановлением Совета Министров СССР от 12 мая 1988 г. № 621 или постановлением Правительства Российской Федерации от 5 октября 1999 г. № 1122. Выдача удостоверения осуществляется по обращению граждан органами, осуществляющими их пенсионное обеспечение либо государственными органами, уполномоченными в соответствии с законодательством субъектов Российской Федерации.

Основанием для выдачи указанного удостоверения являются трудовые книжки, справки архивных учреждений и организаций, подтверждающих факт работы в тылу в период с 22 июня 1941 года по 9 мая 1945 года не менее шести месяцев, исключая период работы на временно оккупированных территориях СССР, либо удостоверения о награждении орденами или медалями СССР за самоотверженный труд в период Великой Отечественной войны. При невозможности документального подтверждения факта работы в тылу в период Великой Отечественной войны, указанный факт может быть установлен в судебном порядке в соответствии со статьей 264 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, в том числе на основании свидетельских показаний.

Основание:

1. Закон Московской области от 23 марта 2006 г. N 36/2006-ОЗ «О социальной поддержке отдельных категорий граждан в Московской области» (для примера, кого относят в субъектах федерации к труженикам тыла).

2. Федеральный закон от 12.01.1995 N 5-ФЗ (ред. от 03.07.2016) «О ветеранах».

То есть соврешенно не важно, когда человек родился, чтобы получить «труженика тыла», галвное, чтобы поапл под дейстивеи указаногов ами документа? А Указ Ельцина от 10.12 93 » 2123 — каасается только вопроса подтверждения стажа работы в годы Великой Отечественной войны, дающего право на повышение пенсии ( повышение пенсии, предусмотренное пунктом «ж» статьи 110 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР», гражданам, родившимся до 31 декабря 1931 г. включительно, производить без истребования доказательств времени работы)?

Эти два документа никак не персекаются или все же пересекаются? Так в чем же разница между «тружеником тыла» и автоматическим подтверждением стажа работы в годы ВОВ для родившихся до 31 декабря 1931 и дающего право на повышение пенсии?

Информация с сайтов администраций:

Кроме того, на федеральном уровне не закреплены льготы для тружеников тыла. Законодатель передал это право субъектам федерации, которые в своих законодательных и иных нормативных актах устанавливают преференции данной категории граждан, т.е. каждый регион устанавливает перечень послаблений и поощрений для тружеников тыла самостоятельно.

Не можете ли вы уточнить: действует ли до сих пор Указ Ельцина от 10.12 93 № 2123 ? Он же не отдан на откуп регионам? Или он уже НЕ действует? Связаны ли региональные подзаконные акты о присвоении «тружденика тыла» и ельцинский указ, или о разных понятиях идет речь? Хоть как-то они пересекаются?

ПЕРЕЧЕНЬ УКАЗОВ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,

УТРАТИВШИХ СИЛУ (Указ Президента РФ от 24.06.2002 N 648)

1. Указ Президента Российской Федерации от 10 декабря 1993 г. N 2121 «О повышении ранее назначенных трудовых пенсий» (Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993, N 50, ст. 4863).

это не тот указ. Утратил силу, как вы пишите № 2121, а тот, про котоырй я говорю, — № 2123. Вроде он-то действует? или я просто не могу найти, что он уже утратил силу.

Утратил силу, еще раз:

ПЕРЕЧЕНЬ УКАЗОВ ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ,

УТРАТИВШИХ СИЛУ (Указ Президента РФ от 24.06.2002 N 648).

1. Указ Президента Российской Федерации от 10 декабря 1993 г. N 2121 «О повышении ранее назначенных трудовых пенсий» (Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993, N 50, ст. 4863).

2. Указ Президента Российской Федерации от 10 декабря 1993 г. N 2123 «О повышении пенсии в соответствии с пунктом «ж» статьи 110 Закона РСФСР «О государственных пенсиях в РСФСР» гражданам, родившимся до 31 декабря 1931 г.» (Собрание актов Президента и Правительства Российской Федерации, 1993, N 50, ст. 4865).

И больше я вам ни чем не помогу, т.к. власти Псковской области, определили, кто такие у них труженики тыла, мне добавить не чего.

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 декабря 2017 г. N 20АП-1931/17

Постановление Двадцатого арбитражного апелляционного суда от 8 декабря 2017 г. N 20АП-1931/17

8 декабря 2017 г.

Дело N А23-3661/2014

Резолютивная часть постановления объявлена 06.12.2017.

В полном объеме постановление изготовлено 08.12.2017.

Двадцатый арбитражный апелляционный суд в составе председательствующего судьи Волковой Ю.А., судей Сентюриной И.Г. и Григорьевой М.А., при ведении протокола судебного заседания секретарем Кондратеня Е.В., при участии до перерыва от ООО «Дария» представителя Медведевой О.В. (доверенность от 20.10.2017), в отсутствии иных заинтересованных лиц, участвующих в деле, извещенных судом о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, рассмотрев в открытом судебном заседании апелляционную жалобу конкурсного управляющего акционерного общества «Дугнинский механический завод» на определение Арбитражного суда Калужской области от 28.02.2017 по делу N А23-3661/2014 (судья Иванова М.Ю.), установил следующее.

В рамках дела N А23-3661/2014 о несостоятельности (банкротстве) открытого акционерного общества «Дугнинский механический завод», внешний управляющий обратился в Арбитражный суд Калужской области с заявлением, в котором просил признать недействительными подозрительные сделки по поставке ООО «Дария» должнику кокса и по оплате ООО «Дария» за должника денежных средств ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА», ООО «Скрэпмаркет» и ОАО «Калужская сбытовая компания».

Определением от 08.06.2016 к участию в обособленном споре привлечены общество с ограниченной ответственностью «Дария», общество с ограниченной ответственностью «МЕТАЛЛКАЛУГА», общество с ограниченной ответственностью «Скрэпмаркет» и открытое акционерное общество «Калужская сбытовая компания».

Ранее общество с ограниченной ответственностью «Дария» обратилось в Арбитражный суд Калужской области к открытому акционерному обществу «Дугнинский механический завод» с заявлением об установлении требования кредитора.

Указанное заявление было принято к производству определением от 10.02.2015 для рассмотрения в процедуре, следующей за процедурой наблюдения.

Определением от 10.05.2016 суд области выделил в отдельное производство требование ООО «Дария» к ОАО «Дугнинский механический завод» в сумме 107 271 рублей, объединив его с заявлением внешнего управляющего ОАО «Дугнинский механический завод» об оспаривании сделок должника с ООО «Дария», ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА» и ООО «Росметалл-нью» для совместного рассмотрения.

Также определением от 29.06.2016 суд объединил требования ООО «Дария» к ОАО «Дугнинский механический завод» в сумме 8 157 525 рублей с заявлением внешнего управляющего ОАО «Дугнинский механический завод» об оспаривании сделок должника с ООО «Дария».

Определениями от 07.09.2016 и от 04.10.2016 суд первой инстанции привлек к участию в обособленном споре арбитражных управляющих Корнюшкина Геннадия Александровича и Кулагина Юрия Юрьевича, а также объединил в одно производство для совместного рассмотрения требование ООО «Дария» к ОАО «Дугнинский механический завод» в сумме 107 271 рублей и заявление конкурсного управляющего ОАО «Дугнинский механический завод» Акиньшина О.А. об оспаривании сделок должника с ООО «Дария», ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА» и ООО «Русметалл» с настоящим требованием ООО «Дария» и заявлением конкурсного управляющего об оспаривании сделок должника.

Определением Арбитражного суда Калужской области от 28.02.2017 в третью очередь реестра требований кредиторов открытого акционерного общества «Дугнинский механический завод» включено требование общества с ограниченной ответственностью «Дария» в сумме основной задолженности 6 294 860 рублей 01 копейка, в удовлетворении остальной части требований ООО «Дария» и требований конкурсного управляющего об спаривании сделок должника отказано.

Не согласившись с принятым судебным актом, конкурсный управляющий Сарычев О.В. обратился в Двадцатый арбитражный апелляционный суд с жалобой, в которой просил обжалуемое определение отменить, удовлетворить требования конкурсного управляющего об оспаривании сделок, отказать ООО «Дария» во включении требований в реестр требований кредиторов ОАО «Дугнинский механический завод». В обоснование своих требований ссылался на то, что доводы, заявленные ранее представителями ОАО «Дугнинский механический завод», не были учтены судом при вынесении данного определения.

ООО «Скрэпмаркет» в отзыве на апелляционную жалобу выразило не согласие с заявленными требованиями о признании подозрительными сделок в отношении оплаты, произведенной ООО «Дария» за ОАО «ДМ3» на расчетный счет ООО «Скрэпмаркет» по п/п N 97 от 17.06.2014 на сумму 80 000 рублей и по п/п N 126 от 29.06.2014 на сумму 193 600 рублей. В обоснование своих возражений ссылалось на основания, изложенные им в отзыве от 27.06.2016, имеющемся в материалах дела.

Определением Арбитражного суда Калужской области от 12.05.2017 (резолютивная часть объявлена 05.05.2017) конкурсным управляющим ОАО «Дугнинский механический завод» утвержден Корнюшкин Геннадий Александрович.

В письменных объяснениях по апелляционной жалобе конкурсный управляющий Корнюшкин Г.А. просил отменить обжалуемое определение, принять по делу новый судебный акт об удовлетворении требования конкурсного управляющего об оспаривании сделок в полном объеме, полностью отказать ООО «Дария» во включении требований в реестр требований кредиторов ОАО «Дугнинский механический завод». Полагал, что судом первой инстанции не дана надлежащая и полная оценка мнимости сделок, на основании которых заявлены требования ООО «Дария». Обратил внимание, что конкурсный управляющий узнал об оспариваемых сделках от ООО «Дария» в ходе рассмотрения судом требования данного кредитора и не мог знать о них ранее, т.к. документы должника по его деятельности с контрагентами не были переданы конкурсному управляющему руководством должника. По его мнению, пропущенный конкурсным управляющим срок исковой давности необходимо отсчитывать не с даты назначения первоначального конкурсного управляющего, а с учетом разумного срока на получение и анализ информации.

17.10.2017 в материалы дела от ООО «Дария» поступили возражения, подписанные генеральным директором Медведевым А.В., на апелляционную жалобу конкурсного управляющего ОАО «Дугнинский механический завод» (т.13, л. д. 9- 17), в которых общество выразило несогласие с апелляционной жалобой должника, просило обжалуемое определение суда области оставить без изменения, а апелляционную жалобу без удовлетворения.

Обращает внимание, что полномочия лиц, принимавших сырье от заявителя, явствовали из обстановки, в частности из наличия у этих лиц печати ОАО «Дугнинский механический завод», нахождения этих лиц на рабочем месте (ст. 182 ГК РФ). Всё сырье по накладным доставлялось по месту нахождения получателя.

Все накладные содержат данные о наименовании, количестве, цене переданного товара, подпись работника ответчика и оттиск печати.

По мнению ООО «Дария», указанные данные в накладных являются достаточными для того, чтобы подтвердить факт передачи товара и признать накладные доказательством передачи товара. Конкурсный управляющий должника не заявил о фальсификации доказательств в соответствии со ст. 161 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, следовательно, нет оснований сомневаться в подлинности представленных ООО «Дария» документов. Считает, что в материалах дела отсутствуют документы, позволявшие суду установить обстоятельства, наличие которых является основанием для признания сделки должника недействительной, в том числе сведения о предмете, иных условиях сделок.

В материалы дела 18.10.2017 также поступили пояснения временного управляющего ООО «Дария» Корнюшкина Г.А. (т.13, л. д. 19-22), в которых он сообщает, что определением Арбитражного суда Калужской области от 17.07.2017 (резолютивная часть) по делу N А23-2351/2017 в отношении общества с ограниченной, ответственностью «ДАРИЯ» (ИНН 4027106530, ОГРН 114027006994, адрес: 248001, Калужская область, г.Калуга, ул.Кирова, д.57б) введена процедура банкротства — наблюдение. Временным управляющим утвержден Корнюшкин Геннадий Александрович.

Обращает внимание, что до настоящего времени ООО «ДАРИЯ» не представило временному управляющему какие-либо документы и информацию по своей финансово-хозяйственной деятельности, просит суд удовлетворить апелляционную жалобу конкурсного управляющего ОАО «Дугнинскиймеханический завод» в полном объеме.

Определением от 30.10.2017 суд апелляционной инстанции с учетом позиции временного управляющего ООО «Дария» откладывал судебное заседание, предлагал генеральному директору ООО «Дария» Медведеву А. В. представить суду апелляционной инстанции документы, подтверждающие реальность отношений по поставке кокса.

30.10.2017 от генерального директора ООО «Дария» Медведева А.В. поступили объяснения, в которых он сообщает, что книги продаж и покупок имеются в материалах дела N А23-3661/2014 по настоящему обособленному спору. Поясняет также, что поскольку бухгалтерия ООО «Дария» велась ненадлежащим образом, представить копии бухгалтерской отчетности кредитор не имеет возможности. Считает, что погрешности налоговой отчетности не могут быть основанием для признания сделок незаконными.

28.11.2017 от ООО «Дария» поступили аналогичные дополнительные объяснения в отношении отсутствия у него документов бухгалтерской отчетности по поставкам кокса. Считает, что согласно распределения бремени доказывания, обстоятельства, подтверждающие потребность ОАО «Дугнинский механический завод» в коксе, должен доказывать ответчик.

В судебном заседании до перерыва представитель ООО «Дария» возражал против доводов апелляционной жалобы конкурсного управляющего должника, по основаниям, изложенным в возражениях на апелляционную жалобу, поступивших в суд 17.10.2017 (т.13, л. д. 9- 17), с учетом объяснений от 28.11.2017. Полагал, что отношения между ООО «Дария» и ОАО «Дугнинскиймеханический завод» по поставкам подтверждаются товарными накладными, имеющимися в материалах дела N А23-3661/2014 по данному обособленному спору.

Заинтересованные лица, участвующие в деле, извещенные до перерыва о времени и месте судебного заседания надлежащим образом, в суд апелляционной инстанции после перерыва не явились, своих представителей не направили.

В соответствии со статьями 123, 156, 266 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее — АПК РФ) жалоба рассмотрена в отсутствие неявившихся участников обособленного спора в рамках дела о банкротстве, и их представителей, извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания.

Законность и обоснованность обжалуемого судебного акта проверены апелляционной инстанцией в порядке статей 266, 268 АПК РФ.

Изучив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, суд апелляционной инстанции пришел к выводу о наличии оснований, предусмотренных статьей 270 АПК РФ, для изменения судебного акта в силу следующего.

Как следует из материалов дела, ООО «Дария» в обоснование своих требований ссылается на то, что между заявителем (покупатель) и должником (поставщик) был подписан договор поставки N 24 от 24.12.2012 (т.8 «а», л.д. 151), по условиям которого поставщик принял на себя обязательство поставить, а покупатель — принять и оплатить в порядке и на условиях, определенных данным договором, кувалды и колуны в ассортименте. Передача продукции осуществляется по накладным. Оплата за поставленную продукцию производится покупателем безналичным перечислением на расчетный счет поставщика в течение пяти дней после отгрузки или иным способом по договоренности сторон.

Как указывает ООО «Дария», в 2012 году должник поставил заявителю товар на сумму 10 313 453 руб. 50 коп., а оплата была осуществлена в размере 12 450 000 руб. В 2013 году должник поставил заявителю товар на сумму 14 660 709 руб. 64 коп., а оплата была осуществлена в размере 14 750 000 руб. В 2014 году должник поставил заявителю товар на сумму 2 326 442 руб. 50 коп., а оплата была осуществлена в размере 400 000 руб.

Кроме того, ООО «Дария» приобретало для должника и поставляла последнему кокс в 2013 году на сумму 4 235 897 руб. 15 коп. и в 2014 году на сумму 1 941 170 руб. 80 коп.

Также заявитель требования произвел оплату за должника иным лицам в 2014 году в размере 1 980 456 руб. 20 коп.

С учетом вышеизложенного, ООО «Дария» просило включить в реестр требований кредиторов ОАО «Дугнинский механический завод» задолженность в общей сумме 8 456 918 руб. 51 коп. (т. 12 «ж», л.д. 144-154). Последнее уточнение от 15. 12.2016.

На основании пункта 3 статьи 129 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» конкурсный управляющий вправе подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником.

В соответствии с пунктом 1 статьи 61.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в данном законе.

На основании пункта 17 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» в порядке главы III.1 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» (в силу пункта 1 статьи 61.1 данного закона) подлежат рассмотрению требования арбитражного управляющего о признании недействительными сделок должника как по специальным основаниям, предусмотренным указанным законом (статьи 61.2 и 61.3) и иные содержащиеся в этом законе помимо главы III.1 основания), так и по общим основаниям, предусмотренным гражданским законодательством (в частности, по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом Российской Федерации или законодательством о юридических лицах).

Согласно статье 12 Гражданского кодекса Российской Федерации защита гражданских прав может осуществляться путем признания оспоримой сделки недействительной и применения последствий ее недействительности, применения последствий недействительности ничтожной сделки.

В силу статьи 166 Гражданского кодекса Российской Федерации сделка недействительна по основаниям, установленным настоящим Кодексом, в силу признания ее таковой судом (оспоримая сделка) либо независимо от такого признания (ничтожная сделка).

На основании статьи 168 указанного выше кодекса в редакции, действовавшей на момент совершения оспариваемых договоров, сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В обоснование своих требований об оспаривании подозрительных сделок по поставке ООО «Дария» должнику кокса, по оплате ООО «Дария» за должника денежных средств ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА», ООО «Скрэпмаркет» и АО «Калужская сбытовая компания», а также по перечислению денежных средств от ООО «Дария» в адрес должника и от должника в адрес ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА» и ООО «РОСМЕТАЛЛ-НЬЮ» конкурсный управляющий ссылался на пункт 2 статьи 61.2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

В силу пункта 2 статьи 61.2 Федерального закона сделка, совершенная должником в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов, может быть признана арбитражным судом недействительной, если такая сделка была совершена в течение трех лет до принятия заявления о признании должника банкротом или после принятия указанного заявления и в результате ее совершения был причинен вред имущественным правам кредиторов и если другая сторона сделки знала об указанной цели должника к моменту совершения сделки (подозрительная сделка).

Отказывая в удовлетворении требований конкурсного управляющего суд первой инстанций, руководствуясь статьей 32, пунктом 1 статьи 61.3, 129 Закона о банкротстве, статьями 181, 199 ГК РФ, а также, разъяснениями, данными в пункте 32 постановления Пленума ВАС от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», пришел к выводу об отсутствии правовых оснований для признания оспариваемых сделок недействительными по мотиву пропуска заявителем срока исковой давности на предъявление требований.

По мнению суда апелляционной инстанции, указанный вывод суда области соответствует положениям законодательства и материалам дела.

Так, в силу части 1 статьи 223 АПК РФ, пункта 1 статьи 32 Закона о банкротстве дела о банкротстве юридических лиц рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным АПК РФ, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

В силу статьи 168 ГК РФ сделка, не соответствующая требованиям закона или иных правовых актов, ничтожна, если закон не устанавливает, что такая сделка оспорима, или не предусматривает иных последствий нарушения.

В силу пункта 1 статьи 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником или другими лицами за счет должника, могут быть признаны недействительными в соответствии с Гражданским кодексом Российской Федерации, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в Законе о банкротстве.

В статье 61.9 и пункте 3 статьи 129 Закона о банкротстве конкурсному управляющему предоставлено право подавать в арбитражный суд от имени должника заявления о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником.

Из разъяснений, содержащихся в пункте 32 постановления Пленума от 23.12.2010 N 63, следует, что заявление об оспаривании сделки на основании статей 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве может быть подано в течение годичного срока исковой давности (пункт 2 статьи 181 ГК РФ). При этом срок исковой давности по заявлению об оспаривании сделки должника исчисляется с момента, когда первоначально утвержденный конкурсный управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для оспаривания сделки, предусмотренных статьями 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

Таким образом, законодатель связывает начало течения срока исковой давности не только с моментом, когда лицо фактически узнало о нарушении своего права, но и с моментом, когда оно должно было узнать, то есть имело фактическую и юридическую возможность узнать о нарушении права.

При рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. При этом необходимо принимать во внимание, в частности, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под статьи 61.2 или 61.3 Закона о банкротстве.

Оспариваемые сделки были совершены в период с 14.05.2013 по 29.07.2014, то есть в течение трех лет до принятия заявления о признании несостоятельным (банкротом) ОАО «Дугнинский механический завод» определением суда от 31.07.2014.

Смотрите так же:  Указание прокурора пример

Участвующими в деле лицами в суде первой инстанции было заявлено о пропуске арбитражным управляющим срока исковой давности.

Как указано в пункте 32 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 N 63 «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», если утвержденное внешним или конкурсным управляющим лицо узнало о наличии оснований для оспаривания сделки до момента его утверждения при введении соответствующей процедуры (например, поскольку оно узнало о них по причине осуществления полномочий временного управляющего в процедуре наблюдения), то исковая давность начинает течь со дня его утверждения. В остальных случаях само по себе введение внешнего управления или признание должника банкротом не приводит к началу течения давности, однако при рассмотрении вопроса о том, должен ли был арбитражный управляющий знать о наличии оснований для оспаривания сделки, учитывается, насколько управляющий мог, действуя разумно и проявляя требующуюся от него по условиям оборота осмотрительность, установить наличие этих обстоятельств. При этом необходимо принимать во внимание, в частности, что разумный управляющий, утвержденный при введении процедуры, оперативно запрашивает всю необходимую ему для осуществления своих полномочий информацию, в том числе такую, которая может свидетельствовать о совершении сделок, подпадающих под ст. 61.2 или 61.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)». В частности, разумный управляющий запрашивает у руководителя должника и предыдущих управляющих бухгалтерскую и иную документацию должника (п. 2 ст. 126 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)»), запрашивает у соответствующих лиц сведения о совершенных в течение трех лет до возбуждения дела о банкротстве и позднее сделках по отчуждению имущества должника (в частности, недвижимого имущества, долей в уставном капитале, автомобилей и т.д.), а также имевшихся счетах в кредитных организациях и осуществлявшихся по ним операциям и т.п.

Исковая давность по заявлению об оспаривании сделки применяется в силу пункта 2 статьи 199 Гражданского кодекса Российской Федерации по заявлению другой стороны оспариваемой сделки либо представителя учредителей (участников) должника или собственника имущества должника — унитарного предприятия, при этом на них лежит бремя доказывания истечения давности.

В то же время на основании пункта 6 ст. 20.3 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» утвержденные арбитражным судом арбитражные управляющие являются процессуальными правопреемниками предыдущих арбитражных управляющих.

Аналогичная позиция изложена в определении Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 31.07.2013 N ВАС-9166/13.

Из материалов дела следует, что по итогам рассмотрения отчета временного управляющего решением от 17.03.2015 должник признан несостоятельным (банкротом), и в отношении него открыто конкурсное производство. Конкурсным управляющим ОАО «Дугнинский механический завод» определением от 17.03.2015 утверждён Кулагин Юрий Юрьевич.

Впоследствии суд определением от 28.10.2015 освободил Кулагина Ю.Ю. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ОАО «Дугнинский механический завод», новым конкурсным управляющим должника был утвержден Корнюшкин Геннадий Александрович.

Также суд определением от 09.03.2016 прекратил процедуру конкурсного производства в отношении ОАО «Дугнинский механический завод» и перешел к процедуре внешнего управления, утвердив внешним управляющим Корнюшкина Г.А.

Определением от 26.05.2016 внешний управляющий ОАО «Дугнинский механический завод» Корнюшкин Г.А. был освобожден от исполнения своих обязанностей, новым внешним управляющим должника утвержден Акиньшин Олег Алексеевич.

Впоследствии решением от 08.08.2016 суд прекратил процедуру внешнего управления и открыл конкурсное производство в отношении ОАО «Дугнинский механический завод», конкурсным управляющим должника был утвержден Акиньшин О.А.

По ходатайству Акиньшина О.А. определением от 23.01.2017 он был освобожден от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ОАО «Дугнинский механический завод», новым конкурсным управляющим утвержден Сарычев Олег Викторович.

Судом первой инстанции правильно сделан вывод о том, что первоначально утвержденный 17.03.2015 конкурсный управляющий должника ОАО «Дугнинский механический завод» Кулагин Юрий Юрьевич должен был знать об оспариваемой сделке на момент своего утверждения, поскольку на тот момент настоящее требование кредитора ООО «Дария» уже находилось в производстве суда, в материалах дела имелись соответствующие документы, представленные заявителем в обоснование своего требования.

Из материалов дела следует, что заявление ООО «Дария» подавалось еще в процедуре наблюдения. Заявление ООО «Дария» от 23.12.2014 имеется в материалах дела (т. 8, л. д. 3), зарегистрировано судом 09.02.2015.

Поскольку ООО «Дария» был пропущен 30-ти дневный календарный срок с даты опубликования сообщения о введении в отношении должника наблюдения, то определением Арбитражного суда Калужской области от 10.02.2015 заявление кредитора принято к производству для рассмотрения в процедуре конкурсного производства.

С момента утверждения первоначального конкурсного управляющего Кулагина Юрия Юрьевича (17.03.2015), последний, как и последующие арбитражные управляющие, располагали сведениями о произведенных платежах, поскольку имели возможность получить данные сведения из выписки по счету должника.

Согласно пункту 2 статьи 129 Закона о банкротстве подача в арбитражный суд от имени должника заявлений о признании недействительными сделок и решений, а также о применении последствий недействительности ничтожных сделок, заключенных или исполненных должником входит в обязанности конкурсного управляющего.

Таким образом, поскольку заявления о признании сделок должника недействительными поданы арбитражным управляющим 24.03.2016 и 01.06.2016 (т. 8 «г» л. д. 6, 46; т. 12 «г» л. д. 3-8), а первоначальный конкурсный управляющий был утвержден судом 17.03.2015, суд первой инстанции правильно сделал вывод о том, что в данном случае имеет место пропуск срока исковой давности.

Согласно пункту 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29.09.2015 N 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» суд первой инстанции истечение срока исковой давности является самостоятельным основанием для отказа в иске (абз. 2 п. 2 ст. 199 Гражданского кодекса Российской Федерации). Если будет установлено, что сторона по делу пропустила срок исковой давности и не имеется уважительных причин для восстановления этого срока для истца — физического лица, то при наличии заявления надлежащего лица об истечении срока исковой давности суд вправе отказать в удовлетворении требования только по этим мотивам, без исследования иных обстоятельств дела.

Конкурсные управляющие в период осуществлениям ими своих обязанностей действуя разумно и осмотрительно, могли узнать о наличии оснований для оспаривания сделок.

В данном случае разъяснения пункта 32 постановления Пленума ВАС РФ от 23.12.2010 N 63 не отменяют процессуальных прав и обязанностей конкурсного управляющего как лица, участвующего в деле о банкротстве должника, осуществлять в порядке статьи 41 АПК РФ действия по ознакомлению с материалами судебных дел, возбужденных в участием должника до введения процедуры конкурсного производства, в т. ч., при неполучении истребуемых документов от руководителя, ознакомиться с содержанием судебных актов, размещенных в сети Интернет в общедоступной автоматизированной информационной системе «Картотека арбитражных дел», или своевременно обратиться в суд с ходатайством об истребовании соответствующих документов, при наличии доказательств невозможности их получения.

Таким образом, действуя разумно и осмотрительно, конкурсный управляющий должника имел реальную возможность еще в 2015 году узнать о наличии оснований для оспаривания сделок должника, проанализировав операции по расчетному счету должника, ознакомиться с материалами дела N А23-3661/2014, в том числе с требованием ООО «Дария» и документами, представленными кредитором, в обоснование своего требования к должнику.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно отказал конкурсному управляющему в его требовании об оспаривании сделок по оплате ООО «Дария» за должника денежных средств ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА», ООО «Скрэпмаркет» и АО «Калужская сбытовая компания», а также по перечислению денежных средств от ООО «Дария» в адрес должника и от должника в адрес ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА» и ООО «РОСМЕТАЛЛ-НЬЮ» по специальным основаниям Закона о банкротстве (пункт 2 статьи 61.2 Закона) в связи с пропуском срока исковой давности.

Кроме того, в обоснование своего требования о признании недействительными сделок по поставке ООО «Дария» должнику кокса арбитражный управляющий в суде первой инстанции ссылался на имеющиеся у него сомнения в отношении реальности данных поставок, указывал на имеющиеся у него сомнения в отношении данных поставок (его заявление от 01.06.2016, т. 12 «г», л. д. 3-7).

Высказывая данные сомнения, конкурсный управляющий приводил следующие обоснования:

-задолженность перед ООО «Дария» по поставке кокса не отражена в бухгалтерской документации ОАО «Дугнинский механический завод»;

-отсутствуют какие-либо договоры между кредитором и должником на поставку кокса;

-оплата на протяжении двух лет после поставки кокса не производилась, требований по оплате со стороны ООО «Дария» в адрес должника не направлялось.

С учетом изложенного, конкурсный управляющий в заявлении об оспаривании сделок должника от 01.06.2016, не требуя признания товарных накладных по поставке кокса мнимыми сделками на основании пункта 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации, обращал внимание суда на отсутствие факта реальности поставки кокса, создание видимости такой поставки по следующим товарным накладным ООО «Дария» по поставке кокса в адрес ОАО «Дугнинский механический завод»: по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 3 от 14.05.2013 г. на сумму 78 408 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 1 от 15.05.2013 г. на сумму 66 844,05 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 2 от 17.05.2013 г. на сумму 71 496,20 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 4 от 20.05.2013 г. на сумму 80 265 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 18 от 20.05.2013 г. на сумму 65 326 руб.; поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 5 от 24.05.2013 г. на сумму 70 100 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 6 от 27.05.2013 г. на сумму 73 210 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 7 от 31.05.2013 г. на сумму 68 600 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 8 от 03.06.2013 г. на сумму 68 233 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 9 от 04.06.2013 г. на сумму 80 065,95 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 10 от 04.06.2013 г. на сумму 85 697,50 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 12 от 13.06.2013 г. на сумму 64 828 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 11 от 14.06.2013 г. на сумму 73 699,85 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 13 от 17.06.2013 г. на сумму 84 228,40 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 14 от 20.06.2013 г. на сумму 93 043 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 15 от 24.06.2013 г. на сумму 17 974 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 16 от 25.06.2013 г. на сумму 69 537,40 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 17 от 26.06.2013 г. на сумму 79 040 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 19 от 28.06.2013 г. на сумму 87 411,45 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 20 от 02.07.2013 г. на сумму 72 475,60 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 21 от 05.07.2013 г. на сумму 76 638,05 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 22 от 09.07.2013 г. на сумму 95 246,65 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 23 от 12.07.2013 г. на сумму 77 372,60 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 24 от 18.07.2013 г. на сумму 77 617,45 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 25 от 19.07.2013 г. на сумму 78 841,70 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 26 от 19.07.2013 г. на сумму 72 965,30 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 27 от 29.07.2013 г. на сумму 79 576,25 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 28 от 01.08.2013 г. на сумму 80 555,65 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 29 от 01.08.2013 г. на сумму 84 962,95 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 30 от 07.08.2013 г. на сумму 75 168,95 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 31 от 09.08.2013 г. на сумму 75 658,65 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 32 от 15.08.2013 г. на сумму 82 269,60 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 33 от 20.08.2013 г. на сумму 79 821,10 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 23 от 12.07.2013 г. на сумму 300 000 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 34 от 23.08.2013 г. на сумму 76 882,90 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 35 от 29.08.2013 г. на сумму 70 761,65 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 36 от 02.09.2013 г. на сумму 79 086,55 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 37 от 09.09.2013 г. на сумму 78 841,70 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 38 от 11.09.2013 г. на сумму 77 862,30 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 39 от 16.09.2013 г. на сумму 85 697,50 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 40 от 19.09.2013 г. на сумму 83 738,70 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 41 от 23.09.2013 г. на сумму 76 393,20 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 42 от 25.09.2013 г. на сумму 76 638,05 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 51 от 01.10.2013 г. на сумму 82 269,60 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 43 от 04.10.2013 г. на сумму 78 107,15 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 44 от 08.10.2013 г. на сумму 77 372,60 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 130/1 от 15.10.2013 г. на сумму 74 679,25 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 133/1 от 15.10.2013 г. на сумму 82 514,45 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 133/2 от 21.10.2013 г. на сумму 81 045,35 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 135/1 от 28.10.2013 г. на сумму 75 658,65 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладнойN 138/1 от31.10.2013 г. на сумму 78 596,85 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 138/2 от 31.10.2013 г. на сумму 79 331,40 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 139/1 от 07.11.2013 г. на сумму 87 411,45 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 140/1 от 13.11.2013 г. на сумму 76 393,20 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 145/1 от 02.12.2013 г. на сумму 85 942,35 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 147/1 от 05.12.2013 г. на сумму 83 493,85 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 8 от 14.02.2014 г. на сумму 83 493,85 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 9 от 14.02.2014 г. на сумму 80 800,50 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 11 от 19.02.2014 г. на сумму 80 555,65 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 12 от 20.02.2014 г. на сумму 86 921,75 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 15 от 26.02.2014 г. на сумму 94 267,25 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 19 от 04.03.2014 г. на сумму 90 594,50 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 20/1 от 07.03.2014 г. на сумму 80 065,95 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 21/1 от 14.03.2014 г. на сумму 79 821,10 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 22/1 от 20.03.2014 г. на сумму 76 393,20 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 22/2 от 20.03.2014 г. на сумму 74 679,25 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 31 от 04.04.2014 г. на сумму 71 985,90 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 34/1 от 17.04.2014 на сумму 91 329,05 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 35/1 от 21.04.2014 г. на сумму 71 006,50 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 40 от 29.04.2014 г. на сумму 69 537,40 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 42 от 07.05.2014 г. на сумму 75 413,80 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 56 от 06.06.2014 г. на сумму 90 839,35 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 57 от 11.06.2014 г. на сумму 82 024,75 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 61 от 20.06.2014 г. на сумму 96 470,90 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 64 от 24.06.2014 г. на сумму 67 823,45 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 65 от 01.07.2014 г. на сумму 66 599,20 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 66 от 04.07.2014 г. на сумму 64 150,70 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 67 от 08.07.2014 г. на сумму 62 436,75 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 71/1 от 11.07.2014 г. на сумму 57 784,60 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 75 от 23.07.2014 г. на сумму 71 985,90 руб.; по поставке ООО «Дария» в адрес ОАО «ДМ3» кокса по товарной накладной N 79 от 29.07.2014 г. на сумму 74 189,55 руб.

Не соглашаясь с конкурсным управляющим, суд мотивировал судебный акт тем, что ООО «Дария» в материалы дела представлены подписанные сторонами и скрепленные печатями товарные накладные на поставку кокса. Кроме того, суд области принял во внимание пояснения свидетеля Крашенинникова Е.В., согласно которым отношения должника с ООО «Дария» были длительными, имелась задолженность перед указанным лицом, которая постепенно увеличивалась, оплата за полученный от ООО «Дария» кокс и металл производилась готовой продукцией по договоренности сторон.

Суд пришел к выводу о том, что факт не отражения задолженности по оплате за поставленный кокс в бухгалтерской отчетности (в том числе в связи с ее ненадлежащим оформлением и ведением) или в актах сверок взаимных расчетов не свидетельствует об отсутствии факта таких поставок, отметив, что спорный товар должнику был необходим непосредственно для ведения его основной производственной деятельности.

По мнению суда, арбитражным управляющим в нарушение части 1 статьи 65 АПК РФ не доказан факт того, что все 81 сделка по поставке кокса, совершенные в период с 14.05.2013 по 29.07.2014 являются мнимыми и фактически поставка товара не осуществлялась.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с данными выводами суда первой инстанции исходя из следующего.

Как следует из последнего уточненного требования ООО «Дария» от 15.12.2016 (т.12 «ж», л. д. 144-154) поставка кредитором кокса в адрес ОАО «Дугнинский механический завод» осуществлялась по устной договоренности между сторонами. В обоснование своей позиции общество в материалы дела представило соответствующие товарные накладные на поставку кокса, которые у конкурсного управляющего вызывали сомнения на предмет реальности осуществления поставок кокса.

Согласно п. 1 ст. 223 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» дела о несостоятельности (банкротстве) рассматриваются арбитражным судом по правилам, предусмотренным настоящим Кодексом, с особенностями, установленными федеральными законами, регулирующими вопросы несостоятельности (банкротства).

В соответствии с правовой позицией, изложенной в п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве», при установлении требований в деле о банкротстве не подлежит применению часть 3.1 статьи 70 АПК РФ, согласно которой обстоятельства, на которые ссылается сторона в обоснование своих требований, считаются признанными другой стороной, если они ею прямо не оспорены или несогласие с такими обстоятельствами не вытекает из иных доказательств, обосновывающих представленные возражения относительно существа заявленных требований; также при установлении требований в деле о банкротстве признание должником или арбитражным управляющим обстоятельств, на которых кредитор основывает свои требования (часть 3 статьи 70 АПК РФ), само по себе не освобождает другую сторону от необходимости доказывания таких обстоятельств.

Смотрите так же:  Прения адвоката по особому порядку

Таким образом, отсутствие возражений со стороны должника не дает кредитору преимущественного права на включение требований в реестр, он обязан подтвердить основания заявленного требования.

Сложившаяся судебная практика исходит из того, что, проверяя действительность сделки, послужившей основанием для включения требований ответчика в реестр требований кредиторов, исходя из доводов о наличии признаков мнимости сделки и ее направленности на создание искусственной задолженности кредитора, суд должен осуществлять проверку, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по поставке. Целью такой проверки является установление обоснованности долга, возникшего из договора, и недопущение включения в реестр необоснованных требований, поскольку такое включение приводит к нарушению прав и законных интересов кредиторов, имеющих обоснованные требования, а также должника и его учредителей (участников) (определение Верховного Суда Российской Федерации от N 305-ЭС16-2411 от 25.07.2016).

По мнению ООО «Дария» представленные в материалы дела товарные накладные содержат все необходимые реквизиты, позволяющие установить факт передачи товара от поставщика к покупателю, количество и наименование товара, а также его стоимость. Кроме того, кредитор ссылался на отсутствие возражений участников сделки, на отсутствие спора по поставке кокса, подписание товарных накладных от имени ОАО «Дугнинский механический завод» бывшим генеральным директором, на проставление печати должника на всех товарных накладных.

Проанализировав представленные товарные накладные, суд апелляционной инстанции приходит к выводу, что представленные в материалы дела товарные накладные не являются подтверждением правоотношений по поставке кокса должнику.

Согласно позиции ОАО «Дария» поставка кокса была осуществлена в адрес должника по устной договоренности между двумя обществами, отдельного договора на поставку кокса не заключалось.

Между тем, как следует из Устава ОАО «Дугнинский механический завод» (т.8 «а», л. д. 101-108) основным и единственным видом деятельности должника являлся «Обработка отходов и лома черных металлов».

ООО «Дария» не смогло обосновать суду апелляционной инстанции потребность ОАО «Дугнинский механический завод» в коксе при осуществлении им деятельности, связанной с обработкой отходов и лома черных металлов.

В связи с изложенным, вывод суда первой инстанции о том, что кокс был необходим должнику в его производственной деятельности не подтверждается материалами дела.

Согласно пункту 13 «Обзора судебной практики по вопросам, связанным с участием уполномоченных органов в делах о банкротстве и применяемых в этих делах процедурах банкротства» (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 20.12.2016) при наличии возражений, мотивированных тем, что лежащая в основе требования сделка направлена на создание искусственной задолженности, суд в силу положений статей 71, 100 Закона о банкротстве должен осуществить проверку обоснованности такого требования, следуя принципу установления достаточных доказательств наличия или отсутствия фактических отношений по сделке, в данном случае — отношений по поставке товаров.

Целью такой проверки является недопущение включения в реестр необоснованных требований, что в ситуации недостаточности имущества должника приводило бы к нарушению прав и законных интересов кредиторов, конкурирующих между собой за получение удовлетворения требований, а также должника и его учредителей (участников), законный интерес которых состоит в наиболее полном и справедливом погашении долгов.

При наличии возражений о невозможности исполнения договора (нереальности поставки) и представлении в материалы дела подтверждающих эти возражения косвенных доказательств на заявившее требование лицо, согласно части 1 статьи 65 АПК РФ, возлагается бремя опровержения сомнений в исполнении сделки.

К числу доказательств, ставящих под сомнение исполнение сделки, согласно статье 75 АПК РФ могут быть отнесены документы, указывающие, в частности, на:

-невозможность реального осуществления должником и (или) его контрагентом операций исходя из времени, места нахождения имущества или объема материальных ресурсов, необходимых для производства товаров, выполнения работ или оказания услуг;

-отсутствие необходимых условий для достижения результатов соответствующей экономической деятельности ввиду того, что не имелось в наличии должных управленческого или технического персонала, основных средств, производственных активов, складских помещений, транспортных средств;

-совершение операций с товаром, который не производился или не мог быть произведен в объеме, указанном налогоплательщиком в документах бухгалтерского учета;

— отсутствие информации о совершенных в рамках данного договора хозяйственных операциях в бухгалтерском и налоговом учете и отчетности поставщика (заявителя по обособленному спору), невозможностью поставки товаров в связи с отсутствием сведений об их складировании, условиях хранения, перевозки и принятия должником, а также отсутствием разумных экономических причин (целей делового характера) в приобретении данных товаров должником исходя из фактически осуществляемых им видов деятельности.

Как указано в пункте 13 рассматриваемого Обзора отклонение мотивированных сомнений в реальности сделки согласно части 5 статьи 71 АПК РФ не может быть оправдано лишь тем, что заявивший требование кредитор представил минимальный набор документов, указывающих на исполнение сделки, не раскрыв при этом с достаточной полнотой все существенные обстоятельства ее заключения и исполнения.

Кроме вышеуказанных товарных накладных на поставку товара (кокса), который не был необходим должнику в его хозяйственной деятельности исходя из его уставных документов, иные документы, подтверждающие наличие таких правоотношений (складские документы, товарно-транспортные документы, расшифровки к бухгалтерскому балансу, путевые листы, подтверждающие фактическую поставку товара, в том числе кокса (перевозился тоннами), счета фактуры, копии бухгалтерской отчетности за период с 2013 по 2014 годы с отметкой налогового органа, копии налоговых деклараций за период с 2013 по 2014 годы с отметкой налогового органа, копии книг продаж и покупок за период с 2013 по 214 годы с отметкой налогового органа, документы, подтверждающие потребность ОАО «Дугнинскиймеханический завод» в коксе (основной вид деятельности должника — «Обработка отходов и лома черных металлов») кредитором в материалы дела не представлены.

Из письменных пояснений от 28.11.2017 ООО «Дария» следует, что поскольку бухгалтерия общества велась ненадлежащим образом, кредитор не может представить копии бухгалтерской отчетности в отношении поставок в адрес ОАО «Дугнинский механический завод», а погрешности налоговой отчетности не могут быть основанием для признания сделок незаконными.

Суд апелляционной инстанции не может согласиться с такой позицией ООО «Дария», поскольку как указано в пункте 13 Обзора при наличии возражений о невозможности исполнения договора (нереальности поставки) и представлении в материалы дела подтверждающих эти возражения косвенных доказательств на заявившее требование лицо, согласно части 1 статьи 65 АПК РФ, возлагается бремя опровержения сомнений в исполнении сделки.

Суд апелляционной инстанции отклоняет возражения ООО «Дария» о том, что в материалы дела последним были представлены книги продаж и покупок (т. 8 «г»), поскольку данный документ в отсутствие иных запрошенных судом апелляционной инстанции у ООО «Дария» первичных документов, документов бухгалтерского и налогового учета, не может подтвердить реальность оспариваемых конкурсным управляющим должника поставок кокса. Книга продаж подписана генеральным директором ООО «Дария», что в отсутствие иных перечисленных документов, вызывает обоснованные сомнения.

Апелляционный суд также принимает во внимание поступившую в суд письменную позицию временного управляющего ООО «Дария» Корнюшкина Г.А. (т.13, л. д. 19-22), из которой следует, что ООО «ДАРИЯ» не представило временному управляющему какие-либо документы и информацию. Согласно представленной информации из Пенсионного фонда и Фонда социального страхования — ООО «ДАРИЯ» на протяжении всей деятельности имело одного работника, в ходе процедуры наблюдения имущество у ООО «ДАРИЯ» не выявлено, а показатели финансово-хозяйственной деятельности ООО «Дария» за период с 2013 по 2015 год согласно финансовой отчетности должника в части дебиторской и кредиторской задолженности, наличия запасов — опровергает указываемые ООО «ДАРИЯ» показатели и обстоятельства.

Суд апелляционной инстанции также обращает внимание, что согласно имеющихся в материалах дела товарных накладных ООО «Росметалл-нью» по поставке в адрес ОАО «Дугнинскиймеханический завод» лома черных металлов в период с 10.06.2013 по 03.10.2013 (т.12 «е», л. д. 96-117) и ООО «МеталлКалуга» по поставке в адрес ОАО «Дугнинский механический завод» отходов черных металлов 17А в период с 13.06.2013 по 02.09.2013 (т.12 «д», л. д. 11-19), т.е. в тот же период, что и ООО «Дария», весь поставленный в адрес должника товар поставлялся на склад и принимался заведующей складом Куликовой Н.В., в отличие от поставок ООО «Дария» в эти же даты кокса, который принимается согласно товарным накладным лично руководителем должника.

На данное обстоятельство было обращено конкурсным управляющим ОАО «Дугнинский механический завод» в суде первой инстанции, однако суд первой инстанции не дал в судебном акте данным возражениям никакой оценки.

Опрошенный в суде первой инстанции в качестве свидетеля генеральный директор должника не смог пояснить приемку товара в одни и те же дни от разных поставщиков разными представителями должника.

В бухгалтерской отчетности ОАО «Дугнинский механический завод» задолженность предприятия пред ООО «Дария» по поставке кокса никогда не отражалась, ООО «Дария» с момента осуществления поставок кокса в адрес должинка об оплате никогда не обращалось, на что обращалось внимание конкурсным управляющим должника в суде первой инстанции.

Поскольку требования ООО «Дария» заявлены только в процедуре банкротства, признание их обоснованными и включение в реестр требований кредиторов наделяет ООО «Дария» статусом конкурсного кредитора, со всеми предусмотренными ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» правами. Размер заявленных требований является существенным, что позволило бы кредитору оказывать влияние на ход процедуры банкротства.

Именно на недопущение подобных злоупотреблений направлена правовая позиция п. 26 постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2012 N 35 «О некоторых процессуальных вопросах, связанных с рассмотрением дел о банкротстве».

Суду необходимо исходить из того, что при наличии обстоятельств, очевидно указывающих на мнимость сделки, либо доводов сторон о мнимости сделки, установление только тех обстоятельств, которые указывают на формальное исполнение сделки, явно недостаточно.

Сложившаяся судебная практика исходит из того, что фиктивность мнимой сделки заключается в том, что у сторон отсутствует цель достижения согласованных формальных результатов. Их волеизъявление не совпадает с их внутренней волей, а истинные цели сделки не соответствуют формально отраженным целям в договоре.

Применительно к процедурам банкротства реальной целью мнимой сделки может быть искусственное создание задолженности, наличие которой приводит кредитора к преимущественному положению относительно других участников дела о банкротстве. Как правило, такие требования представляют собой существенную задолженность, размер которой мог бы повлиять на ход процедуры банкротства.

В рассматриваемом случае кредитором не доказано наличие правоотношений по оспариваемым конкурсным управляющим должника вышеуказанным товарным накладным ООО «Дария» по поставке кокса в адрес ОАО «Дугнинский механический завод».

Указанные обстоятельства не позволяют принять во внимание в качестве доказательств поставки товарные накладные ООО «Дария» в адрес ОАО «Дугнинский механический завод» по поставке кокса, представляющие собой минимальный набор документов, указывающих, по мнению кредитора, на исполнение сделки, не раскрывая при этом с достаточной полнотой все существенные обстоятельства по фактической потребности должника в коксе, реальности исполнения сторонами таких поставок.

С четом изложенного, апелляционный суд считает неправильными выводы суда области о реальности поставок ООО «Дария» в адрес должника кокса по вышеперечисленным товарным накладным. Данные выводы суда существенно повлияли на дальнейшее рассмотрение судом требования ООО «Дария» о включении задолженности ОАО «Дугнинский механический завод» в реестр требований кредиторов должника исходя из следующего.

Как следует из представленных доказательств, в период с 14.05.2013 по 29.07.2014 ООО «Дария» поставляло должнику товар. При этом заявитель ссылается на подписанные сторонами товарные накладные.

Арбитражным управляющим в суде области заявлено о пропуске срока исковой давности по товарной накладной N 61 от 20.03.2006 (т. 8 «а», л. д. 93).

Между тем, судом области справедливо отмечено, что указанная дата является опечаткой в части указания года (вместо 2014, указан — 2006), поскольку, как следует из представленных документов, отношения между сторонами фактически сложились с 2012 года.

Кроме того, ООО «Дария» было зарегистрировано в качестве юридического лица только 02.12.2011, в связи с чем поставка в 2006 году осуществляться не могла. При этом, в деле имеются накладная N 57 от 11.06.2014 и N 64 от 24.06.2014 (т. 8а л.д. 92, 94).

Выводы суда в отношении подписания спорных товарных накладных на поставку кокса не имеют правового значения, поскольку совокупность имеющихся в материалах дела доказательств, о которых указано выше, не подтверждает реальность осуществления ООО «Дария» в адрес должника поставок кокса.

С учетом изложенного, при определении общего размера задолженности ОАО «Дугнинский механический завод» перед ООО «Дария» суд первой инстанции не должен был учитывать имеющуюся, по мнению кредитора, задолженность по поставке им кокса в 2013 году на общую сумму 4 235 897 рублей 15 копеек и в 2014 году на общую сумму 2 326 442 рублей 50 копеек (последнее уточнение ООО «Дария» от 15.12.2016 (т.12 «ж», л. д. 144-154).

В обоснование представленного требования ООО «Дария» также ссылалась на произведенные за должника оплаты третьим лицам — ОАО «Калужская сбытовая компания», ООО»МЕТАЛЛКАЛУГА», ООО «Скрэпмаркет» (т. 8а, л. д. 105-135). В качестве оснований для оплаты заявителем представлены письма должника (т. 8а, л. д. 136-145).

Факт получения денежных средств и учет их в счет обязательств ОАО «Дугнинский механический завод» подтвержден письменными отзывами ОАО «Калужская сбытовая компания» и ООО «Скрэпмаркет». Данные денежные средства фактически являются неосновательным обогащением должника в силу статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В то же время, исходя из письменных пояснений ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА», судом установлено, что поступившие от ООО «Дария» спорные денежные средства не были отнесены в счет взаиморасчетов с ОАО «Дугнинский механический завод», по данному вопросу проводится бухгалтерская проверка (т. 12ж л.д. 1). Кроме того, при установлении требования кредитора ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА» в рамках настоящего дела (определения от 24.12.2014 и от 16.10.2015) спорные суммы оплаты не были учтены ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА» при расчете заявленных требований, задолженность в полном объеме включена в реестр требований кредиторов ОАО «Дугнинский механический завод» без учета поступивших от ООО «Дария» денежных средств. Заявление об исключении данных сумм из реестра требований кредиторов от ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА» в суд не поступало.

С учетом изложенного, суд первой инстанции правомерно при определении общего размера требований ООО «Дария» к должнику исключил суммы перечислений денежных средств ООО «Дария» в пользу кредитора должника- ООО «МеталлКалуга» по следующим платежным поручениям: N 95 от 16.06.2014 на 226 856 рублей 20 копеек, N 104 от 26.06.2014 на 210 000 рублей, N 109 от 04.07.2014 на 180 000 рублей, N 115 от 10.07.2014 на 190 000 рублей, N 119 от 16.07.2014 на 200 000 рублей, а всего на общую сумму 1 006 856 рублей 20 копеек.

Судом справедливо отмечено, что в письмах должника на перечисление денежных средств ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА», представленных в материалы дела ООО «Дария», не указаны реквизиты для оплаты, не указан получатель денежных средств, имеются ссылки на счета, которые суду представлены не были (т. 8а л.д. 138, 140-142). Письмо об оплате ООО «МЕТАЛЛКАЛУГА» денежных средств в сумме 180 000 руб. отсутствует.

В отношении требований ООО «Дария» по задолженности ОАО «Дугнинский механический завод» перед ним в связи с произведенными кредитором по долгам ОАО «Дугнинский механический завод» перечислениями денежных средств в пользу ОАО «Калужская сбытовая компания» на сумму 700 000 рублей и ООО «Скрэпмаркет» на сумму 273 600 рублей суд первой инстанции правомерно пришел к выводу о подтвержденности данного требования имеющимися в материалах дела доказательствами.

Оплата ООО «Дария» за должника в пользу ОАО «Калужская сбытовая компания», а также долг перед сбытовой организацией подтверждается следующими документами: договором на поставку электрической энергии по одноставочному тарифу от 26.11.2014 N 40, заключенном между ОАО «ДМЗ» и ОАО «Калужская сбытовая компания» и дополнительными соглашениями к договору (т.12 е, л. д. 19-26); ведомостью потребления энергии ОАО «ДМЗ» за февраль — апрель 2014 года (т. 12 е, л. д. 31-37); выпиской по лицевому счету ОАО «Калужская сбытовая компания от 26.05.2014 и от 28.05.2014, подтверждающей поступление денежных средств от ООО «Дария» в общей сумме 700 000 рублей согласно писем от 26.05.2014 (т. 12 е, л. д. 29-31).

Оплата ООО «Дария» за должника в пользу ООО «Скрэпмаркет», а также долг перед данным обществом на сумму 273 600 рублей, подтверждается следующими документами: договором от 09.12.2013 N 108/С, заключенным между ОАО «ДМЗ» и ООО «Скрэпмаркет» на поставку ООО «Скрэпмаркет» в пользу должника лома и отходов цветного металла с дополнением к нему и спецификацией к договору (т.12 д, л. д. 158-162); товарными накладными на поставку товара ООО «Скрэпмаркет» в пользу ОАО «ДМЗ» на основании договора ( т.12 д, л. д. 163-167); счетами на оплату ООО «Скрэпмаркет» в пользу ОАО «ДМЗ» от 04.06.2014 N 40 на 88 000 рублей за поставку лома чугунного и от 28.07.2014 N 49 на 193 600 рублей за поставку лома чугунного (т.12, л. д. 168-169), платежными поручениями ОАО «ДМЗ» N 97 от 17.06.2014 на 80 000 рублей, где имеется ссылка на счет N 40 и от 29.07.2014 N 126 на 193 600 рублей, где имеется ссылка на счет N 49 ( т.12, л. д. 170-171).

С учетом изложенного общий размер требований ООО «Дария», который подлежал включению в реестр требований кредиторов должника исходя из последнего уточненного расчета кредитора от 15.12.216 (т. 12 «ж») составляет 1 272 994 рубля 36 копеек = (поставка должника в адрес ООО «Дария» в период с 2012 по 2014 годы товара на общую сумму 27 300 605 рублей 64 копейки и оплаты ООО «Дария» в адрес должника на сумму 27 600 000 рублей, в том числе в пользу ООО «Скрэпмаркет» и ОАО «Калужская сбытовая компания» по задолженности ОАО «ДМЗ» перед данными обществами на общую сумму 973 600 рублей).

Согласно статье 2 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» денежным обязательством является обязанность должника уплатить кредитору определенную денежную сумму по гражданско-правовой сделке и (или) иному предусмотренному Гражданским кодексом Российской Федерации основанию.

В силу п. 1 ч. 1 ст. 8 Гражданского кодекса Российской Федерации гражданские обязанности возникают, в том числе, из договоров.

С учетом изложенного, суд апелляционной инстанции признает подтвержденным имеющими в деле доказательствами требование ООО «Дария» в размере 1 272 994 рубля 36 копеек.

Согласно ст. 134 Федерального закона от 26.10.2002 N 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» рассматриваемое требование подлежит включению в третью очередь реестра требований кредиторов должника.

В удовлетворении остальной части заявленных требований апелляционный суд отказывает.

Определение Арбитражного суда Калужской области подлежит изменению в части размера требования ООО «Дария», подлежащего включению в реестр требований кредиторов открытого акционерного общества «Дугнинский механический завод».

Необходимо включить в третью очередь реестра требований кредиторов ОАО «Дугнинский механический завод» требование общества с ограниченной ответственностью «Дария» в сумме основной задолженности в размере 1 272 994 рубля 36 копеек.

В удовлетворении остальной части требований общества с ограниченной ответственностью «Дария» необходимо отказать.

Выводы суда об отказе в требованиях конкурсного управляющего об спаривании сделок должника в связи с пропуском последним годичного срока для предъявления требования об оспаривании подозрительных сделок являются правильными, отмене или изменению не подлежат.

Расходы по уплате государственной пошлины за рассмотрение требований об оспаривании сделок, а также по апелляционной жалобе относятся на должника.

Руководствуясь статьями 266, 268, 269, 270, 271, 272 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Двадцатый арбитражный апелляционный суд

определение Арбитражного суда Калужской области от 28.02.2017 по делу N А23-3661/2014 в части размера требований общества с ограниченной ответственностью «Дария», включенных в третью очередь реестра требований открытого акционерного общества «Дугнинский механический завод» изменить.

Включить в третью очередь реестра требований кредиторов открытого акционерного общества «Дугнинский механический завод», пгт. Дугна Ферзиковского района Калужской области, требование общества с ограниченной ответственностью «Дария», г. Калуга, в сумме основной задолженности в размере 1 272 994 рубля 36 копеек.

В удовлетворении остальной части требований общества с ограниченной ответственностью «Дария», г. Калуга отказать.

В части отказа в требовании конкурсного управляющего открытого акционерного общества «Дугнинский механический завод» об спаривании сделок определение Арбитражного суда Калужской области от 28.02.2017 по делу N А23-3661/2014 оставить без изменения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия.

Постановление может быть обжаловано в Арбитражный суд Центрального округа в течение одного месяца со дня изготовления постановления в полном объеме. В соответствии с частью 1 статьи 275 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации кассационная жалоба подается через арбитражный суд первой инстанции.

Похожие публикации:

  • Космонавтов 60 воронеж нотариус Нотариус Дьякова Ольга Борисовна +7 (499) 577-00-25 доб. 297 – Москва и МО Телефон нотариуса: +7(473)2724411 Адрес: 394055,г.Воронеж,ул.Космонавтов,60. понедельник: 09:00 18:00 вторник: 09:00 18:00 среда: 09:00 18:00 […]
  • Цены на услуги адвокатов в нижнем новгороде Цены на услуги адвокатов в нижнем новгороде 2 Гражданские дела 2.1 Составление искового заявления, ходатайства - 3000 руб. 2.2 Полное участие адвоката во всех судебных заседаниях суда первой инстанции - от 10000 руб. 2.3 Составление […]
  • Государство в системе социально трудовых отношений Закон РФ от 19 июня 1992 г. N 3085-I "О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Закон РФ от 19 июня 1992 г. N 3085-I"О потребительской кооперации […]
  • Кредит с текущими просрочками под залог Кредит с открытыми просрочками под залог недвижимости Кредит с плохой кредитной историей и открытыми просрочками за откат Суммы от 300 000 до 3 000 000,возраст от 21 до 60 лет. Комиссия 10% от суммы по факту получения. Строго без […]
  • Образец заявления формы р15001 Формы Р15001 и Р16001: основания предоставления и порядок заполнения Ликвидационная комиссия После решения о прекращении деятельности организации, учредители (участники), назначают ликвидационную комиссию (ликвидатора) и […]
  • Авансы полученные кредиторская задолженность Кредиторская задолженность - авансы полученные Значок в формулах (акроним): APapr Синонимы: Accounts payable - advance payments received Определение: статья "Авансы полученные" (строка 627) приводится сумма авансов, полученных […]