Кредитный договор притворная сделка

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ МОСКОВСКОГО ГОРОДСКОГО СУДА ОТ 08.07.2013 ПО ДЕЛУ N 11-21202

Обращаем Ваше внимание на то обстоятельство, что данное решение могло быть обжаловано в суде высшей инстанции и отменено

МОСКОВСКИЙ ГОРОДСКОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 8 июля 2013 г. по делу N 11-21202

Судья: Адамова Т.Ю.

Судебная коллегия по гражданским делам Московского городского суда, в составе председательствующего Пильгуна А.С.,
судей Журавлевой Т.Г., Раскатовой Н.Н.
при секретаре П.Н.,
заслушав в открытом судебном заседании по докладу судьи Журавлевой Т.Г.
гражданское дело по апелляционной жалобе представителей истца Р. по доверенности М. и К. на решение Савеловского районного суда г. Москвы от 12 сентября 2012 года, которым постановлено:
В удовлетворении исковых требований Р. к ОАО «Нордеа Банк», Н. о признании кредитного договора недействительной притворной сделкой, применении последствий недействительности сделки, признании договора поручительства ничтожной сделкой — отказать.

Решение Савеловского районного суда г. Москвы от 12 сентября 2012 г. оставить без изменения, апелляционную жалобу представителей истца Р. по доверенности М. и К. — без удовлетворения.

Определение Московского городского суда от 20 июля 2015 г. N 4г-4826/15 (ключевые темы: кредитный договор — вексель — мнимая сделка — притворная сделка — погашение кредита)

Определение Московского городского суда от 20 июля 2015 г. N 4г-4826/15

Судья Московского городского суда Клюева А.И., рассмотрев кассационную жалобу представителя Лазарева К.Г. — Журавлевой Ю.В. по доверенности, поступившую 01 июня 2015 года, на решение Тверского районного суда г. Москвы от 10 сентября 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 марта 2015 года по делу по иску Лазарева К.Г. к ОАО «Смоленский банк» о признании кредитного договора недействительным, признании выдачи простого векселя мнимой сделкой, применении последствий недействительности сделок, по встречному иску ОАО «Смоленский банк» к Лазареву К.Г. о взыскании задолженности по кредитному договору, истребованному 15 июня 2015 года и поступившему в суд кассационной инстанции 30 июня 2015 года,

Лазарев К.Г. обратился в суд с иском к ОАО «Смоленский банк» о признании выдачи простого векселя N *** от 15.07.2011г. на сумму *** руб. мнимой сделкой, признании кредитного договора N *** от 12.07.2011г. притворной сделкой, применении последствий недействительности сделок.

В обоснование заявленных требований истец указал, что 12.07.2011 г., имея в ОАО «Смоленский банк» открытый текущий банковский счет, он обратился к ответчику с целью открытия дополнительного текущего банковского счета физического лица для проведения операций по перечислению денежных средств по оплате своих обязательств по договору участия в долевом строительстве жилого дома. На просьбу истца о неразглашении информации о новом счете и движении денежных средств, ответчиком было предложено оформление кредитного договора без наступления правовых последствий для истца. При этом возврат кредита в случае наступления последствий ответчик обеспечил выданным безвозмездно простым векселем. Сделки по выдаче кредита и купле-продаже векселя, по мнению истца, отвечают всем признакам мнимой и притворной сделок, а именно заключены сторонами с целью создать ложное представление о намерениях сторон и без намерения создать соответствующие правовые последствия, сделки совершены с целью прикрыть другую сделку, а именно перевод собственных денежных средств с текущего счета с целью неразглашения информации о финансовом положении истца.

Не согласившись с заявленными требованиями ОАО «Смоленский банк» в лице конкурсного управляющего Государственной корпорации «Агентство по страхованию вкладов» предъявило встречный иск к Лазареву К.Г. о взыскании задолженности по кредитному договору N*** от 12.07.2011 г. в размере ***, состоящую из суммы основного долга в размере ***руб., процентов по кредиту в размере ***, повышенных процентов за несвоевременное погашение начисленных процентов в размере ***.

Решением Тверского районного суда г. Москвы от 10 сентября 2014 года постановлено:

В удовлетворении исковых требований Лазарева К.Г. к ОАО «Смоленский банк» о признании кредитного договора недействительным, признании выдачи простого векселя мнимой сделкой, применении последствий недействительности сделок — отказать.

Встречные исковые требования ОАО «Смоленский банк» к Лазареву К.Г. о взыскании задолженности по кредитному договору удовлетворить.

Взыскать с Лазарева К.Г. в пользу Открытого акционерного общества «Смоленский банк» задолженность по кредитному договору в размере ***, расходы по уплате государственной пошлины в размере ***, а всего ***.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 марта 2015 года решение Тверского районного суда города Москвы от 10 сентября 2014 года оставлено без изменения.

В кассационной жалобе представитель Лазарева К.Г. — Журавлева Ю.В. по доверенности просит отменить состоявшиеся по делу судебные постановления и направить дело на новое рассмотрение.

15 июня 2015 года судьей Московского городского суда дело истребовано в Московский городской суд.

В соответствии со ст. 387 ГПК РФ основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов.

Таких нарушений судами первой и апелляционной инстанций при рассмотрении данного дела не допущено.

В соответствии со ст. 153 ГК РФ сделками признаются действия граждан и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей.

В силу ч. 3 ст. 154 ГК РФ для заключения договора необходимо выражение согласованной воли двух сторон (двусторонняя сделка) либо трех или более сторон (многосторонняя сделка).

Как установлено положениями ч. 1 и ч. 2 ст. 167 ГК РФ, недействительная сделка не влечет юридических последствий, за исключением тех, которые связаны с ее недействительностью, и недействительна с момента ее совершения.

При недействительности сделки каждая из сторон обязана возвратить другой все полученное по сделке, а в случае невозможности возвратить полученное в натуре (в том числе тогда, когда полученное выражается в пользовании имуществом, выполненной работе или предоставленной услуге) возместить его стоимость в деньгах — если иные последствий недействительности сделки не предусмотрены законом.

Согласно ст. 170 ГК РФ Мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

Исходя из смысла приведенной нормы, для признания сделки мнимой необходимо установить, что на момент совершения сделки стороны не намеревались создать соответствующие условиям этой сделки правовые последствия, характерные для сделок данного вида. При этом обязательным условием признания сделки мнимой является порочность воли каждой из ее сторон. Мнимая сделка не порождает никаких правовых последствий и, совершая мнимую сделку, стороны не имеют намерений ее исполнять либо требовать ее исполнения.

По основанию притворности может быть признана лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю всех участников сделки, т.е. притворная сделка совершается при полном согласии сторон по сделке в данном случае заимодавца и заемщика и фактическая цель сделки заведомо для обеих сторон не совпадает с правовой. Из существа притворной сделки вытекает, что стороны исполнить ее не собирались уже при самом совершении сделки.

Исходя из анализа положений п. 1 ст. 170 ГК РФ, стороны, совершая мнимую сделку, делают это лишь для вида, заранее зная, что она не будет исполнена; по мнимой сделке стороны преследуют иные цели, нежели предусмотрены в договоре, и волеизъявление не совпадает с действительной волей сторон. Соответственно, для признания сделки мнимой необходимо установить, что стороны сделки не намеревались создать соответствующие ей правовые последствия; заключенную сделку стороны фактически не исполняли и исполнять не намеревались; правовые последствия, предусмотренные заключенной сделкой, не возникли.

Из содержания п. 2 ст. 170 ГК РФ также следует, что притворная сделка должна быть совершена между теми же сторонами, что и прикрываемая сделка, то есть для признания сделки притворной юридически значимым обстоятельством является субъектный состав сделок.

Как следует из материалов дела, 12.07.2011 г. между ООО КБ «Смоленский банк» и Лазаревым К.Г. был заключен кредитный договор N ***, в соответствии с условиями которого Банк обязался предоставить Лазареву К.Г. кредит в размере *** руб. с уплатой процентов в размере 13% годовых, а заемщик обязался возвратить кредитору полученный кредит 12.07.2021 г. и уплатить проценты за пользование им в размере, сроки и на условиях договора (л.д. 21-23).

Согласно условиям кредитного договора кредит предоставлен Лазареву К.Г. для оплаты по договору на участие в долевом строительстве жилого дома от 20.06.2011г.; выдача кредита производится единовременно путем зачисления денежных средств на счет заемщика N ***.

12.07.2011 г. между сторонами также был заключен договор N *** текущего банковского счета физического лица, в рамках которого Банк обязался открыть Лазареву К.Г. текущий счет в российский рублях N *** (л.д. 31-32).

15.07.2011 г. Московским филиалом ООО КБ «Смоленский банк» выдал Лазареву К.Г. простой вексель N *** на сумму *** руб. с начислением 13% годовых от даты составления, срок платежа по предъявлению, но не ранее 12 июля 2021 года.

Согласно п. 2.3 договора уплата процентов производится ежемесячно, за полный календарный месяц, не позднее последнего рабочего дня месяца.

Пунктом 2.5 договора определено, что при нарушении сроков возврата кредита, уплаты начисленных процентов заемщик обязан уплатить повышенные проценты в размере 0,3% от суммы задолженности по возврату кредита и/или уплате начисленных процентов, за каждый день задержки платежа.

В соответствии с п. 5.1 кредитного договора кредитор вправе потребовать досрочного возврата кредита и уплаты процентов за время фактического пользования кредитом в случае несоблюдения заемщиком условий настоящего договора.

ОАО «Смоленский банк» свои обязательства по кредитному договору N *** от 12.07.2011 г. выполнил, зачислил на текущий банковский счет Лазарева К.Г. N *** денежные средства в размере *** руб., что подтверждается выпиской по счету и распоряжением бухгалтерии N 1424/07/15-70 от 12.07.2011 г. (л.д. 66, 80).

12.07.2011 г. с текущего счета Лазарева К.Г. N *** ООО *** были перечислены денежные средств в размере *** руб. в счет оплаты по договор ЮН/2-59 на участие в долевом строительстве жилого дома от 20.06.2011 г., что подтверждается платежным поручением N 710 (л.д. 72).

07.08.2012 г. ООО КБ «Смоленский Банк» было реорганизовано в форме преобразования в ОАО «Смоленский Банк», о чём в Единый государственный реестр юридических лиц была внесена соответствующая запись.

В обоснование заявленных требований о признании кредитного договора недействительным Лазарев К.Г. ссылался на то, что денежные средства в размере *** руб. на счет N *** поступили с его личного счета N 45507810800020100241 и были перечислены в счет оплаты по договору долевого участия в строительстве, ни одного платежа по уплате процентов за пользование кредитом Лазарев К.Г. не производил, ответчик самостоятельно вносил платежи по уплате процентов и расписывался за истца в платежных документах с целью поддержания реальности сделки. Также Лазарев К.Г. указал, что при выдаче векселя между сторонами не был заключен договор купли-продажи векселя, акт приема-передачи не составлялся и не подписывался, данный вексель был выдан безвозмездно, с целью произвести взаиморасчет между взаимными обязательствами истца и ответчика при наступлении срока возврата кредита и срока предъявления векселя к платежу.

Возражая против удовлетворения исковых требований Лазарева К.Г., представитель ответчика указывал на то, что счет N *** был открыт истцу в связи с заключением 12.07.2011 г. кредитного договора, с указанного счета денежные средства были перечислены на счет истца N ***, открытый 12.07.2011 г., оплата процентов по кредитному договору производилась через кассу банка, вексель N *** был списан как испорченный 31.05.2011г.

Смотрите так же:  Ренессанс страхование центр урегулирования убытков по осаго

Отказывая в удовлетворении исковых требований Лазарева К.Г., суд первой инстанции пришел к выводу о том, что оснований для их удовлетворения не имеется. При этом, суд первой инстанции исходил из того, что доводы истца о том, что вексель является мнимой сделкой, также как кредитный договор был заключен с целью прикрыть другую сделку, а именно перевод собственных денежных средств с текущего счета, не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства, доказательств наличия умысла хотя бы одной из сторон на заключение сделки с целью, противной основам правопорядка и нравственности, истцом не представлено. Кроме этого, доказательств, свидетельствующих о том, что денежные средства в размере *** руб. являются личными денежными средствами Лазарева К.Г., суду первой инстанции также представлено не было.

Разрешая встречные исковые требования ОАО «Смоленский банк» суд первой инстанции исходил из следующего.

Судом первой инстанции установлено, что Лазарев К.Г. надлежащим образом принятые на себя обязательства не исполняет, кредит не погашает, проценты за пользование кредитом не уплачивает, что самим Лазаревым К.Г. не оспаривалось.

Задолженность Лазарева К.Г. по кредитному договору согласно предоставленного ОАО «Смоленский банк» расчету, составляет ***, из которых *** руб. — сумма основного долга, *** — сумма задолженности по процентам, *** — повышенные проценты за несвоевременное погашение начисленных процентов.

С учетом установленных по делу обстоятельств, суд первой инстанции пришел к выводу о взыскании с Лазарева К.Г. в пользу ОАО «Смоленский банк» задолженности по кредитному договору в размере ***.

Суд первой инстанции указал, что материалами дела достоверно установлено, что оспариваемая истцом сделка (кредитный договор) сторонами фактически исполнена. Денежные средства, в размере, установленном условиями кредитного договора, Лазаревым К.Г. были получены в полном объеме. Цель кредитного договора была достигнута — Банк предоставил Заемщику денежные средства, которые Заемщик направил на оплату по Договору на участие в долевом строительстве жилого дома, что подтверждается платежным поручением N 710 от 12 июля 2011 года (л.д. 72).

Судебная коллегия, проверяя решение суда в апелляционном порядке, с выводами суда первой инстанции согласилась.

Кроме того, представителем ОАО «Смоленский банк» в судебном заседании суда апелляционной инстанции 02 марта 2015 года были представлены копии приходно-кассовых ордеров, подтверждающих внесение Лазаревым К.Г. и его супругой Лазаревой Н.Ю. денежных средств в кассу Московского филиала ООО КБ «Смоленский банк» в счет погашения задолженности по кредитному договору (л.д. 126-150).

При таких обстоятельствах, судебная коллегия отклонила доводы Лазарева К.Г. о том, что вексель был выдан с целью произвести взаиморасчет между взаимными обязательствами истца и ответчика при наступлении срока возврата кредита и срока предъявления векселя к платежу, поскольку заявленные обстоятельства материалами дела не подтверждаются.

Выводы судебных инстанций, в части доводов заявителя, являются правильными, мотивированными и в жалобе по существу не опровергнуты.

В кассационной жалобе заявитель ссылается на то, что вопрос о назначении почерковедческой экспертизы с целью проверки подлинностей подписей Лазарева К.Г. и Лазаревой Н.Ю. на приходно-кассовых ордерах о внесении платежей по кредитному договору судебной коллегией на обсуждение не выносился. Указанные обстоятельства не могут служить основанием для отмены состоявшихся судебных постановлений ввиду следующего.

Из протокола судебного заседания суда апелляционной инстанции (л.д. 151-155) не усматривается, что представителем Лазарева К.Г. — Журавлевой Ю.В. по доверенности заявлялось ходатайство о назначении почерковедческой экспертизы.

В соответствии со ст. 67 ГПК РФ суд оценивает доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает относимость, допустимость, достоверность каждого доказательства в отдельности, а также достаточность и взаимную связь доказательств в их совокупности.

В соответствии с ч. 2 ст. 56 ГПК РФ суд определяет, какие обстоятельства имеют значение для дела, какой стороне надлежит их доказывать, выносит обстоятельства на обсуждение, даже если стороны на какие-либо из них не ссылались.

Кроме того, суд первой инстанции, отказывая в удовлетворении иска Лазарева К.Г. исходил из того, что доводы Лазарева К.Г. о том, что вексель является мнимой сделкой, также как кредитный договор был заключен с целью прикрыть другую сделку, а именно перевод собственных денежных средств с текущего счета, не нашли своего подтверждения в ходе судебного разбирательства.

Таким образом, доводы кассационной жалобы о том, что представители банка самостоятельно вносили денежные средства в счет погашения задолженности по кредитному договору заключенному с Лазаревым К.Г. не могут быть признаны состоятельными, поскольку материалами дела объективно не подтверждены. Представитель Лазарева К.Г. — Журавлева Ю.В. по доверенности в судебном заседании суда апелляционной инстанции указывала на то, что Лазарев К.Г. и Лазарева Н.Ю. приходно-кассовые ордера (л.д. 126-150) не подписывали, что не опровергает выводов судебных инстанций и не может служить доказательством того, что представители банка самостоятельно вносили денежные средства в кассу за Лазарева К.Г.

Таким образом, доводы кассационной жалобы направлены на оспаривание выводов суде первой и апелляционной инстанции, не содержат обстоятельств, нуждающихся в дополнительной проверке, основанием к отмене решения суда и определения судебной коллегии служить не могут, так как направлены на иную оценку доказательств.

При вынесении обжалуемых судебных постановлений существенных нарушений норм материального и процессуального права не установлено.

На основании изложенного, руководствуясь ст.ст. 381 , 383 Гражданского процессуального кодекса РФ,

в передаче кассационной жалобы представителя Лазарева К.Г. — Журавлевой Ю.В. по доверенности с делом на решение Тверского районного суда г. Москвы от 10 сентября 2014 года и апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Московского городского суда от 02 марта 2015 года по делу по иску Лазарева К.Г. к ОАО «Смоленский банк» о признании кредитного договора недействительным, признании выдачи простого векселя мнимой сделкой, применении последствий недействительности сделок, по встречному иску ОАО «Смоленский банк» к Лазареву К.Г. о взыскании задолженности по кредитному договору для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции — отказать.

Московского городского суда А.И. Клюева

Для просмотра актуального текста документа и получения полной информации о вступлении в силу, изменениях и порядке применения документа, воспользуйтесь поиском в Интернет-версии системы ГАРАНТ:

Дело № не определено

Именем Российской Федерации

Михайловский районный суд Амурской области в составе председательствующего судьи Кундиковой Ю.В.,

при секретаре Бобровой Т.А.,

с участием истца Урбанович В.Д., его представителя адвоката Зубрилина А.А.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по иску Урбанович Владимира Дмитриевича к ОАО «Азиатско-Тихоокеанский Банк» о признании кредитного договора недействительным,

Урбанович Владимир Дмитриевич обратился в суд с иском к ОАО «Азиатско-Тихоокеанский Банк» о признании кредитного договора от ДД.ММ.ГГГГ недействительным.

В обоснование требования указал, что ДД.ММ.ГГГГ он с банком заключил кредитный договор, который был заключен с целью прикрыть другую сделку, а именно для погашения другого кредита. Статья 170 ГК РФ предусматривает, что притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила. Перед заключением кредитного договора инспектор ввела его в заблуждение, пояснив, что договор заключается с целью снижения процентов на сумму договора и сумма договора будет равна сумме основного долга. Также указано, что денежные средства по кредиту не выдавались, оспаривает договор по безденежности со ссылкой на ст. 812 ГК РФ.

В судебном заседании Урбанович В.Д. на требованиях настаивал, суду пояснил, что по кредитному договору 2005 года он оплачивал платежи, но в какой-то период, когда болела жена, вносил сумму меньшую, чем предусмотрено графиком, потом почему-то образовалась задолженность. В 2010 году к нему из банка приехали, назвали сумму долга в размере рублей, потом долг определили в размере рублей. Сказали, что можно заключить новый договор на сумму долга. Составили новый договор, подписали его, а потом после прочтения договора он узнал, что на эту сумму он должен будет выплатить проценты, на что он не соглашался, поэтому вообще отказался платить по договору. Указал, что при оформлении нового договора в 2010 году он понимал, что оформляет его для погашения задолженности по прежнему кредитному договору от 2005 года, что средства должны быть направлены в погашение задолженности по прежнему кредиту, но он не соглашался оплачивать по новому кредитному договору проценты. Считает, что инспектор обманным путем заставил его подписать кредитный договор от ДД.ММ.ГГГГ, так как не разъяснила об обязанности оплачивать проценты по договору, а сам он сразу прочитать не смог, так как договор написан мелким шрифтом. Просил требование удовлетворить и признать недействительным кредитный договор.

Представитель истца адвокат Зубрилин А.А. суду пояснил, что в 2005 году Урбанович В.Д. заключал кредитный договор с ЗАО «Амурпромстройбанк», о смене наименования банка клиент не уведомлялся, документов, подтверждающих правопреемство, не представлено. От обязанности оплачивать долг по кредиту от 2005 года Урбанович В.Д. не отказывался, что подтверждается внесением суммы ДД.ММ.ГГГГ в погашение кредита в размере руб. Указал, что кредитный договор от ДД.ММ.ГГГГ был заключен под влиянием заблуждения, так как не разъяснялась обязанность оплачивать проценты по договору. Кредит выдавался для личных нужд, но денежные средства Урбанович В.Д. не выдавались, что говорит о безденежности договора. Новый договор в 2010 году Урбановича В.Д. заставили подписать. Такой договор является притворной и мнимой сделкой. Считает, что решение мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку № от ДД.ММ.ГГГГ не может быть принято во внимание, так как возражения Урбанович В.Д. при принятии решения не учитывались. Просит удовлетворить заявленные требования.

В судебное заседание представитель «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ОАО) не явился, о времени и месте судебного разбирательства уведомлен надлежащим образом посредством телефонограммы от ДД.ММ.ГГГГ, представитель Досугов А.Н. просил рассмотреть дело в отсутствие представителя банка. Согласно п. 5 ст. 167 ГПК РФ стороны вправе просить суд о рассмотрении дела в их отсутствие и направлении им копий решения суда. Суд, руководствуясь ст.167 ГПК РФ, определил рассмотреть дело без участия представителя ответчика.

В судебном заседании от ДД.ММ.ГГГГ представитель ответчика Досугов А.Н. пояснил, что с требованиями Урбановича В.Д. не согласен. Договор от ДД.ММ.ГГГГ был заключен с истцом в целях погашения кредита, полученного в 2005 году. После заключения договора банк осуществил перечисление денежных средств со ссудного счета по договору от ДД.ММ.ГГГГ на текущий банковский счет заемщика в размере суммы кредита. Согласно п. 3.1.2. договора кредит считается предоставленным заемщику с момента зачисления денежных средств на текущий банковский счет. Кроме того, указал, что имеется вступившее в законную силу решение мирового судьи от ДД.ММ.ГГГГ о взыскании с Урбановича В.Д. задолженности по кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ. Ответчик в суде иск признавал, решение мирового судьи не оспаривал. Также указал, что при заключении договора в 2010 году клиент был сфотографирован и под фотографией собственноручно написал, что новый кредит оформляет для погашения прежнего кредита. Клиент понимал для чего оформляет кредит, несмотря на то, что в качестве цели указывается — неотложные нужды. Просит в иске отказать.

Выслушав истца и его представителя, изучив и исследовав материалы дела, суд приходит к следующим выводам.

Смотрите так же:  Оформить карту visa через интернет

Согласно ст. 309 ГК РФ — обязательства должны исполняться надлежащим образом, в соответствии с условиями обязательства и требованиями закона, иных правовых актов.

В соответствии со статьей 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев предусмотренных законом.

Согласно ст. 819 ГК РФ, к отношениям по кредитному договору применяются правила, предусмотренные параграфом 1 главы 42 ГК РФ, т.е. правила, применяемые к отношениям, вытекающим из договора займа.

В соответствии с ч. 1 ст. 807 ГК РФ по договору займодавец передает в собственность заемщику деньги или другие вещи, определенные родовыми признаками, а заемщик обязуется возвратить заимодавцу такую же сумму денег (сумму займа) или равное количество других полученных им вещей того же рода и качества. Договор займа считается заключенным с момента передачи денег или других вещей.

В соответствии с ч.1 ст. 812 ГК РФ заемщик вправе оспаривать договор займа по его безденежности, доказывая, что деньги или другие вещи в действительности не получены им от займодавца или получены в меньшем количестве, чем указано в договоре.

В материалах дела имеется кредитный договор от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ОАО) и Урбанович В.Д., на сумму рублей с уплатой процентов за пользование кредитом — в день сроком на месяцев, с ежемесячным возвратом кредита и процентов.

Из справки по счету следует, что ДД.ММ.ГГГГ на текущий банковский счет Урбановича В.Д. была зачислена сумма кредита в размере руб., ДД.ММ.ГГГГ произведено списание указанной сумму в счет возврата кредита.

Также в материалы дела представлен кредитный договор от ДД.ММ.ГГГГ, заключенный между ЗАО «Амурпромстройбанк» и Урбанович В.Д. на сумму руб. сроком на месяца по , в день.

Из п.1.1 Устава «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ОАО) следует, что в соответствии с решением общего собрания акционеров ЗАО «Амурпромстройбанк» изменен тип организационно-правовой формы и наименование — полное фирменное наименование «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (Открытое акционерное общество), сокращенное наименование «Азиатско-Тихоокеанский Банк» (ОАО).

В связи с чем, не может быть принят во внимание довод представителя истца об отсутствии доказательств, подтверждающих смену наименования банка.

В установочной части договора от ДД.ММ.ГГГГ указано, что клиенту открыт текущий банковский счет №. Пунктом 1.2 договора установлено, что ТБС — это текущий банковский счет, открытый банком заемщику по кредитному договору №, заключенному ДД.ММ.ГГГГ.Из положений пункта 2.1. кредитного договора следует, что ТБС используется, в том числе, для списания кредитной задолженности, начисленных процентов, комиссии, установленных настоящим договором.

Согласно п. 3.3.3 кредитного договора от ДД.ММ.ГГГГ погашение кредитной задолженности, а также штрафных санкций, осуществляется банком путем безакцепного списания с ТБС клиента денежных средств.

Из заявления на получение кредита следует, что кредит оформляется по тарифному плану «кредит для кредита».

Согласно пункту 9 приказа № от ДД.ММ.ГГГГ «Об утверждении тарифных планов по кредитованию физических лиц» использовать тарифный план «Кредит для кредита» только для целей реструктуризации проблемных кредитов. Кредитование осуществлять наличными или перечислением в безналичном порядке на иной счет.

Из пояснений истца следует, что при оформлении кредита в 2010 году он понимал, что новый договор он заключает для погашения задолженности по кредиту 2005 года, он собственноручно написал текст под фотографией о том, что ДД.ММ.ГГГГ оформляет кредит на сумму 17 210 руб. для погашения действующего кредита № от ДД.ММ.ГГГГ.

Таким образом, суд приходит к выводу о том, что при оформлении кредитного договора ДД.ММ.ГГГГ Урбанович В.Д. понимал, что у него имеется задолженность перед банком по кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ, в связи с чем он оформлял новый кредитный договор от ДД.ММ.ГГГГ, сумма кредита по которому будет направлена в погашение имеющейся задолженности. То обстоятельство, что ДД.ММ.ГГГГ Урбанович В.Д. внес в погашение кредита 2005 года денежные средства в размере руб. не является доказательством, подтверждающим отсутствие задолженности по такому договору на момент заключения договора от ДД.ММ.ГГГГ.

Кроме того, суд учитывает, что решением мирового судьи по Благовещенскому городскому судебному участку № от ДД.ММ.ГГГГ с Урбановича В.Д. в пользу банка взыскана задолженность по кредитному договору от ДД.ММ.ГГГГ в сумме руб. При этом решением суда установлено, что ответчику был предоставлен кредит на сумму рублей, что истец свои обязательства по договору исполнил надлежащим образом.

В соответствии с положениями ч.2 ст. 61 ГПК РФ обстоятельства, установленные вступившим в законную силу судебным постановлением по ранее рассмотренному делу, обязательны для суда. Указанные обстоятельства не доказываются вновь и не подлежат оспариванию при рассмотрении другого дела, в котором участвуют те же лица.

При таких обстоятельствах доводы о безденежности договора от ДД.ММ.ГГГГ не могут быть приняты судом во внимание.

Указание Урбанович В.Д. на то, что кредитный договор от ДД.ММ.ГГГГ был заключен под влиянием заблуждения, суд находит несостоятельным.

В соответствии со ст. 178 ГК РФ сделка, совершенная под влиянием заблуждения, имеющего существенное значение, может быть признана судом недействительной по иску стороны, действовавшей под влиянием заблуждения.

Существенное значение имеет заблуждение относительно природы сделки либо тождества или таких качеств ее предмета, которые значительно снижают возможности его использования по назначению. Заблуждение относительно мотивов сделки не имеет существенного значения.

В судебном заседании истец указывал на то, что заблуждение при заключении договора заключалось в том, что он не знал о том, что ему по договору от ДД.ММ.ГГГГ придется выплачивать проценты.

Однако данное обстоятельство не может быть признано судом в качестве заблуждения по смыслу ст. 178 ГК РФ, поскольку не относится к таковым условиям. При этом в силу ч. 1 ст. 809 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором займа, займодавец имеет право на получение с заемщика процентов на сумму займа в размерах и в порядке, определенных договором. Таким образом, договор займа может быть беспроцентным только в случае установления такого условия договором или законом, в остальных случаях заемщик обязан оплатить проценты за пользование займом. Подписывая кредитный договор, Урбанович В.Д. имел возможность ознакомиться с его содержанием, кроме того, в случае несогласия с условиями договора заемщик вправе оспорить такие условия в суде, что им сделано не было.

Другим основанием для признания кредитного договора от ДД.ММ.ГГГГ недействительным указана притворность сделки.

В силу ч.2 ст. 170 ГК РФ притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила.

При этом Урбанович В.Д. указывает, что кредитный договор от ДД.ММ.ГГГГ был заключен с целью погашения другого кредита, что является прикрытием другой сделки. Однако суд не может согласиться с данной позицией, поскольку заключение кредитного договора с целью направления полученных средств на погашение ранее возникших кредитных обязательств не может служить основанием для признания вновь заключенной сделки притворной, поскольку притворность по своему содержанию предполагает заключение одной сделки вместо другой для сокрытия реальных намерений сторон, а заключение нового кредитного договора для направления полученных средств в счет погашения ранее возникшей задолженности по другому кредитному договору не может быть признано притворностью по смыслу ст. 170 ГК РФ. При этом получатель кредитных средств вправе по своему усмотрению их использовать, в том числе и на погашение ранее возникших обязательств.

Также суд не усматривает оснований для признания кредитного договора от ДД.ММ.ГГГГ недействительным по основанию мнимости сделки.

Согласно ч.1 ст. 170 ГК РФ мнимая сделка, то есть сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия, ничтожна.

Однако после заключения кредитного договора от ДД.ММ.ГГГГ у сторон возникли именно те правовые последствия, которые в силу положений ГК РФ, возникают при заключении кредитного договора (договора займа). В связи с чем, такой довод суд также находит необоснованным.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу об отказе в удовлетворении исковых требований Урбановича В.Д. о признании кредитного договора от ДД.ММ.ГГГГ недействительным.

На основании изложенного, руководствуясь ст. 194 — 199 ГПК РФ, суд

В удовлетворении исковых требований Урбанович В.Д. к ОАО «Азиатско-Тихоокеанский Банк» отказать.

Решение может быть обжаловано в Амурский областной суд через Михайловский районный суд в течение одного месяца со дня принятия решения в окончательной форме.

Споры банка с застройщиком по кредитам, выданным на строительство (Стрельцова А.)

Дата размещения статьи: 27.09.2017

Для рассмотрения возможных споров банков с застройщиками необходимо четко сформулировать определения основных понятий.
Банк — кредитная организация, которая имеет исключительное право осуществлять в совокупности следующие банковские операции: привлечение во вклады денежных средств физических и юридических лиц, размещение указанных средств от своего имени и за свой счет на условиях возвратности, платности, срочности, открытие и ведение банковских счетов физических и юридических лиц.
Кредитная организация — юридическое лицо, которое для извлечения прибыли как основной цели своей деятельности на основании специального разрешения (лицензии) Центрального банка Российской Федерации (Банка России) имеет право осуществлять банковские операции, предусмотренные Федеральным законом от 02.12.1990 N 395-1 «О банках и банковской деятельности».
Застройщик — это физическое или юридическое лицо, которое организует строительство, реконструкцию и ремонт жилых домов, в том числе для собственного проживания, предоставления внаем, аренды либо для продажи. Застройщик имеет право на получение или приобретение в установленном порядке земельных участков для строительства жилья в зонах, предусмотренных градостроительной документацией. Земельный участок, отведенный под жилищное строительство, должен быть использован по назначению в установленные сроки.
Статья 819 Гражданского кодекса РФ (далее — ГК РФ) предусматривает, что по кредитному договору банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, которые предусмотрены договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.
Основным предметом споров, подлежащих рассмотрению в арбитражных судах, является взыскание с застройщика основных сумм, являющихся задолженностью по договору кредитной линии. Также кредитные организации взыскивают проценты за пользование кредитом, комиссию за ведение ссудного счета, пени за просрочку платежа по уплате процентов и другие расходы. Банки требуют обратить взыскание на заложенные по договорам залога объекты.
Конечно, рассмотрение такого рода дел должно происходить с привлечением в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, Управления Федеральной службы государственной регистрации, кадастра и картографии.
Застройщики регистрируют индивидуальное право собственности на объекты незавершенного строительства и земельные участки под ними, а впоследствии передают это имущество банкам.
Так, в частности, согласно Постановлению Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации (далее — ВАС РФ) от 8 февраля 2011 г. N 13534/10 застройщик заключил инвестиционный договор, который содержал положения о долевой собственности его участников на объект незавершенного строительства, а также об обязанности застройщика зарегистрировать право инвестора на долю в праве собственности на этот объект при возникновении необходимости его регистрации и на аналогичную долю в праве собственности на земельный участок под объектом. Однако застройщик незаконно зарегистрировал права индивидуальной собственности на объекты недвижимости и передал указанные объекты в залог банку.
Банк в данном случае, кредитуя строительство под залог объекта незавершенного строительства и земельного участка, на котором этот объект возводится, полагался на записи о праве собственности застройщика на указанные объекты в реестре, которые в силу закона являются единственным подтверждением существования зарегистрированного права, пока судом не будет установлено иное. А каких-либо доказательств того, что банк знал о существовании незарегистрированного инвестиционного договора и его условиях, порождающих право требования инвесторов, нет.
Инвестиции — денежные средства, ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права, иные права, имеющие денежную оценку, вкладываемые в объекты предпринимательской и (или) иной деятельности в целях получения прибыли и (или) достижения иного полезного эффекта (Федеральный закон «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» от 25 февраля 1999 г. N 39-ФЗ).
Субъектами инвестиционной деятельности, осуществляемой в форме капитальных вложений, являются инвесторы, заказчики, подрядчики, пользователи объектов капитальных вложений и другие лица.
Следует указать, что при наличии ипотеки на объекты недвижимости предусмотренное инвестиционным договором право инвестора требовать от застройщика государственной регистрации этих объектов в общую долевую собственность может быть реализовано только с соблюдением прав банка как залогодержателя.
На основании ст. 346 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя.
Реализация условий инвестиционного договора о государственной регистрации общей долевой собственности на объекты недвижимости, находившиеся ранее в индивидуальной собственности и обремененные в этот период ипотекой, представляет собой распоряжение отданными в ипотеку объектами недвижимости и требует согласия залогодержателя.
При наличии споров по кредитам банки требуют взыскания с заемщика-застройщика и комиссии за рассмотрение кредитной заявки. Арбитражные суды при таком требовании руководствуются информационным письмом ВАС РФ от 13.09.2011 N 147 «Обзор судебной практики разрешения споров, связанных с применением положений Гражданского кодекса Российской Федерации о кредитном договоре»: комиссии за рассмотрение кредитной заявки, за выдачу кредита по условиям договора уплачиваются единовременно при выдаче кредита и денежных средств, подлежащих зачислению на счет заемщика, поэтому подлежат оценке судом на предмет того, взимаются ли они за совершение банком действий, которые являются самостоятельной услугой, создающей для заемщика какое-либо дополнительное благо или иной полезный эффект.
При установлении того обстоятельства, что комиссии были предусмотрены за стандартные действия, без совершения которых банк не смог бы заключить и исполнить кредитный договор, такие условия договора являются ничтожными, а денежные суммы, уплаченные банку в их исполнение, подлежат возврату. Условия договора о тех комиссиях, обязанность по уплате которых является периодической, а сумма определяется как процент от остатка задолженности заемщика перед банком на дату платежа (комиссия за поддержание лимита кредитной линии, за ведение ссудного счета) являются притворными: они прикрывают договоренность сторон о плате за кредит, которая складывается из размера процентов, установленных в договоре, а также всех названных в договоре комиссий.
Преимущественно комиссия за ведение ссудного счета, установленная банком за совершение таких действий, непосредственно не создает для клиента банка какого-либо отдельного имущественного блага, не связанного с заключенным сторонами кредитным договором, или иного полезного эффекта, поэтому ведение в данном случае ссудного счета не является услугой в смысле ст. 779 ГК РФ. При таких обстоятельствах действия банка по ведению ссудного счета в рамках исполнения кредитного договора, учитывая, что счет открывается в целях отслеживания ссудной задолженности и отчетности, нельзя квалифицировать как банковскую услугу, совершенную в интересах заемщика, а потому требование по оплате данной операции является неправомерным, а положение договора кредитной линии в части установления комиссии за ведение ссудного счета является ничтожным в силу ст. 168 ГК РФ.
Можно рассмотреть арбитражный процесс, участником которого являлся банк и выступал уже в качестве ответчика по делу о признании недействительными договоров об открытии невозобновляемой кредитной линии. В частности, поручитель по договору поручительства полагал, что денежные средства, полученные по договорам об открытии невозобновляемой кредитной линии, перечислялись банком через общество или напрямую его контрагентам и были использованы на финансирование строительства многоквартирных жилых домов, которые не были указаны в спорных кредитных договорах, в связи с чем общество и обратилось с исковым заявлением о признании спорных кредитных договоров недействительными на основании ст. 170 ГК РФ как притворных сделок, прикрывающих договоры кредитования иного общества.
Притворная сделка, то есть сделка, которая совершена с целью прикрыть другую сделку, ничтожна. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила (п. 2 ст. 170 ГК РФ).
Таким образом, по основанию притворности может быть признана недействительной лишь та сделка, которая направлена на достижение других правовых последствий и прикрывает иную волю участников сделки. Стороны должны преследовать общую цель и достичь соглашения по всем существенным условиям той сделки, которую прикрывает юридически оформленная сделка. К сделке, которую стороны действительно имели в виду, с учетом существа сделки, применяются относящиеся к ней правила. Из содержания п. 2 ст. 170 ГК РФ следует, что притворная сделка должна быть совершена между теми же лицами, что и «прикрываемая». Поскольку истец в обоснование иска ссылается на недействительность (мнимость) сделок между банком и обществом, за которое поручался истец, необходимо выяснить, имело ли место заключение и исполнение указанных кредитных договоров.
Согласно ст. 819 ГК РФ результатом кредитной сделки являются указанные в названной статье правовые последствия: для банка — предоставить денежные средства в размере и на условиях, которые оговорены договором, у заемщика — возвратить их и уплатить за них проценты.
С учетом подписания кредитных договоров, фактического получения обществом денежных средств и распоряжения им полученными средствами (подтверждено платежными документами), частичной оплатой процентов банку за пользование кредитами признать такие кредитные договоры недействительными ввиду их мнимости — нельзя. А факт зачисления банком денежных средств на расчетный счет заемщика — застройщика со ссылкой на кредитные договоры и последующее распоряжение полученными денежными средствами свидетельствуют о волеизъявлении сторон по исполнению заключенных сделок.
С учетом включения в спорные кредитные договоры условий о праве банка на списание в безакцептном порядке денежных средств в счет погашения кредита списание денежных средств банком в безакцептном порядке является волей на погашение кредита таким способом.
Банк является ответчиком и по разбирательствам в силу того, что обращает взыскание во внесудебном порядке на заложенное имущество. Так, общество-залогодатель, которому был выдан кредит на строительство, обратилось в суд с иском о признании недействительным соглашения о внесудебном обращении взыскания на заложенное в счет обеспечения кредита здание, заключенного с банком-залогодержателем и предусматривающего, что банк приобретает предмет ипотеки у залогодателя для третьего лица. Поскольку в соответствии с п. 3 ст. 55 Закона об ипотеке к такому соглашению применяются нормы о договоре комиссии, то, следовательно, банк, заключив соглашение и приобретая имущество, выступал как комиссионер, действуя от своего собственного имени, но в интересах и за счет третьего лица. Соответствующий договор комиссии, заключенный между банком и этим третьим лицом, предусматривал обязанность последнего уплатить банку комиссионное вознаграждение.
Однако согласно ч. 1 и 2 ст. 1 ФЗ «О банках и банковской деятельности» банки, обладая специальной правоспособностью, не вправе заниматься какой-либо деятельностью, кроме банковской деятельности.
Арбитражный суд в удовлетворении иска отказал. Между обществом и банком был заключен договор, по которому банк предоставил обществу кредит на строительство. Исполнение обществом вытекающих из этого договора обязательств перед банком было обеспечено заключенным между ними договором об ипотеке здания. В соответствии с п. 2 ст. 5 ФЗ «О банках и банковской деятельности» к числу банковских операций, которые кредитная организация вправе осуществлять, относится размещение денежных средств физических и юридических лиц, привлеченных во вклады (до востребования и на определенный срок). Статья 33 этого же Закона предусматривает, что кредиты, предоставляемые банком, могут обеспечиваться залогом недвижимого и движимого имущества, а при нарушении заемщиком обязательств по договору банк вправе обращать взыскание на заложенное имущество в порядке, установленном Федеральным законом.
Таким образом, право банка брать в ипотеку недвижимое имущество в целях обеспечения исполнения заемщиком его обязательств, вытекающих из кредитного договора, неразрывно связано с правом банка осуществлять такую банковскую операцию, как предоставление кредитов. В силу ст. 33 ФЗ «О банках и банковской деятельности» банк вправе обращать взыскание на заложенное недвижимое имущество в порядке, установленном Законом об ипотеке. Статья 55 этого Закона предоставляет сторонам договора об ипотеке право заключить соглашение о внесудебном порядке обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество, определив в этом соглашении порядок его реализации либо предусмотрев приобретение заложенного имущества залогодержателем для себя или третьих лиц.
Следовательно, право залогодержателя приобретать заложенное имущество для себя или в качестве комиссионера для третьих лиц есть лишь одно из правомочий, которые Закон об ипотеке, регламентируя внесудебный порядок обращения взыскания на заложенное недвижимое имущество, предоставляет залогодержателю. Поэтому деятельность банка-залогодержателя по приобретению заложенного недвижимого имущества для себя или для третьих лиц неразрывно связана с осуществляемой им банковской деятельностью. Выступая в качестве комиссионера при реализации заложенного недвижимого имущества на основании соглашения с залогодателем о внесудебном обращении взыскания на это имущество, банк не вышел за пределы своей специальной правоспособности.
На основании приведенных примеров можно сделать вывод, что споры банка и застройщика чаще всего заканчиваются решением суда в пользу банка. Банки, соглашаясь взять в залог само строящееся здание, обычно точно убеждены, что оценочная стоимость на момент заключения залога выше, чем размер кредита, а заемщик-застройщик одновременно является генеральным подрядчиком.
Что касается строительства многоквартирных домов, то средства заемщик также привлекает и путем заключения договоров долевого участия с физическими лицами. Договоры долевого участия не подлежат учету в определенном реестре, и у банка нет возможности контролировать, на какую сумму заключены договоры. Если продажи происходят раньше, чем планировалось, заемщик получает возможность не информировать об этом банк и не гасить досрочно кредит.
Использовать строящееся здание в качестве залога очень рискованно. В большинстве случаев банки предоставляют кредит на строительство под обеспечение — под залог других зданий и под поручительства иных лиц.

Смотрите так же:  Требования к уроку изо

Похожие публикации:

  • Обеспечение реализации прав и свобод человека и гражданин в рф Обеспечение реализации прав и свобод человека и гражданин в рф ПРЕЗИДЕНТА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ О мероприятиях по реализации государственной социальной политики В целях дальнейшего совершенствования государственной социальной […]
  • Лада финансовая отчетность Бухгалтерская отчетность ООО "ЛАДА ИЖЕВСКИЙ АВТОМОБИЛЬНЫЙ ЗАВОД" ИНН 1834051678 за 2017 год Материал распечатан с сайта сервиса «Электронный эколог» e-ecolog.ru Бухгалтерская (финансовая) отчетностьза 2017 год Наименование […]
  • Санитарные нормы и правила требования для учреждений дошкольного образования ПОСТАНОВЛЕНИЕ № 8 от 25 января 2013 г. Об утверждении Санитарных норм и правил «Требования для учреждений дошкольного образования» и признании утратившими силу некоторых постановлений Министерства здравоохранения Республики Беларусь […]
  • Федеральный закон от 30 декабря 2012 года n 283-фз Федеральный закон от 30 декабря 2012 г. N 283-ФЗ "О социальных гарантиях сотрудникам некоторых федеральных органов исполнительной власти и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" Федеральный закон от […]
  • Приказ минздрава спид Приказ Минздрава России от 8 ноября 2012 г. №689н Приказ, Минздрав России, 08 ноября 2012 В соответствии со статьей 37 Федерального закона от 21 ноября 2011 г. N 323-ФЗ "Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации" […]
  • Требования к водителю категории е Постановление Правительства РФ от 17 декабря 2013 г. N 1177 "Об утверждении Правил организованной перевозки группы детей автобусами" (с изменениями и дополнениями) Постановление Правительства РФ от 17 декабря 2013 г. N 1177"Об […]