Жмурки адвокат это

5 интересных фактов о фильме “Жмурки”

Фильм «Жмурки» — русская черная комедия, где показаны приключения двух бандитов Сереги и Саймона

которым поручают вроде бы обычные криминальные дела, а они их не могут нормально выполнить.

Обыграно это было настолько гениально, что фильм мгновенно полюбился миллионам зрителей и заслужил звание “культового” в кратчайшие сроки. Цитаты из картины ушли в народ, где до сих пор живут, а сам сюжет занимает особое место в сердце каждого, кто соприкоснулся с этим творением.

1. Рабочее название фильма было «Кавардак», на кинофестивале в Хельсинки он шёл под названием «Блеф мертвеца», а в американском прокате — под названием «Блеф слепца». В российский прокат фильм вышел под названием, в котором зашифрована не только старинная русская игра, но и сленговое слово «жмурик».

2. Персонаж Кабан взят из сериала «Бригада». Он был подручным Белого, но ни разу не появился в кадре. Он был отражен только в телефонных переговорах, и «Алле, Кабан, здорово, брат, это Белый» в начале 2000-х разошлось на рингтоны. В «Жмурках» Кабана играет Юрий Степанов.

3. Дмитрий Певцов играет адвоката — это намёк на сериал «Бандитский Петербург», где актёр играл бандита по кличке «Адвокат». Фамилия его героя Борщанский, что созвучно с фамилией знаменитого адвоката Борщевского.

4. После съёмок режиссёр Алексей Балабанов решил переозвучить героя Алексея Панина, и в фильме Сергей говорит голосом Юрия Гальцева. Зато сам Панин озвучил студента-медика в исполнении Сергея Глазунова.

5. Композитором фильма стал Вячеслав Бутусов. Всего он написал музыку к четырём фильмам Алексея Балабанова — «Брат», «Брат-2», «Война» и «Жмурки».

5 интересных фактов о фильме «Жмурки»

Всем доброго времени суток!

Фильм «Жмурки» — русская черная комедия, где показаны приключения двух бандюганов Сереги и Саймона, которым поручают вроде бы обычные криминальные дела, а они их не могут нормально выполнить.

1. Рабочее название фильма было «Кавардак», на кинофестивале в Хельсинки он шёл под названием «Блеф мертвеца», а в американском прокате — под названием «Блеф слепца». В российский прокат фильм вышел под названием, в котором зашифрована не только старинная русская игра, но и сленговое слово «жмурик».

2. Персонаж Кабан взят из сериала «Бригада». Он был подручным Белого, но ни разу не появился в кадре. Он был отражен только в телефонных переговорах, и «Алле, Кабан, здорово, брат, это Белый» в начале 2000-х разошлось на рингтоны. В «Жмурках» Кабана играет Юрий Степанов.

3. Дмитрий Певцов играет адвоката — это намёк на сериал «Бандитский Петербург», где актёр играл бандита по кличке «Адвокат». Фамилия его героя Борщанский, что созвучно с фамилией знаменитого адвоката Борщевского.

4. После съёмок режиссёр Алексей Балабанов решил переозвучить героя Алексея Панина, и в фильме Сергей говорит голосом Юрия Гальцева. Зато сам Панин озвучил студента-медика в исполнении Сергея Глазунова.

5. Композитором фильма стал Вячеслав Бутусов. Всего он написал музыку к четырём фильмам Алексея Балабанова — «Брат», «Брат-2», «Война» и «Жмурки».

Спасибо за просмотр!

  • Лучшие сверху
  • Первые сверху
  • Актуальные сверху

267 комментариев

— И вообще я в голову не целился

— А куда ты целился?!

да, про олимпийскую сборную я погорячился.

Текст со звуком)

Фильм, то — нетленка!
«Святые девяностые» изображены, хуле.

А ещё он был снят в Нижнем Новгороде — это не менее интересный факт!)

И многие места сохранились до сих пор.

Макдак — это Макдак на площади Горького

ментовка — ментовка Канавинского района

хрущевка — хрущевка на набережной Федоровского, а в 200 м от нее — больница работников водного транспорта, которая в фильме превратилась в адвокатскую контору..

Автоматы с газировкой давно исчезли. Дом доктора — сломали, а хата отморозков — вроде как до сих пор цела.

Еще нижегородцев потешают кадры поездки на бумере — туда-сюда по Канавинскому мосту и Нижне-Волжской набережной. Одно и то же место, показанное умело с разных ракурсов, потому для тех кто не вкурсе — выглядит нормально.

Жмурки с любовью

Я попала в ужасное положение, но как будто этого мало, оно стало еще хуже – явился мэр. Старый лис пронюхал о моем аресте и прибежал на горяченькое. Еще бы! Как упустить такой шанс. Лучше б мне запретили свидания.

Прямо с порога он заверил, что непременно во всем разберется и обязательно заступится за меня. Небескорыстно, конечно же.

– Если отпишешь мне пятьдесят один процент завода твоего батюшки, я с радостью за тебя похлопочу.

Пятьдесят один процент! Аппетиты мэра возросли. Помнится, на маскараде он просил половину и обещал, что мы будет равными партнерами. Теперь же он хочет получить все, да к тому же бесплатно. О продаже уже никто не заикается.

– Подите вон, – произнесла я.

Мой голос был лишен эмоций, но мэр сразу понял, что продолжать разговор нет смысла.

– Смотри, не пожалей о своем решении, – погрозил он мне пальцем, прежде чем уйти. – Не хочешь отдать пятьдесят один процент, заберу все сто.

В ответ я окатила его фирменным взглядом Марблек – холодное презрение с примесью отвращения. Мэр съежился и юркнул за дверь. А мне захотелось помыться, но, увы, это было невозможно. Не в новых условиях. Теперь даже обычные вещи доступны мне лишь по расписанию.

Спустя пару часов заглянул второй посетитель. Незнакомый мужчина представился адвокатом. Мистер Монк – прочла я на его карточке. Мужчина был низок ростом, сутул и лыс, но глаза светились умом, а главное – сочувствием. Было в нем что-то подкупающее, а, может, я просто остро нуждалась в поддержке, и он был готов мне ее предоставить.

– Друг, которому небезразлична ваша судьба, ввел меня в курс дела, – сказал мистер Монк, и я облегченно вздохнула. Как хорошо, что у меня есть Магнус. – Буду говорить откровенно. Дело дрянь. Улики железные. «Чары» обнаружены в вашем доме, в вашей спальне, практически под вашими ногами.

– Их подложили, – заявила я.

– Хорошая позиция, – кивнул адвокат. – Но доказательств подлога нет. Если только вы не хотите поделиться со мной чем-то.

Я покачала головой, а потом вспомнила:

– Но ведь кто-то донес на меня. Он знал о «Чарах» и рассчитывал, что их найдут. Значит, он их и подложил.

– К сожалению, донос анонимный. Личность доносчика не удалось установить. Я уже интересовался в отделе маг-полиции. Как раз перед тем, как зайти к вам.

– Что же мне делать?

– Вариантов немного, – вздохнул мистер Монк. – Или молитесь, или ищите покровителя, который вас отмажет.

– Отмажет? – повторила я новое словечко. Именно это предлагал мэр – отмазать меня в обмен на завод. Но я еще не достигла той степени отчаяния, чтобы отдать ему отцовское детище. А других желающих заступиться за меня нет.

– Есть у меня знакомства в магической мафии, – пробормотал адвокат.

Я обхватила себя руками за плечи. Как законопослушная гражданка я знала о магической мафии исключительно с чужих слов. Но и мне известно, что так называют людей, живущих по другую сторону закона, занимающихся производством и продажей «Чар» и даже практической магией, за что вообще полагается смертная казнь.

– Я могу замолвить за вас словечко, – прошептал адвокат. – Они своих не бросают.

– Но я не одна из них! Меня подставили, – я устала повторять очевидные вещи.

– Им об этом лучше не говорить.

Адвокат ушел, оставив меня в полном недоумении. Мир определенно сошел с ума, если люди, представляющие закон, предлагают его обмануть.

Сегодня был день посещений. Следом ко мне пришли мачеха и Магнус. Оба были взвинчены до предела, но каждый по своему поводу. Антония негодовала, что я отвергла предложение мэра. Он успел заехать к ней и надавить, чтобы она в свою очередь убедила меня. Но я – скала. Хотя приятно, что Антония ради меня готова пожертвовать состоянием. Я-то думала деньги для нее важнее. Но у мачехи доброе сердце, и, как выяснилось, я занимаю в нем не последнее место.

– Ты – моя единственная семья, – всхлипывая, сказала она. – Как ты могла подумать, что я тебя брошу?

Мы обнялись через решетку, а потом мачеха отошла в сторону, промокнуть глаза, а то вдруг кто-то увидит ее с потекшей тушью. Эмоции эмоциями, а марку надо держать.

Воспользовавшись тем, что она нас не слышит, Магнус зашептал:

– Адвокат приходил? Я случайно его нашел. Заглянул в контору, а он сказал, что знает о твоем деле и готов помочь. Магические дела его специализация. Ты его предложение сразу не отвергай. Говорят, он и не таких из тюрьмы вытаскивал. Даже парочке практикующих магов заменил костер пожизненным.

– Очень любопытно, – пробормотала я.

– Мистер Монк заверил меня, что через пару дней ты выйдешь на свободу. Если, конечно, будешь его слушаться.

– Буду, – пообещала я. В конце концов, что такого ужасного может предложить адвокат?

Ночь я провела в камере. Спала на жестком, вонючем матрасе. Хотя как спала, скорее ворочалась с боку на бок, гадая, как я угодила в такое положение. И главное за что? Понятно, что кто-то меня подставил, но я не знала кто и по какой причине. Кому так насолила? Сколько ни копалась в памяти, не смогла вспомнить. Таких серьезных врагов у меня нет.

Зато есть завод и люди, желающие во что бы то ни стало его получить. Взять того же мэра. Опустится он до манипуляций с «Чарами»? Почему-то казалось, что да. Ему, как никому другому, выгоден мой арест. Если меня осудят и посадят в тюрьму, он без труда присвоит завод себе. Сам мэр, конечно, не станет марать рук и лично подкладывать в мою спальню «Чары», но нанять кого-то он в состоянии. Только как доказать его причастность?

Когда утром пришел адвокат, я обрадовалась ему как родному. У него был довольный вид, я понадеялась – вот оно, мои проблемы окончены. Но, как выяснилось, радовалась преждевременно. Вместо решения одной проблемы, он подкинул мне другую.

– Сам мистер Никто заинтересовался вашим делом, – заявил адвокат, когда мы остались одни.

Я напряглась. Мне доводилось слышать сплетни о мистере Никто, но я полагала это выдумки, как и он сам. Если верить болтунам, есть некий человек, который заправляет всей магической мафией. Гений злодейства, неуловимый и непобедимый, к тому же талантливый маг. При этом никто не видел его лица и не знает имени. Ну, не бред ли?

– А он существует? – уточнила я.

– Не сомневайтесь. Мистер Никто также реален, как мы с вами.

– И чего хочет от меня этот таинственный джентльмен?

– Он желает оказать вам помощь.

– По доброте душевной? – насторожилась я. В альтруизм мафии слабо верилось.

– У него свой интерес. Мистер Никто ничего не делает просто так. Но мне, признаюсь, его мотивы неизвестны. Я всего-навсего скромный посланник. В моих силах лишь передать предложение.

Смотрите так же:  Образец приказа по школе о замещении уроков

– Говорите, – вздохнула я, предчувствуя, что услышанное мне не понравится. Но даже в самых смелых фантазиях я не могла вообразить, какой кошмар меня ждет.

– Мистер Никто предлагает вам стать его женой. Вы выходите за него замуж, и с вас тут же снимают обвинения.

– Смешно. Удачная шутка, – я не воспринимала сказанное всерьез. – И почему все так хотят на мне жениться? Я что приз какой-то? Где-то на меня поспорили? И велики ставки?

– Как мужчина, смею отметить, что вы очень привлекательная девушка. Быть может, причина в этом.

– Или в состоянии моего отца, единственной наследницей которого я являюсь.

– Мистер Никто гарантирует неприкосновенность вашего состояния. Он готов подписать брачный договор.

– Надо же, бессеребренник, – взмахнула я руками. – Какая самоотверженность! Только вот я с некоторых пор не верю в щедрые жесты.

– Я должен вам напомнить, что выбора у вас нет. Либо замужество, либо тюрьма.

– Вздор, – отмахнулась я. – Никто не посадит дочь пэра по ложному, надуманному обвинению.

– В таком случае готовьтесь к первому слушанию, – погрустнел мистер Монк. – Оно состоится сегодня днем.

– Так скоро, – сникла и я. Слушание означало, что мне предъявили официальное обвинение. Как бы там не повернулось в будущем, а от клейма преступницы отмыться будет сложно.

– С магическими обвинениями не тянут. Не мне вам объяснять, как обстоят дела с магией в империи.

Мистер Монк намекал на события двухлетней давности, когда состоялось массовое сжигание магов. Костры пылали на всех площадях города, и не все из них подожгла маг-полиция. Как минимум треть запалили простые жители, устроив самосуды. Хорошо, если половина из тех, кого они сожгли, действительно были магами.

Слушание проходило в небольшом зале, где кроме судьи, меня и адвоката присутствовал еще прокурор и единственный зритель – капитан Эрланд Картр. И чего он явился? Как полицейский он свое дело сделал: поймал мага и передал его правосудию. Но почему-то моя судьба ему небезразлична. Хочет убедиться, что я получила по заслугам?

Смотрел капитан как-то странно, будто силился меня просчитать. Как если бы я была ребусом, и он трудился над его разгадкой.

Первым выступил прокурор. Он говорил много и эмоционально. В основном о том, что магическая зараза просочилась повсюду. Уже и до верхушки общества добралась, поразила самых лучших – дворян. И если не искоренить ее сейчас, она заполонит все вокруг.

Мистер Монк в своей речи упирал на мои личные качества, на то, что прежде я не была замечена в нарушении закона, тем более магического. Но судья не проникся. Прокурора он слушал куда внимательнее и с большим сочувствием.

После первого слушания меня не осудят. Будет еще как минимум три. Опросят свидетелей, изучат улики, выслушают доводы сторон. Но уже сейчас я предвидела результат: меня сочтут виновной. Сомневаться в этом не приходилось.

По завершению слушания меня снова заперли в камере. Мистер Монк задержался, подбодрить меня, а мои мысли крутились вокруг его утреннего предложения. Вариантов нет, необходимо его принять. Я стояла перед выбором: либо потерять завод отца, либо свободу. Брак с мистером Никто позволял сохранить и то, и другое. Лишь бы в итоге не утратить душу.

Так уж вышло, что завод мне дороже всего. И вовсе не из-за денег, которые он приносит. Если отец кого-то и любил больше меня, то этот завод. Он создал его с нуля. Вложил в него кучу сил и времени, всего себя, в конце концов. Отдать завод означало попрать память отца, не оправдать его веру в меня. Я не могла так поступить.

– Я готова на сделку с мистером Никто, – произнесла я. – Замужество обязательное условие?

– Но ведь брак будет фиктивным? Никто не будет меня принуждать…, – я, покраснев, замолчала, предоставив мистеру Монку додумать окончание фразы.

– Ни в коем случае, – замахал руками адвокат. – Никаких принуждений к интимной близости. Брак заключается всего на год, после чего будет расторгнут, и вы получите полную свободу. У мистера Никто только одно условие: этот год вы обязаны жить в его доме. Но посмотрите на плюсы. Во-первых, с вас снимут обвинение. А, во-вторых, с другими женихами и претендентами на ваше состояние будет покончено.

– Но как он замнет дело против меня?

– У магической мафии свои методы. Ни к чему добропорядочной девушке в них вникать.

Я кивнула, принимая объяснение. Недаром говорят: меньше знаешь, крепче спишь.

Жить непонятно где и неизвестно с кем – та еще перспектива, но все-таки лучше тюрьмы или разорения. К тому же это не будет длиться вечно. Всего год жизни в чужом доме, под чужим именем не такая великая плата за свободу. Если меня осудят, то я потеряю как минимум пятнадцать лет – всю молодость. Лучшие годы пройдут в тюрьме.

– Хорошо, я согласна.

Что мне оставалось? Я воспользовалась советом адвоката: сосредоточилась на плюсах.

Мистер Монк отправился договариваться о залоге. Государственная машина, которая еще вчера буксовала: мачехе отказали выдать меня под залог; сегодня оказалась на удивление работоспособной. Уже через четверть часа мистер Монк вернулся с радостной вестью – меня выпускают. Похоже, этот Никто действительно имеет большую власть. Даже здесь – в центральном городском отделении маг-полиции Ганны. Это внушало уважение, а еще страх.

Конечно, обвинение с меня пока не сняли. Слушания все равно состоятся, но теперь я верила, что могу доказать свою невиновность и выиграть.

Я вышла из отделения полиции, ощущая себя так, словно несколько лет не была на улице. Ура солнечному свету, ура ветерку, ласкающему кожу, ура жизни. Я запрокинула голову, вдыхая полной грудью смесь запахов: вакса для обуви, выхлопы экипажей, духи светских дам.

Мое благостное настроение испортил подъехавший экипаж. Это был не обычный городской экипаж. На нем отсутствовал знак мэрии, но герба дворянской семьи на нем тоже не было.

Адвокат открыл передо мной дверь:

– Прошу, – махнул он рукой.

– На вашу свадьбу, разумеется. Куда же еще?

Глава 4. Бракосочетание

Прежде чем отправиться на бракосочетание, я настояла на том, что мне необходимо переодеться и привести себя в порядок. Ничего я так не хотела, как смыть тюремный запах.

«Я все-таки девушка и первый раз выхожу замуж» – этот аргумент заставил мистера Монка сдаться. Но привез он меня не домой, а в гостиницу, и снял номер на час.

Пока я мылась и укладывала волосы, адвокат где-то достал платье. Оно было довольно милое, а главное чистое. К тому же подошло по размеру, и я решила не привередничать. В конце концов, это фиктивный брак, подвенечный наряд ни к чему.

Ровно через час мы снова сидели в экипаже, но я по-прежнему не знала, куда мы едем.

– Где мы? – я в сотый раз выглянула из окна. Районы казались знакомыми, но меня не покидало чувство, что мы ездим кругами.

– Терпение, мисс, – загадочно улыбался на каждый вопрос адвокат. – Скоро будем на месте.

А потом он достал из портфеля черный платок.

– Простите, но я должен завязать вам глаза, – заявил этот жук.

– Вот уж нет! – возмутилась я.

– Поверьте так лучше для вас. Лицо вашего будущего мужа никто не видел. Маскировка для него все. И если вы случайно рассмотрите его, вас придется убить.

Я сглотнула ком в горле.

– А как же вы? Вы тоже завяжите глаза?

– Нет, но я с вами не пойду.

Я подчинилась. Хотя ситуация была нелепой. Остаток пути проделала с завязанными глазами. Сперва считала повороты, но сбилась и вскоре уже не понимала, где мы.

Приехали мы довольно быстро – пяти минут не прошло, как экипаж остановился. Адвокат помог мне выйти, поддерживая под руку. Он же проводил меня в здание, подсказывая, где ступеньки и куда свернуть.

– Мы в кабинете. Скоро придет судья и ваш будущий муж, и вас распишут.

– Судья тоже будет в повязке? – пошутила я.

– Разумеется, – без тени улыбки ответил мистер Монк. – А сейчас я покину вас. Но не переживайте, я буду ждать на улице. Когда все закончится, я за вами вернусь.

«Когда все закончится» – прозвучало зловеще. Раздались удаляющиеся шаги, хлопнула дверь, и я осталась одна. Соскучиться не успела: скоро в комнату вошли двое. Судя по шаркающим, неуверенным шагам, один вел другого. Судья, как и я, был погружен в темноту.

Немного возни и рядом со мной кто-то встал. Я ощущала тепло чужого тела, а еще взгляд. Это трудно описать, но я чувствовала, как на меня смотрят – внимательно, с любопытством и познавательным интересом. Стать объектом столь пристального изучения было неловко.

– Приступим, – произнес судья, и я вздрогнула от неожиданности.

Повернув голову на голос, слушала вступительную речь. Судья максимально ее сократил. Тоже ощущал себя не в своей тарелке.

Он быстро перешел к сути:

– Берете ли вы, мисс Линелла Марблек, в мужья… ммм, – запнулся он, а я не сдержала усмешки. Бедный судья, какая неловкая ситуация: жених без имени. – Этого господина, – выкрутился он в итоге.

– Да, – я не колебалась. Сомневаться надо было раньше, теперь-то уж чего.

– А вы, уважаемый господин, берете в жены мисс Линеллу Марблек?

– Да, – услышала впервые голос мужа. Привлекательный мужской баритон из тех, которым частенько шепчут девушкам непристойности на ушко. Слабый пол от такого голоса млеет и соглашается на всякие глупости.

Судя по шелесту бумаги, судья подтолкнул в мою сторону брачный договор. Пока мы ехали, мистер Монк дал мне его прочитать. Там действительно был пункт о том, что все мое состояние остается за мной. Муж не может претендовать не только на долю в заводе, но даже на салфетки в моем доме. В том числе после развода.

Я беспомощно шарила руками перед собой в поисках пера, когда крепкие пальцы сжали мое запястье. Мне в руку вложили перо и направили к бумаге. Я быстро расписалась.

– Теперь кольцо, – раздался голос судьи.

Снова те же руки. Ловкие, быстрые. Но кольцо не лезло на палец. И дело не в том, что размер не подходящий, просто такие у меня строение – чуть крупноватые костяшки, хотя сам палец тонкий. Мужчина это понял, секунду он колебался, а затем я ощутила, как он скользнул языком по моему пальцу. После этого кольцо легко наделось, но ведь это сущее бесстыдство! Воспитанные люди так себя не ведут. Вряд ли жених смутился, а вот у меня щеки пылали похлеще костров для магов.

Вот и все – я замужняя женщина. И как меня теперь зовут? Миссис Никто? Я хихикнула. Это все нервы. Нет уж, буду как прежде зваться мисс Марблек.

Муж воспринял мою реакцию по-своему.

– Я рад, что тебе весело. Если честно, я опасался слез. Но раз все так удачно складывается, я, пожалуй, поцелую невесту.

Смотрите так же:  Охотничьи товары купля продажа

Возразить мне не дали. Властная рука легла на талию, мужчина привлек меня к себе и впился в губы. Его давлению невозможно было противиться. Мужчина умело втянул меня в свою игру, и вдруг я осознала, что мне знакомы эти губы. А главное их вкус. Мята! Проклятая мята! Он уже целовал меня. Тогда на маскараде. Незнакомец в маске.

А я все гадала, какое до меня дело мистеру Никто. Вот ответ – он заинтересовался мной еще на маскараде и решил поиграть в благородного рыцаря, спасая бедную девушку из неприятностей. Я разрывалась между благодарностью и желанием его убить.

Поцелуй прервался также неожиданно, как начался. Я покачнулась без опоры – мужчина выпустил меня из объятий. Несколько мгновений приходила в себя, а затем, движимая злостью, сорвала повязку с глаз.

Но кроме меня и судьи, который по-прежнему стоял с завязанными глазами, в кабинете никого не было.

– Можете снять платок, – вздохнула я. – Он ушел.

Как успел так быстро? Словно не в дверь вышел, а в воздухе растворился. Я передернула плечами, вспомнив, что теперь уже мой муж замешан в использовании магии. Версия с растворением в воздухе не столь невероятна. Кто их знает, этих магов, на что они способны?

Я посмотрела на обручальное кольцо. Довольно толстое и тяжелое оно плотно облегало палец. Появилось ощущение, что меня заклеймили как какую-нибудь корову.

Кольцо было из того же черненого серебра с оригинальным рисунком, что и маска на мужчине в день маскарада. При свете дня металл едва заметно отливал радужным цветом, как лужа бензина на асфальте. Что за странный сплав?

В дверь деликатно постучали, а следом приоткрыли, и в щель просунулась голова мистера Монка.

– Управились? – улыбнулся адвокат. – Вот и славно.

Меня его радость зацепила. Тут моя жизнь рушится, а ему «славно».

– Я хочу видеть договор, – заявила я, вытирая палец с кольцом о юбку. – А главное подпись мужа.

Я споткнулась на слове «муж». Произносить его было тяжко, особенно подразумевая главу магической мафии, но я справилась.

Судья протянул мне бумаги, я перечитала пункты, убеждаясь, что их не изменили, и уставилась на крестик внизу договора. Мистер Никто не в состоянии написать свое имя? Мало того, что преступник, так еще безграмотный.

– Что за нелепица? – встряхнула я договором. – Этот крестик мог поставить кто угодно.

– Это не крестик, а икс, – поправил адвокат.

– Мне должно стать легче от этого знания?

– Дело не в том, что написано, а как, – адвокат порылся в нагрудном кармане пиджака и вытащил оттуда странного вида монокль. Он состоял из нескольких разноцветных стекол на шарнирах. Мистер Монк протянул монокль мне и посоветовал: – Попробуйте синее.

Я перевела синее стеклышко в центральное положение и взглянула через него на договор. Крестик искрился алым точно бенгальский огонь.

– Это особые чернила, – пояснил адвокат. – Ими пользуется лишь мистер Никто. Именно чернила его подпись, а не сам знак.

Магия была сильная. Это поняла даже я, далекий от нее человек. Недаром этот Никто скрывается. За подобную магию ему гарантирован костер.

Судья намекнул, что у него полно дел. Я его не винила: на его месте тоже стремилась бы выставить странных клиентов поскорее за дверь. Мы с адвокатом покинули судейскую контору вместе и на этот раз мне не завязали глаза. Выходит, от меня скрывали не местоположение конторы. Наверное, мистер Никто находился поблизости. Именно его я не должна была видеть.

На улице нас ждал прежний экипаж без опознавательных знаков.

– Я могу поймать городской транспорт, – мне не хотелось садиться внутрь, но адвокат настаивал.

– Я обещал доставить вас в целости и сохранности, – заявил он, когда я все-таки устроилась в экипаже.

В тот момент мне не пришло в голову спросить, куда конкретно доставить. Казалось само собой разумеющимся, что речь идет о моем доме. Я так устала за последние сутки от переживаний, что прикрыла глаза и наслаждалась мерной качкой экипажа. А мы все ехали и ехали. И, наконец, до меня дошло, что мой дом от судейской конторы не так уж далеко.

Я распахнула глаза.

– Куда вы меня везете? – повернулась к адвокату.

Он ответил с самым невозмутимым видом:

– В ваш новый дом, разумеется. Мне поручено сопроводить вас.

– Но я думала сперва заехать к себе. Собрать вещи, объяснить ситуацию мачехе, – растерялась я.

– Увы, это невозможно. Теперь вы жена мистера Никто и по договору обязаны переехать в его дом без промедлений.

Я не нашла, что на это возразить. Логика адвоката была безупречна. Ведь я сама согласилась на это условие. Но откуда ощущение, что меня похитили?

И снова мне не завязали глаза. Признаюсь, этот факт меня не обрадовал, а наоборот огорчил. Мы направлялись в логово мистера Никто и то, что его местоположение не скрывают от меня, могло означать две вещи: либо меня оттуда не выпустят, либо не оставят в живых.

Я зажмурилась. Если спросят, скажу, что ничего не видела. Может, пощадят.

– В этом нет нужды, – адвокат заметил мои ухищрения.

– Пристанище скрыто магическим куполом. Он самая надежная защита. Силой маг-полиция внутрь никогда не попадет, а по доброй воле их туда никто не проведет.

– Пристанище? Вы так называете это место?

– Имя отражает содержание. Это не просто жилище мистера Никто. Это дом для всех заблудших душ, нуждающихся в крыше над головой.

– Называй вы действительно вещи своими именами, – сказала я, – то подобный дом звался бы не пристанищем, а притоном.

Я и не подозревала, насколько близка к истине. Горькая правда открылась, едва мы подкатили к неприметному с виду зданию. Район был средненький, ближе к бедному: двухэтажные особняки, порой на несколько семей и даже без газона. Как люди живут в подобной тесноте?

Дом, у которого мы остановились, был под стать улице. Некогда неплохой особняк пришел в упадок: краска с фасада облупилась, деревянные ставни перекосились, подъездная дорожка зияла провалами в плиточном камне. Экипаж ощутимо тряхнуло, когда он угодил в один из провалов, и я прикусила язык. Рот наполнился неприятным привкусом железа. Ничего не скажешь, достойное начало знакомства с новым местом жительства.

Над парадным входом висела вывеска: «Колдовская любовь». Я задумалась, что означает это странное словосочетание, и поняла его смысл, лишь войдя внутрь. Но сперва мистер Монк прижал большой палец к звонку и замер. Он простоял так секунд тридцать, вдавливая кнопку. Убрал руки, лишь когда что-то тихонько тренькнуло, и дверь отворилась. За порогом никого не было, словно дверь открылась сама собой.

Мы попали в огромный холл, уставленный диванами, креслами, танкетками и пуфами. Столько мягкой мебели разной формы и расцветок не в каждом магазине встретишь. В ноздри ударил тяжелый аромат духов. Словно минуту назад кто-то разбил здесь несколько флаконов. Аж глаза заслезились.

Но обстановка была ерундой по сравнению с людьми. Повсюду сидели, а где-то и лежали полуобнаженные девицы. Корсеты едва прикрывали груди, а юбки впереди имели совершенно неприличный вырез. По сути, передняя часть юбки отсутствовала, открывая ноги и нижнее белье.

– Мне здесь не место, – я повернула обратно к входной двери, но путь отступления уже перекрыли. Сложив руки на груди, перед дверью стоял верзила ростом чуть ли не вдвое выше меня. Такого не обогнуть и не убрать с дороги.

– Это же бордель, – сообщила я адвокату.

– Это Пристанище, – поправил он вежливо. – В том числе для дам легкого поведения.

– Сути это не меняет.

– Вы полюбите это место, вот увидите, – оптимистично заявил он.

– Что позволяет вам так думать?

– У вас просто нет другого выхода. Ведь это ваш дом.

И снова он меня обставил. Вот как тут протестовать? Понурив голову, я поплелась за мистером Монком, знакомиться с новым домом и его обитателями.

Глава 5. Новый дом

Я не прошла и пары шагов, как со всех сторон посыпались поздравления. Эти люди праздновали мою свадьбу! Девушки чокались бокалами с игристым вином и мне предложили. Я практически не пью, но в этот раз не отказалась. Нервам требовалось успокоительное, пусть даже с градусом.

Первый бокал осушила залпом, пузыри ударили в нос и голову, и я закашлялась. Со вторым была осторожнее: цедила мелкими глотками, и его хватило надолго.

– Я вынужден вас покинуть, – сказал мистер Монк. – Дела, знаете ли, не терпят отлагательств. Вы же будете в порядке?

– Не волнуйтесь, справлюсь, – кивнула я, хотя часть меня вопила: умоляю, не бросайте меня здесь! Но я умею держать лицо, маскируя истинные эмоции за вежливой улыбкой.

– Вот и славно, – кивнул адвокат. – Я в вас не сомневался. И помните: вам здесь не причинят вреда.

Он ушел, а меня окружили полуголые девицы. Они говорили наперебой, голоса сливались в сплошной гул, так что слов не разобрать. В итоге самая бойкая схватила меня за запястье и вытащила из шумного круга.

– Спасибо, очень вовремя, – поблагодарила я. – Еще секунда, и я бы завопила.

– Они бывают несносными, это от недостатка общения. Когда сидишь в четырех стенах, готов убить за любую сплетню. А ты человек новый, только что из внешнего мира. Вот они и накинулись. Меня, кстати, зовут Эльза.

Девушка была настроена дружелюбно, а мне в чужом мире требовался проводник. Им к нашему общему удовольствию могла стать Эльза – невысокая брюнетка с пышной прической и не менее пышной грудью. Ее можно было бы назвать хорошенькой, смой она вульгарный макияж.

Я пожала протянутую руку. Девушка, сама того не подозревая, подтвердила мои опасения – из дома так просто не выбраться. Затворничество недалеко ушло от тюремного заключения, но все же оно лучше. Я только волновалась за Антонию и Магнуса. Как они там? Наверное, с ума сходят от беспокойства. Надо отправить им записку, как-то дать знать, что я жива и здорова. Может, мистер Монк согласится на роль посыльного.

– Я все здесь тебе покажу. Слушай меня и не пропадешь, – сказала Эльза.

Она увлекла меня вглубь борделя, который местные с придыханием называли Пристанищем. Я не разделяла их любви к этому дому, но держала свое мнение при себе. Ни к чему оскорблять людей, мне с ними жить под одной крышей. По крайней мере, до тех пор, пока я не придумаю, как отсюда вырваться.

Эльза знакомила меня с одной девушкой за другой, а после переключилась на охранников и других прилично одетых мужчин и женщин, в род деятельности которых меня не посвятили. Первое впечатление оказалось обманчивым: это место было куда больше, чем просто бордель. Продажные женщины составляли лишь часть здешнего общества. Самую законопослушную.

Я не запомнила и десятка имен. Лица слились в сплошную массу. Зато в память врезались настороженные взгляды. Таких было большинство. И в какой-то момент я поймала себя на том, что хочу спрятаться за спину новой знакомой.

Смотрите так же:  Штраф за день просрочки платежа

– Непривычно, да? – истолковала она мое поведение. – Ничего, я тоже поначалу тушевалась. Ты освоишься. Сейчас представлю тебя одной важной персоне. Вот ее имя запомни с первого раза. Она здесь вроде как главная.

– Я думала, главный мистер Никто.

– Так и есть. Но он ведет дела через Агнессу. Он – теневой босс, она – официальный. Хотя, конечно, марионетка. Только ей не вздумай об этом сказать. Взбесится.

Агнесса была высокой, утонченной, стриженной под каре блондинкой в облегающих брюках и длинном сюртуке. Ее прическа и одежда подчеркивали, что она своя среди мужчин и ведет бизнес с ними на равных.

– Приятно познакомиться, – я старалась быть милой, но в ответ получила ледяной взгляд полный необоснованной ненависти.

Агнесса не соизволила сказать мне ни слова. Молча развернулась и ушла.

– Что я ей сделала? – удивилась я.

– Вышла замуж за мистера Никто, – ответила Эльза. – Агнесса тайно в него влюблена. То есть это она думает, что тайно, но все вокруг в курсе.

– Нет, – покачала головой девушка. – Но она часто обсуждает с ним деловые вопросы.

Как можно влюбиться в того, кого ни разу даже не видел? Я вообразила эту картину: мистер Никто и Агнесса с завязанными глазами. Сценка достойная театральной комедии.

– Вижу, вы поладили с Агнессой, – к нам приблизился темноволосый мужчина в черном костюме. На поясе у него висел кнут, словно он ковбой.

– Скорее наоборот, – вздохнула я.

– Я – Роберт, можно просто Роб, – представился он. На вид ему было лет двадцать пять. Хорошая порода, сказала бы Антония. Она вообще относилась к мужчинам, как к лошадям. Даже любопытно, кем был папа. Надеюсь, не старой клячей. – Я ближайший помощник Агнессы, но в отличие от нее намного более приятный в общении.

– Это заметно, – я шагнула назад, так как Роб слишком приблизился.

– Ступай по своим делам, – оттолкнула его Эльза. – Не видишь, у нас девичьи разговоры.

– До скорой встречи, – кивнул мне Роб.

– Он еще тот приставала, – сообщила Эльза. – Мнит себя героем-любовником. Опробовал каждую девочку в Пристанище. Смотри, не попади под его чары. Он хорош лишь до постели, а как получит свое, превращается в настоящего говнюка.

– Буду иметь в виду, – пробормотала я. Манера Эльзы вести беседу была мне в диковинку. Я не привыкла к крепким выражениям, но здесь это, похоже, норма. К тому же только девушка с профессией Эльзы могла так легко говорить об измене.

Мы прокладывали себе дорогу к столику с напитками за новой порцией игристого, когда мимо с диким воем пронесся босой мужчина. Из одежды на нем были штаны и расстегнутая на груди рубашка. Выбежав в центр холла, он повалился на пол и принялся кататься по нему как игривый кот.

Охранники среагировали моментально: подняли бедолагу и уволокли куда-то. Мужчина хохотал и пускал слюни, точно безумный. Меня передернуло от этой сцены, но остальные восприняли ее как должное.

Жмурки (фильм, 2005)

Криминальный авторитет Михалыч контролирует наркоторговлю в городе. Михалыч носит малиновый пиджак и звонит по «мобиле» с выдвижной антенной, которая в середине 90-х считалась признаком «крутизны». Желая «крышевать» заезжего химика, изготовляющего в своей лаборатории наркотики, он посылает двух жестоких молодых бандитов — Саймона (Семёна) и Сергея — разобраться. Сергей обладает некоторым умом, а Саймон — совершенно отмороженный, не ценящий ни чужую жизнь, ни свою. Но они проваливают задание, оставив за собой несколько трупов. Разгневанный Михалыч даёт им последний шанс исправиться — поехать к знакомому Михалыча, адвокату, и обменять чемодан денег на чемодан наркотиков. Но милиционер Степан уже навёл на это дело банду Корона, а заодно и криминального авторитета Мозга с его братками. Корон и его банда забирает чемодан с героином, думая, что в нём лежат деньги. Узнав об этом, Михалыч приказывает Саймону и Сергею найти Степана, «прессануть его по поводу героина» и затем, узнав информацию, убить. Они едут к Степану. В квартире Саймон вырубает его, а затем пытает. Выслушав информацию, Саймон отправляет в расход милиционера. Они едут на квартиру Корона, но находят там только «эфиопа» Баклажана, которого связывают. Сергей ищет героин, но находит в шкафу сумку с оружием, которая доказала, что они пришли по адресу. Вскоре в квартиру заходит Мозг с его братками. Саймон и Сергей ликвидируют всех, кроме Мозга. Тот начинает оскорблять их. Сергей убивает его выстрелом в висок. После этого приходят Корон и Бала, второй бандит, отмороженный на всю голову. Корон сдаёт героин и им дают шанс, в виде игры в «жмурки» (то же самое, что и «русская рулетка»). Вследствие этой игры Корон и Бала погибают. Саймон и Сергей идут проверить Баклажана, но он к этому времени успевает освободиться от верёвок и взять пистолет. Когда Саймон и Сергей заходят в комнату, Баклажан стреляет в Сергея, но попадает только в живот. Саймон убивает «эфиопа». Затем он вызывает своего знакомого студента медицинского института, и тот «чинит» Сергея. Они уезжают из квартиры.

2005 год. Саймон и Сергей стали депутатами в Москве. Михалыч работает у них на проходной сторожем. А его сын на побегушках у «братков»

  • Андрей Мерзликин — Охранник
  • Дмитрий Дюжев — Саймон
  • Алексей Панин (озвучивание: Юрий Гальцев) — Сергей и озвучка студента-медика
  • Никита Михалков — Сергей Михайлович (Михалыч)
  • Сергей Маковецкий — Корон
  • Виктор Сухоруков — Степан
  • Дмитрий Певцов — Адвокат Борщанский
  • Татьяна Догилева — Секретарша адвоката
  • Андрей Панин — Архитектор
  • Рената Литвинова — Официантка, секретарша Катя
  • Алексей Серебряков — Доктор
  • Сергей Глазунов (озвучивание: Алексей Панин) Студент-медик
  • Гарик Сукачёв — Мозг
  • Юрий Степанов — Кабан
  • Анатолий Журавлёв — Бала
  • Григорий Сиятвинда — Баклажан (эфиоп, называвший себя русским)
  • Кирилл Пирогов — Палач
  • Андрей Краско — сосед, раздражённый громкой музыкой
  • Олег Осаенко — отморозок с пистолетом, ожидавший Саймона и Сергея возле дома доктора
  • Николай Пономарёв
  • Александр Баширов — жертва Палача

Съёмочная группа

  • Авторы сценария: Алексей Балабанов, Стас Мохачев
  • Режиссёр: Алексей Балабанов
  • Оператор: Евгений Привин
  • Продюсер: Сергей Сельянов
  • Художник: Константин Пахотин
  • Композитор: Вячеслав Бутусов

-Теперь люди думают,что мы на всю голову отмороженные!(Корон) -А раньше не думали?Ха-ха(Бала) -Раньше думали,что мы не на всю голову отмороженные,а теперь думают,что на всю.(Корон)

-Сегодня,когда вы забрали у нас героин,с тобой были ещё два контрацептива.Ты здесь один.Поэтому у нас два вопроса:где героин и где остальные?(Сергей)

-Я русский! (Эфиоп)

-Чужие слабости, надо уважать, а не осуждать. (Саймон)

Интересные факты

  • Слоган фильма: «Для тех, кто выжил в девяностые».
  • В ранней версии сценария фильма было 18 трупов.
  • Автомобиль Саймона и Серёги — BMW 520i— популярная машина среди бандитов. В 90-е годы аббревиатура БМВ расшифровывалась как «Боевая Машина Воров», «Боевая Машина Вымогателей» или «Братве Можно Все»
  • В ходе съёмок было израсходовано 50 литров фальшивой крови.
  • В фильме есть персонаж по кличке «Кабан», взятый из сериала «Бригада», где он только упоминается.
  • Хотя фильм снимался в Нижнем Новгороде, на автомобиле Михалыча видны санкт-петербургские номера.
  • Рабочее название фильма — «Кавардак».
  • Первый «Макдоналдс» в Нижнем Новгороде открылся в 1997 году. То есть, действия фильма происходят приблизительно в это время.
  • На МКФ в Хельсинки (Финляндия) фильм был представлен под названием «Блеф мертвеца».
  • Украинский писатель Олесь Ульяненко заявил, что является фактическим автором сценария, синопсис которого у него украли [1] .
  • Механизм, прячущий пистолеты в рукавах, был ранее показан в фильме Чужой 4: Воскрешение, но отличался устройством в силу фантастичности самого фильма. В фильме «Жмурки» он выглядит гораздо реалистичней. Но впервые идея появилась в комедийных французских фильмах 60-тых годов про Фантомаса и комиссара Жюва (Луи де Фюнес).
  • В сцене в бильярдной в момент, когда официантка принимает заказ, в кадре явно виден широкоформатный LCD-телевизор на стене, который в то время не производился.
  • Когда «чинят» Сергея, на стене висит плакат с тремя рэперами: Snoop Dogg, Ice Cube и 50 Cent, последний из которых в то время не был известен.
  • В самом начале фильма действие происходит в морге, камера медленно двигается, на заднем плане лежат трупы. Они дышат, что особенно хорошо видно, если смотреть в ускоренном показе (в роли «трупов» выступали актеры — студенты и знакомые членов съемочной группы).
  • В эпизоде, когда Саймон и Серега приезжают к Доктору, в момент, когда, Саймон убивает Доктора, видно, что уже мертвый Доктор, падая, пытается схватиться правой рукой за край стола
  • Когда Саймон убил наркомана и свалил его к доктору, видно что «волшебник» в чёрной куртке дышит.
  • Эпизод, в котором БМВ подъезжает к дому и стукает жигули — «пятерку» (машину, которую угнал для ограбления Бала) на мокром асфальте видны множественные следы БМВ, то есть в фильм попал далеко не первый дубль.
  • В эпизоде разговора у Доктора после убийства его крыши ясно видно, что в обоих пистолетах Саймона закончились патроны (затворы остались в отодвинутом положении). Однако сразу после того, как Саймон выходит из кадра, слышны выстрелы. Вряд ли он успел перезарядить оружие за долю секунды.
  • Когда банда Корона забирала чемодан, на заднем плане работница храма спокойно меняла таблички на воротах, несмотря на выстрелы. Однако она исчезла за секунду, когда менялся вид камеры.
  • «Жмурки» на сайте кинокомпании «СТВ»
  • «Жмурки» (англ.) на сайте Internet Movie Database

Настя и Егор | О воздушном летании в России | Счастливые дни | Пограничный конфликт | Замок | Трофимъ | Брат | Про уродов и людей | Брат 2 | Война | Река | Американец | Жмурки | Мне не больно | Груз 200 | Морфий

Похожие публикации:

  • Экспертиза в глазове Муниципальное образование "Глазовский район" официальный портал р.Чепца за д.Нижняя Слудка Вид на Глазов с городища Иднакар р.Чепца за д.Верхняя Слудка и Нижняя Слудка Устье реки Сепыч Глава муниципального образования […]
  • Договор купли-продажи квартиры на двух покупателей образец Договор купли – продажи квартиры* Город Москва, второе октября две тысячи одиннадцатого года Мы, гражданин РФ Иванов Иван Иванович , пол: мужской , год прождения: 03 апреля 1970 года , место рождения: город Москва , […]
  • Утерян инн штраф Свидетельство ИНН Можно ли пересечь границу из россии в украину по оригиналу свидетельства о рождении и справки инн и ксерокопией украинского паспорта. Паспорт утерян и надо ехать восстанавливать. Нельзя, т.к. у вас нет документа […]
  • Жалоба шубина Телефон горячей линии МФЦ МФЦ – Многофункциональный центр (Мои документы) представляет собой государственное учреждение, работающее по принципу «одно окно». Каждый резидент Российской Федерации, имеет возможность в МФЦ оформить […]
  • Приказ минздрава 362 Приказ Минздрава РФ от 17 февраля 1993 г. N 23 "Об утверждении "Положения о клинической ординатуре" (утратил силу) Приказ Минздрава РФ от 17 февраля 1993 г. N 23"Об утверждении "Положения о клинической ординатуре" Приказом Минздрава […]
  • С какой суммы не берется налог на ребенка С какой зарплаты не берется подоходный налог? бывает ли вообще такое? Налог на доходы физических лиц (НДФЛ),если ведем речь о легальной заработной плате удерживается в размере 13 % практически со всех доходов которые вам выплачивает […]