Штраф баб

Содержание:

Во Франции ввели штраф за непристойное поведение в адрес женщин

3 августа, Минск /Корр. БЕЛТА/. Парламент Франции одобрил закон о введении штрафа за непристойное поведение в адрес женщин, сообщают информагентства со ссылкой на радио Europe-1.

По словам государственного секретаря по вопросам равенства между мужчинами и женщинами Марлен Шьяппы, закон направлен на снижение порога толерантности к сексуальному насилию в стране. В частности, он предусматривает ответственность за уличные домогательства, которые ранее оставались безнаказанными.

Отмечается, что за непристойности и навязчивое поведение в адрес женщин будет назначаться штраф в размере от 90 до 750 евро.

Поводом для принятия подобных мер стал инцидент, который произошел на минувшей неделе в Париже. Молодая девушка попросила замолчать прохожего, который свистел ей вслед, а он в ответ ее ударил.-0-

Верховный суд Коми отменил штраф интернет-журналу «7х7» за фразу «бабы жарят крокодила»

Юридическая служба Центра защиты прав СМИ консультировала редакцию издания и готовила позицию по данному делу

Верховный суд Коми отменил наказание в виде штрафа в 200 тысяч рублей интернет-журналу «7×7», — сообщает корреспондент издания.

В постановлении суда говорится, что в материалах административного дела нет доказательств того, что оштрафованное юридическое лицо — учредитель издания, выступает в качестве редакции «7×7», может вмешиваться в деятельность интернет-журнала и является распространителем спорной информации.

«Редакцией сетевого издания на момент опубликования вышеуказанной статьи являлась автономная некоммерческая организация», — говорится в постановлении Верховного суда.

— Действительно, в структуре «7×7» учредитель и редакция — разные юридические лица, что обеспечивает автономность и независимость редакции. Юристы «7×7» изначально не понимали, почему Роскомнадзор, мировой и городской суды привлекали к ответственности именно учредителя, о чем указывали в своих возражениях, — сказал директор «7×7» Павел Андреев.

Медиаюрист Центра защиты прав СМИ Светлана Кузеванова считает, что постановление Верховного суда Коми в своем роде уникально для современной судебной практики по делам о злоупотреблении свободой массовой информации.

— Дело совсем не в том, что суд высказал какую-то новую, прецедентную позицию по этому вопросу, — говорит Кузеванова. — Неожиданность такой судебной реакции состоит в самом факте признания незаконными решений Роскомнадзора и нижестоящих судов. К сожалению, с каждым годом тиски правоприменительной практики сжимаются все сильнее и сильнее. Случаев привлечения управлениями РКН редакций СМИ к ответственности за злоупотребление свободой массовой информации насчитывается все больше, а шансов на успешное обжалование все меньше. Верховный суд отменил судебные решения по процессуальным основаниям, признав привлечение учредителя СМИ к административной ответственности незаконным. Было бы интересно услышать позицию суда относительно того, допустимо ли в СМИ упоминать «народное» название памятнику «Вечный огонь» — «Бабы жарят крокодила», или все-таки это разрешено только жителям, но не журналистам. Но, видимо, это было бы слишком смело для суда, — сказала Кузеванова.

В сентябре 2015 года новостной сайт «Медуза» опубликовал тест про Сыктывкар. Читателям предлагалось ответить на вопросы об истории и топонимике города. Там был вопрос о том, как в народе называется мемориал «Вечный огонь». Спустя месяц в Сыктывкар приехал популярный блогер Илья Варламов и корреспондент « 7×7 » взял у него блиц-интервью о целях приезда и попросил ответить на вопросы из теста «Медузы», в том числе и про мемориал «Вечный огонь». После этого возмущенный читатель сайта Андрей Кустов обратился в Роскомнадзор по Коми с требованием провести проверку и привлечь к ответственности редакцию интернет-журнала, так как, по его мнению, народное название мемориала, которое упоминается на сайте «Медуза» и в интервью Варламова, оскверняет символ воинской славы.

Экспертный совет при Роскомнадзоре по Коми, куда входили сотрудники ведомства и уполномоченный по правам человека в Коми, принял решение, что статья содержит публичное осквернение символов воинской славы. Материалы дела были переданы в суд и мировой судья Кутузовского судебного участка присудил интернет-журналу штраф в размере 200 тысяч рублей за «публичное распространение выражающих явное неуважение к обществу сведений о днях воинской славы и памятных датах России, связанных с защитой Отечества, либо публичное осквернение символов воинской славы России, в том числе совершенные с применением средств массовой информации и (или) информационно-телекоммуникационных сетей».

Сыктывкарский городской суд отклонил апелляцию, в которой интернет-журнал просил отменить штраф. Заседание прошло без представителей сайта, которые утверждают, что не получали повестки. Представители « 7×7 » в апелляционной жалобе указывали, что название памятнику было дано не автором публикации, и приведенное высказывание действительно является устойчивым выражением, закрепленным в речевой практике практически с момента открытия памятника в 1981 году, и не связано с темой скульптурной группы. Еще одним аргументом было то, что данное высказывание не является оценкой событий 1941-1945 годов и самих участников Великой Отечественной войны. Представители интернет-журнала указывали, что в вопросе не было грубых и бранных слов.

ШТРАФ КАК УГОЛОВНОЕ НАКАЗАНИЕ В ИСТОРИИ УГОЛОВНОГО ПРАВА ДОСОВЕТСКОЙ РОССИИ

А.В. Курц, аспирант Марийского государственного университета

В нашей стране штраф применялся в качестве уголовного наказания еще на заре отечественного права. Истоки возникновения штрафа можно увидеть в самых древних памятниках российского законодательства. Одним из таких памятников является Русская Правда. И в ней довольно значительное место уделено денежным штрафам.

Древнейшей формой наказания в нашей стране являлась месть преступнику со стороны потерпевшего или его родственников. По договору с греками 911 г., убийцу можно было умертвить каждому безнаказанно на месте преступления: «Да умрем, идеже аще створить убийство» 48 . Договор 945 г. 49 дает право жизни убийце только родственникам убитого без определения степени родства. Русская Правда ограничила круг мстителей за убийство только двумя степенями ближайших родственников убитого. Правда сыновей Ярослава запрещала убивать убийцу кому бы то ни было, предписав родственникам последнего довольствоваться определенной денежной компенсацией.

Преобладающим видом наказания по Русской Правде были денежные взыскания с преступника, слагавшиеся из двух частей: штрафа и компенсации; штраф поступал князю, компенсация за причиненный преступлением ущерб шла потерпевшей стороне, а именно: за убийство — вира (в пользу князя) и головничество (родственникам потерпевшего), за прочие преступления — продажа (князю) и урок (потерпевшему). Тяжким наказанием в виде денежного взыскания была вира — денежный штраф, взыскивавшийся в пользу князя за убийство свободного человека 50 . Слово «вира», не встречающееся в других славянских языках, считают заимствованным из немецкого языка (Wehrgeld) 51 .

По Правде Ярослава вира взимается в том случае, если нет мстителя (ст. 1 Краткой редакции Русской Правды) 52 . Вира взыскивалась не всегда с самого преступника, но иногда с общины — верви, к которой он принадлежал; в таком случае она называлась дикой вирой и взыскивалась в двух случаях: а) если совершено непредумышленное убийство и преступник состоит с членами общины в круговой поруке; б) если совершено предумышленное убийство, но община не разыскивает убийцу (прикрывает его или не выдает). В первом случае вервь платит с участием самого преступника (в соответственной доле); во втором случае уплата доли рассрочивается на несколько лет (Кар., 5).

Величина виры постоянна: за свободных людей вообще — 40 гривен. Двойная вира в размере 80 гривен полагалась вначале за убийство огнищанина, а позднее — за убийство княжих мужей, конюшего, старосты и тиуна (ст. 19, 22 Краткой редакции Русской Правды; ст. 3 Пространной редакции Русской Правды) 53 , что свидетельствовало об усиленной защите жизни феодалов. За совершение таких преступлений, как отсечение ноги, руки, носа, выкалывание глаза, убийство свободной женщины, взималось «полувирье» — т.е. штраф в размере 20 гривен (ст. ст. 27, 88 Пространной редакции Русской Правды) 54 . За убийство лиц рабского сословия взыскивался штраф в 12 гривен. Родственникам убитого полагалось денежное вознаграждение, именовавшееся головничеством. По мнению большинства исследователей, размер головничества был равен размеру виры.

Русская Правда предусматривает и такой вид наказания, как «продажа» — денежный штраф, взыскивавшийся с преступника в пользу князя за совершение ряда преступлений как против личности, так и имущественных. Уголовное значение продажи видно из некоторых приведенных фактов относительно виры; в Краткой Редакции Русской Правды оно вполне ясно, например, из следующего: «если украдет ладью, то за ладью 30 резан, а продажи 60 резан» (ст. 35 Краткой редакции Русской Правды) 55 . Цифры продажи постоянны: 12 гривен (за убиение вора без требования обороны, оскорбление чести, лишение свободы за кражу холопа и бобра, за истребление коня и скота, за порчу меж); 3 гривны (и 30 кун) за все прочие преступления, кроме самых маловажных, за которые взыскивалось 60 кун или резан. Продажа обычно сопровождалась пошлиной, шедшей судебным агентам и исчислявшейся в размере 20% от продажи. Пострадавший получал денежное возмещение, носившее название «урок». Урок таксирован в законе (Краткой редакции Русской Правды) относительно преступлений личных, наносящих физический вред (за зуб — ст. 68, за палец — ст. 28, за рану — ст. 25 по 1 гривне) 56 ; за преступление против чести Русская Правда не дает таксы, между тем как церковный устав Ярослава содержит подробную оценку чести. При преступлениях имущественных или возвращается вещь, или цена ее, назначенная в законе. Денежные штрафы в определенном количестве могли иметь правильное уголовное значение лишь в период экономического равенства. При несостоятельности преступника они должны были заменяться другими уголовными наказаниями, что, действительно, и находим в позднейшем русском праве. Высший штраф, то есть вира, уплачиваемая без помощи общины, обыкновенно был не под силу для одного преступника, а потому в 3-й редакции Русской Правды вира и заменена уже в законе «потоком».

Смотрите так же:  Заявление от жены о совместном проживании

Высшей мерой наказания по этой редакции Русской Правды являлся так называемый поток и разграбление. «Потоком» называлось лишение личных прав, а «разграблением» — лишение прав имущественных, и то и другое составляет одно наказание, а не два вида наказаний; хотя в одном случае (ст. 31) упомянут один поток без разграбления (за конокрадство), но в другом случае термин «поточити» употреблен в смысле разграбления (ст. 97: за поджог или разграбление имущества преступника прежде всего удовлетворяется потерпевший, а «в остальном князю поточити»). Поток и разграбление не только заменили виру за предумышленное убийство, но и распространялись на конокрадство и поджог, а практика распространяла это наказание и на политические преступления.

Смертная казнь, телесные и членовредительные наказания не были свойственны древнейшей системе русского права, но появились они фактически довольно рано и, прежде всего, в практике церковных судов. Летописи сохранили сведения о смертной казни в Древней Руси. Так, в княжение Владимира Святославича увеличились разбои. Разбой представлял собой в ряде случаев не просто имущественное преступление, а акт социального протеста со стороны людей, терявших в процессе феодализации землю и стоявших на грани потери свободы. По совету епископов Владимир «отверг» виры и начал предавать разбойников смертной казни, но «со испытом», т.е. после судебного разбирательства обстоятельств преступления. В дальнейшем епископы и «старцы» вновь обратились к киевскому князю, указав ему на необходимость возвращения к вирам, которые в условиях усиления военной опасности нужны были для приобретения оружия и коней. Владимир отменил смертную казнь и восстановил виры.

В отличие от Русской Правды, по которой целью наказания являлось возмездие и возмещение материального ущерба, причиненного потерпевшему, Судебник 1497 г. имеет также в виду устрашение преступников и окружающего населения. Поэтому имущественные наказания в Судебнике уступают место другим, более суровым видам наказаний 57 . Денежные наказания, бывшие в период Русской Правды лишь компенсацией за нанесенный ущерб, становятся с XIV в. средством обязательного искупления вины. Из имущества татей и разбойников удовлетворялись убытки истца при разбое. Если имущества не хватало, иски взыскивались в порядке частного вознаграждения с тех, «на кого по сыску доведется», а именно с соучастников (ст. 22 гл. XXI Соборного Уложения 1649 г.) 58 . Сумма иска определялась в размере, указанном разбойниками во время пытки, а в случае, когда разбойники, сознаваясь в разбое, не могли перечислить «животов по имянно», т.е. указать сумму награбленного, то истцу выплачивалась четверть предъявленного иска (ст. 23-25 гл. XXI Уложения) 59 . Это, по мнению М.Ф. Владимирского-Буданова, объяснялось «постоянным в то самое время увеличением исков в челобитных» 60 .

«Продажа» (по Судебнику 1497 г.) означала денежный штраф за преступление и шла в пользу князя или лиц, осуществляющих правосудие. Размер продажи, как правило, устанавливался по усмотрению суда. Чаще всего продажа являлась дополнительным наказанием и применялась в сочетании с торговой или смертной казнью (ст. 8, 10 Судебника 1497 г.). Но продажа могла быть и самостоятельным видом наказания за злостную невыплату долга, оскорбление словом или дейст-вием. Судебник 1550 г. вводит денежные штрафы, именуемые «пеня». Они взыскиваются с должностных лиц за лихоимство — втрое против взятого (ст. 8-11) — и за нанесение бесчестья обвиняемому, за что пеня назначалась по указанию государя (ст. 25, 26, 35, 71) 61 . Одновременно с выплатой продажи и пени виновный уплачивал денежное вознаграждение в пользу потерпевшего. Если по Судебникам оно полагалось истцу по всем видам преступления: «а побьются на поли в пожеге или в душегубстве, или в разбои, или в татьбе, ино на убитом (виновном) исцево доправити» (ст. 7 Судебника 1497 г.) 62 , то Соборное Уложение 1649 г. сохраняет денежные штрафы всего в восьми случаях — только за Преступления, посягавшие на имущество, здоровье и честь частного лица.

Размеры платы за бесчестье дифференцированы: было бесчестье простое, двойное и тройное. К этому добавлялась система штрафных санкций за каждый вид телесного повреждения — выплата штрафа назначалась за отсечение руки, ноги, уха, носа и других частей тела: «за всякую рану по пятидесяти рублев» (ст. 10 гл. XXII Уложения) 63 . По Соборному Уложению 1649 г. одинаковое значение с пеней имела «заповедь», т.е. денежный штраф за проступки против полицейских распоряжений правительства (Уложение, гл. XXI, ст. 19-20; гл. XXV, ст. 1-2) 64 ; заповедью этот штраф назывался потому, что деяние, наказываемое им, само по себе безразличное, «заповедуется» (запрещается) из соображений полицейских или финансовых. Другой вид заповеди — это добавочное денежное наказание за общие преступления, если преступник раньше совершения преступления угрожал и тем вызвал против себя угрозу со стороны власти в виде заповеди.

Если виновный не имел средств, чтобы выплатить требуемое истцом вознаграждение, он либо выдавался истцу «головою на продажу», т.е. в холопство до отработки долга (ст. 10 Судебника 1497 г.) 65 , либо подвергался правежу «безо всякия пощады» (ст. 133 гл. X Уложения) 66 . Суть правежа заключалась в том, что ответчик регулярно подвергался судом процедуре телесного наказания — его били розгами по обнаженным икрам. Число таких процедур должно было быть эквивалентным сумме задолженности (за долг в сто рублей пороли в течение месяца). Здесь явно звучит архаический принцип замены имущественной ответственности личностной. «Правеж» — не просто наказание — это мера, побуждающая ответчика выполнить обязательство (у него могли найтись поручители, или он сам мог решиться на уплату долга).

То есть в Уложении штраф занимает уже весьма скромное место 67 . Главная цель наказания по Соборному Уложению — устрашение: наказать так, «чтобы смотря на то, иным неповадно было так делати»68. Законодательство Петра I внесло свои коррективы в порядок взыскания штрафов. Денежные наказания взимались не только в пользу потерпевших, но главным образом в пользу государства — казну, Синод, госпитали лечебные и т.д. Наиболее распространенным в то время видом денежных наказаний являлись штрафы. Так, Указом от 17 сентября 1680 г. вместо введенного Уложением 1649 г. битья кнутом за порчу межей и граней (Гл. X. ст. 231) предписывалось «иматъ за всякую испорченную грань по 5 рублев и присылать те пенныя деньги к Москве в Поместный приказ» 69 . Восстановление Указом 1682 г. торговой казни не помешало сохранению денежного штрафа.

Как самостоятельные наказания штрафы от 1 рубля до 1000 взимались с должностных и частных лиц за невыполнение тех или иных предписаний. Так, за ношение русского платья, усов и бороды взыскивался штраф в 50 и 100 рублей с человека и по две деньги с крестьян. Поскольку желающих оставить усы и бороду было очень много, в 1724 г. при Сенате была даже учреждена особая контора. За неявку без «законных причин» на водную Ассамблею взимался штраф в «50 рублев», в другой раз штраф вдвое, «а буде в третей раз, то сосланы будут в предиленною работу»70. Штрафы использовались и как предупредительная мера. За каждого беглого солдата взыскивались денежные штрафы со всех чинов — от офицера в сумме 1 р. 50 коп. до солдата по копейке с человека. В последующем штраф брался лишь с тех, которые были вместе куда-то посланы.

Взиманием штрафов с населения широко пользовалась церковь, беря их как с нарушителей, так и поручителей за них. Штрафы могли уплачиваться не только деньгами, но и «другими вещьми». Невозможность уплатить штраф влекла посылку мужчин на галеры, верфи, женщин в мануфактуры или прядильные дворы, а согласно Указу от 30 сентября 1765 г., использование в казенной и полицейской работе в течение двух недель при содержании на хлебе и воде. За крестьян штрафы взыскивались с их помещиков, а за государственных крестьян — с казначеев и старост. В случае смерти виновных штраф брался с наследников71. Более серьезные преступления наряду с уголовным наказанием сопровождались конфискацией имущества.

По Уложению о наказаниях уголовных и исправительных от 15 августа 1845 г., различали штрафы, поступающие в казну, и пени, поступающие на улучшение мест заключения 72 . Суммы, не имеющие специального назначения, т.е. когда в Уложении или в особом законе не было конкретно указано, в какое место или ведомство они должны быть переданы, обращались в доход государственного казначейства; а по Уставу о наказаниях 1885 г. — в земский по каждой губернии капитал для устройства арестных домов. Специальные же назначения взысканий за отдельные нарушения представлялись весьма разнообразными; в некоторых случаях часть взысканий поступала доносителям и открывателям.

Смотрите так же:  Исковое заявление в суд о сносе

Редакционная комиссия при составлении Уголовного уложения от 22 марта 1903 г. сохранила систему наказаний Уложения 1845 г. Последним родом главных (основных) наказаний по ст. 2 Уголовного уложения 1903 г. являлись денежные пени. Уложение предусматривало назначение пени не только как основное, но и как дополнительное наказание, например, при злоупотреблениях в акционерных обществах, подделке карт, а в особенности при нарушении акцизных уставов. Денежное взыскание составляло такое же наказание, как и пеня, и не считалось вознаграждением за вред и убытки. Денежная пеня, для которой не было установлено особого назначения (например, за нарушение правил об охоте — в особый капитал Министерства Внутренних Дел; за нарушение лесного закона в землях казачьего войска — в войсковой капитал; за нарушение правил о церковных свечах — в распоряжение епархиального начальства т.п.), всегда обращалась на устройство мест заключений.

Размер денежного взыскания по Уложению 1903 г. определялся двояко: или в виде строго определенной законом суммы, или по указанному в законе основанию исчисления, например по размеру действительно причиненного или предполагаемого убытка казне, или же по размеру прибыли, полученной виновным (исчисление по количеству беспошлинно провезенных товаров, бесконтрольно или тайно выкуренного спирта и т.д.), или по продолжительности нарушения (например, при нарушении постановлений о паспортах); в этих случаях взыскания могли достигать весьма значительных размеров.

Денежные пени назначались или отдельно, или параллельно с арестом, или, в исключительных случаях, совместно с последним, а еще чаще с тюрьмой, представляя тогда особый вид кумулятивных наказаний. Таковы, например, тюрьма + пеня до 1 тыс. руб. по ст. 260 Уложения 1903 г. (распространение на бирже ложных слухов). Денежная пеня в тех случаях, когда размер ее был точно установлен в законе, всегда определялась только высшим ее пределом — 25 руб., 50, 100, но низший ее предел будет 50 коп., так как по ст. 24 Уложения 1903 г. пеня определялась рублями и полтинами73; так что нельзя было назначать пени в 25 коп. или в 75 коп.; но в тех случаях, когда высший размер пени свыше 100 руб., низший ее размер не мог быть менее 10 руб.; обыкновенный размер определенной законом пени не превышал 500 руб., но в некоторых случаях денежная пеня назначалась в размере 1500 и даже 3000 руб.

При параллельной угрозе арестом и пеней в законе также было установлено такое соотношение: угроза однонедельным арестом приравнивалась 25 руб. пени; двухнедельным — 50 руб., угроза одним месяцем ареста — 100 руб., тремя месяцами — 300 руб., шестью месяцами — 500 руб. Суд, назначая денежную пеню, мог отсрочить ее уплату или рассрочить таковую на время, однако не свыше одного года со дня вступления приговора в законную силу. Сходное правило существовало и в Уложении о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г., но только относительно дел, подсудных мировым судьям и земским начальникам. В случае отсутствия у виновного каких-либо наличных средств для внесения присужденной с него денежной суммы уплата могла быть рассрочена на определенные сроки, в зависимости от суммы взыскания и способов уплаты; при этом закон оставлял не разъясненным, кем могла быть определена эта рассрочка и даже на какой срок.

По Уложению 1903 г. это правило получило большую определенность, так как отсрочка и рассрочка применялись не только единолично судьями, но и коллегиально; они определялись судом при постановлении приговора, и притом на время не свыше одного года со для вступления приговора в законную силу. Уплата пени могла быть произведена немедленно после постановления приговора или после вступления его в силу, но, во всяком случае, не позже одного месяца после этого, если же пеня отсрочена или рассрочена, то она или надлежащая часть ее должны быть внесены не позже наступления дня отсрочки или рассрочки. Эти правила относились ко всем случаям назначения денежной пени по Уложению 1903 г. Устанавливая денежную пеню, закон предусматривал и те случаи, когда приговоренный оказывался несостоятельным к уплате таковой. По Уложению о наказаниях 1845 г. это наказание заменялось задержанием, причем установили такую соразмерность, что при взыскании первых 20 руб. день заключения засчитывался в 50 коп., за следующие — от 20 до 50 руб. — в 75 коп., а за всю остальную сумму — по рублю, так что, например, взыскание в 300 руб. считалось равным 11 месяцам лишения свободы. Задержание, во всяком случае, не должно было превышать шести лет; отбывалось это наказание в тюрьмах.

С изданием судебных уставов в эту систему были введены два изменения: с одной стороны, для денежных взысканий до 300 руб. была допущена замена не тюрьмой, а арестом, а с другой — возвышена ценность дня заключения. Таким образом, по Уложению и Уставу о наказаниях издания 1885 г. денежное взыскание заменялось лишением свободы следующим образом: до 15 руб. — до 3 дней; от 15 — 300 руб. — до 3 мес. ареста; 300 — 900 руб. — до 4 мес.; 300 — 2 тыс. руб. — до 6 мес.; 2 — 10 тыс. руб. — до 1 года; 10-30 тыс. руб. — до 2 лет; 30 — 60 тыс. руб. — до 3 лет; 60 — 100 тыс. руб. — до 4 лет; свыше 100 тыс. руб. — до 5 лет тюрьмы.

Кроме ареста, закон предусматривал и другой вид замены денежных взысканий для несостоятельных: несостоятельные крестьяне и мещане могли быть отданы в общественные работы или же в заработки; такая же отдача допускалась и для лиц прочих сословий, но лишь в случае выраженной ими о том просьбы. Замена денежного взыскания арестом или работами вполне зависела от усмотрения судебного места. При этом по отношению к крестьянам выбор самого рода заработков не мог быть определен судом, а зависел от общества, с которым в этих случаях судья и должен был войти в сношение.

Но и это соотношение пени и ареста в 1903 г. было признано несоответствен-ным, в особенности замена взыскания тюрьмой, на том основании, «что это наказание имеет свои определенные задачи, обусловливающие предполагаемую в тюрьме дисциплину и порядок содержания; всею постановкою своею она направляется к каре проступков, вызываемых буйною или корыстною волею, требующею обуздания и тяжкого урока. Между тем, наиболее крупные денежные взыскания назначаются за нарушение уставов казенных управлений, т.е. собственно за неисполнение гражданских обязательств, поставленное под санкцию уголовной угрозы; применение тюремного заключения к таким действиям вызвало бы очевидное несоответствие между преступлением и наказанием» 74 . Уголовным уложением 1903 г. была принята следующая схема: пеня до 25 руб. — арест до одной недели; от 25 — 100 руб. — арест от одной недели до одного месяца; от 100 — 500 руб. — арест от одного до трех месяцев; от 500 — 1000 руб. — арест от трех до шести месяцев; свыше 1000 руб. — арест от 6 месяцев до 1 года; так что при этой замене размер лишения свободы не устанавливался с полной определенностью, а закон указывал только пределы. Объяснительная записка говорила по этому поводу: установление постоянного точного соотношения между суммой взыскания и числом дней заключения с принятием за основание простой или удвоенной ценности рабочего дня представляется комиссии неверным. Возрастание интенсивности наказания лишением свободы идет вовсе не в той пропорции, в какой возрастает тяжесть денежных взысканий; с другой стороны, и преступность, определяющая срок лишения свободы при замене денежных взысканий, зависит не от одного только объема вреда, но и от степени опасности воли, от свойства побуждений и т.д., так что и в этом отношении формальное равновесие было бы несправедливо75.

Замена пени работой в Уложении 1903 г. не была сохранена, несмотря на приводимые в пользу таковой теоретические соображения, так как практика указала крайнюю затруднительность как устройства этих работ, так и назначения на них через местные общества. Лица, которым денежные взыскания были заменены арестом, освобождались после внесения части денежного взыскания, соразмерной остающемуся сроку заключения или работ, в случае же уплаты ими меньшей части наложенного на них взыскания, срок ареста уменьшался; при таком уменьшении арест засчитывался в соразмерности, установленной приговором суда. Эти правила о замене относились прежде всего к денежной пене, а в особо указанных случаях — и к денежным взысканиям; но они не распространялись на взыскания, определявшиеся в вознаграждение за вред и убытки; на взыскания, наложенные административными и казенными управлениями за подведомственные им нарушения уставов.

Бизнесмен платит штрафы за женщин, которые хотят купаться во Франции в буркини

Рашид Некказ (Rachid Nekkaz), 44 года, богатый алжирский подрядчик и борец за права человека, говорит, что будет платить штрафы за каждую мусульманскую женщину, которая будет во Франции приговорена к штрафу за то, что носит буркини.

«Как только я вижу, что Франция перестает уважать основополагающие свободы, тут же достаю свою чековую книжку», — сообщил он The Telegraph.

Скандал во Франции: Купание в буркини

Бикини и хиджабы на Олимпиаде в Рио

Франция и мультикультурализм

Во Франции утверждается ислам

Буркини запрещен в 15 городах Франции

Смотрите так же:  Приказ министерства труда и социальной защиты рф от 24 июля 2019

Буркини, созданный ливанско-австралийским модельером, закрывает все тело, оставляя открытыми только лицо, руки и ступни.

На сегодняшний момент 15 городов на юго-западе Франции, в том числе Ницца, приняли решение о том, что женщины не имеют права носить буркини. В понедельник суд в Ницце принял решение оставить в силе запрет этого купального костюма. Запрет необходим и является вполне уместной мерой в свете террористических атак, решил суд.

Пока Некказу прислали только три штрафа по 38 евро каждый (примерно 350 норвежских крон), каждый в связи с французским запретом на ношение буркини. Но извлекать чековую книжку ему приходилось и раньше.

«Оплатил штрафы на 22 миллиона»

В апреле 2011 года Франция стала первой страной в Европе, запретившей появление в парандже и никабе в общественных местах. Паранджа закрывает все тело, перед глазами у женщины вязаная решетка, а никаб закрывает полностью лицо, оставляя открытыми только глаза.

Те, кто появляются в этих нарядах в публичных местах, рискуют быть оштрафованными на 150 евро (примерно 1400 крон).

По словам Некказа, сам он заплатил на сегодняшний день 245 тысяч евро (примерно 22 миллиона крон) в качестве штрафов и судебных издержек за 1 165 женщин во Франции, 268 в Бельгии, двух в Нидерландах и одну в Швейцарии.

Свобода

44-летний бизнесмен говорит, что он сам против и никаба, и буркини, но считает, что запрет — проявление угнетения.

«Если я не согласен, я буду до последнего часа бороться за то, чтобы эти люди могли выражать свое мнение или носить то, что хотят», — говорит в беседе с CNN Некказ, до 2013 года бывший гражданином Франции.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Добро пожаловать в новую Францию!

Тяжело быть мусульманином в Европе

Культура проявления сочувствия

Бизнесмен платит штрафы за женщин, которые хотят купаться во Франции в буркини

Все комментарии

чудь вычегодская

в ответ (Показать комментарийСкрыть комментарий)
  • Популярное
  • Обсуждаемое

Главред: Украину ждет война всех против всех

Deutschlandfunk: Польша предлагает альтернативу газу из России

The Times: почему французы и итальянцы ненавидят друг друга?

NYT: в новой гонке вооружений не будет победителя

BI: Америка должна бить первой

Главред: Украину ждет война всех против всех

Deutschlandfunk: Польша предлагает альтернативу газу из России

CIIC: русофобы на Украине вдруг поменяли взгляды

FP: необходимо поддержать украинскую демократию

Украинский экстрасенс: Крымский мост разрушит землетрясение (РБК-Україна)

При полном или частичном использовании материалов ссылка на ИноСМИ.Ru обязательна (в интернете — гиперссылка).

Сетевое издание — Интернет-проект ИноСМИ.RU зарегистрировано в Федеральной службе по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) 08 апреля 2014 года. Свидетельство о регистрации ЭЛ № ФС 77 — 57642
Учредитель: Федеральное государственное унитарное предприятие «Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня»).
Главный редактор: Дубосарский А.И.
Адрес электронной почты редакции: [email protected]
Телефон редакции: +7 495 645 66 01
Настоящий ресурс содержит материалы 18+

Произошла ошибка. Пожалуйста, повторите попытку позже.

Факт регистрации пользователя на сайтах РИА Новости обозначает его согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на русском языке.

Комментарии пользователей размещаются без предварительного редактирования.

Комментарий пользователя может быть подвергнут редактированию или заблокирован в процессе размещения, если он:

  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, ущемляет права меньшинств, нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации
  • порочит честь и достоинство других лиц или подрывает их деловую репутацию;
  • распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия;
  • преследует коммерческие цели, содержит спам, рекламную информацию или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений («флуд»);
  • смысл текста трудно или невозможно уловить;
  • текст написан по-русски с использованием латиницы;
  • текст целиком или преимущественно набран заглавными буквами;
  • текст не разбит на предложения.

В случае трехкратного нарушения правил комментирования пользователи будут переводиться в группу предварительного редактирования сроком на одну неделю.

При многократном нарушении правил комментирования возможность пользователя оставлять комментарии может быть заблокирована.

Пожалуйста, пишите грамотно – комментарии, в которых проявляется неуважение к русскому языку, намеренное пренебрежение его правилами и нормами, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Правительство может вернуть штраф за превышение скорости на 10 км/ч

Правительство РФ поручило МВД и минтрансу до 1 марта 2019 года подготовить предложения по усилению санкций за ряд нарушений ПДД, пишет «Коммерсантъ» со ссылкой на список поручений по итогам заседания правкомиссии по безопасности дорожного движения, которую возглавляет вице-премьер Максим Акимов.

Фото: «БИЗНЕС Online»

Самым резонансным может стать возвращение штрафа за превышение скоростного лимита на 10 км/ч. Напомним, с 2013 года превышение скорости менее чем на 20 км/ч ненаказуемо.

По данным ГИБДД, с начала года вынесено более 81 млн постановлений за превышение скорости на 20−40 км/ч. Это самое распространенное нарушение ПДД. Источник, знакомый с работой камер в Москве, говорит, что возвращение штрафа только в столице может обернуться 50 млн дополнительных штрафов ежегодно — вдвое больше, чем за все нарушения ПДД. Между тем эксперты отмечают, что статистики, подтверждающей рост аварийности из-за превышения скорости на 10−20 км/ч, пока не представлено.

«Скоростной порог разумно уменьшить в городах, особенно с учетом безопасности возле учебных заведений. А вот за городом, наоборот, можно подумать об увеличении скоростного режима», — считает президент экспертного центра «Движение без опасности» Наталья Агре.

Первый зампред комитета Госдумы по госстроительству Вячеслав Лысаков высказал мнение о том, что на камерах просто делают бизнес. «Сначала необходимо разобраться с подобными дорожными ловушками, и только потом обсуждать вопрос сокращения порога с 20 до 10 км/ч. Иначе это выглядит как очередная попытка залезть гражданам в карман», — заявил депутат.

Прорабатывается также вопрос об ужесточении наказаний за езду с нечитаемыми номерами, нарушение правил остановки и стоянки. Еще одно поручение касается фиксации отсутствия полиса ОСАГО с помощью камер. Акимов потребовал, чтобы «интеграция информационных баз» ГИБДД и российского союза автостраховщиков произошла в январе 2019 года.

Напомним, накануне в ГИБДД заявили о моратории на изменение ПДД. «Никакие поправки мы инициировать не будем, потому что всех замучили и запутали. Мы ставим на паузу этот процесс», — сказал руководитель научного центра безопасности дорожного движения МВД РФ Дмитрий Митрошин.

Rīgas satiksme: лишь половина «зайцев» оплачивает штраф на месте (12)

-AA+ В ноябре 2018 года в общественном транспорте Риги было поймано 3449 безбилетников, что на 9,1% или 288 «зайцев» больше, чем в октябре этого года, в то время как количество проведенных проверок в это время уменьшилось на 1,6%, сообщает Rīgas satiksme. Об этом пишет Riga.lv.

Так, в ноябре в автобусах было выявлено 1955 пассажиров без билетов, в троллейбусах – 997, а в трамваях – 497. Из всех безбилетников штраф тут же оплатили 1014 человек, а 2435 пассажиров получили выписанный счет.

В ноябре в общественном транспорте Риги было проведено 26 245, что на 1,6% или 423 меньше, чем месяцем ранее. Наибольшее их количество пришлось на автобусы – 13 953 проверки, в то время как в троллейбусах провели 10 034, а в трамваях – 2258 проверок.

Наибольшее число оштрафованных «зайцев» в ноябре выявлено на маршруте 3 автобуса – 424 человека, в свою очередь ни одного безбилетника не оказалось на маршрутах 34, 57 и 59 автобусов.

Похожие публикации:

  • Договор ренты недвижимость Договор пожизненной ренты: подводные камни для всех сторон Об этом "Вести.Недвижимость" рассказала председатель МКА "Коллегия адвокатов Павла Астахова", адвокат Виктория Данильченко. Пожалуй, самый известный юридический курьез, […]
  • Трудовой кодекс п2 ч1 статья 81 Глава 27. Гарантии и компенсации работникам, связанные с расторжением трудового договора Статья 178. Выходные пособия При расторжении трудового договора в связи с ликвидацией организации (пункт 1 части первой статьи 81 настоящего […]
  • Требования кассы II. Требования по технической укрепленности помещений касс предприятий 1. Стены, перекрытия, перегородки: 1.1. Капитальными наружными стенами, перекрытиями, перегородками считаются такие, которые выполнены из кирпичной или […]
  • Ведомственная экологическая экспертиза это Управление занятости и социальных программ Алматы — карта проезда Управление занятости и социальных программ города Алматы находится по адресу: г.Алматы, улица Кунаева, 122 — по улице Кунаева (бывш. улица Карла Маркса) между улицами […]
  • Требования по заземлению стеллажей СНиП РК 4.04-10-2002 СТРОИТЕЛЬНЫЕ НОРМЫ И ПРАВИЛА Комитет по делам строительства Министерства индустрии и торговли Настоящие правила распространяются на производство и приемку работ по монтажу и наладке электротехнических устройств […]
  • Исковое заявление по разовой сделке купли продажи Исковое заявление по разовой сделке купли продажи В Арбитражный суд Омской области Истец: Общество с ограниченной ответственностью "Мебельная фабрика", г. Омск, ул. . д. . Ответчик: ИП Р. юр. адрес: г. Омск, ул. . д. . фактический […]