Официальная речь прокурора

Официальная речь прокурора

Сервис бесплатной оценки стоимости работы

  1. Заполните заявку. Специалисты рассчитают стоимость вашей работы
  2. Расчет стоимости придет на почту и по СМС

Номер вашей заявки

Прямо сейчас на почту придет автоматическое письмо-подтверждение с информацией о заявке.

Речь государственного обвинителя на процессе по делу Александра Копцева

Мы публикуем текст выступления государственного обвинителя Киры Гудим на процессе по делу Александра Копцева, который 11 января 2006 года во время вечерней молитвы напал на прихожан и персонал Московской синагоги на Большой Бронной улице. Прокурор выступила 20 марта 2006 года. Текст приводится по публикации официального сайта Генеральной прокуратуры РФ.

Уважаемый суд, уважаемые участники процесса!

Сегодня нам предстоит выступить в судебных прениях по уголовному делу, расследование и судебное рассмотрение которого привлекло к себе общественное внимание, широко освещалось в прессе, что неудивительно, ведь в результате событий, произошедших 11.01.06 в здании религиозной еврейской организации «Община Любавических хасидов» или «Синагоге на Бронной» и длившихся менее 3-х минут, телесные повреждения различной степени тяжести в том числе и угрожающие жизни получили 9 человек.

В судебных прениях мне хотелось бы еще раз остановить внимание суда и участников процесса на самых значимых, на мой взгляд, обстоятельствах дела, высказать свою позицию относительно доказанности вины Копцева, квалификации его действий и мере наказания которой он подлежит.

Александр Александрович Копцев обвиняется в том, что он в целях распространения среди неопределенно широкого круга лиц своих идей и убеждений об исключительности лиц русской (славянской) национальности и о порабощении их лицами еврейской национальности, в целях возбуждения национальной и религиозной ненависти и вражды, а также унижения достоинства людей еврейской национальности и лиц, исповедующих иудаизм решил совершить их убийство.

Реализуя свой преступный умысел Копцев А.А. 11.01.2006, примерно в 17 часов 20 минут, имея при себе заранее приготовленный охотничий нож, являющийся холодным оружием, приехал по адресу: г. Москва, ул. Большая Бронная, дом 6, корпус 3, где расположена синагога Религиозной еврейской организации «Община любавических хасидов» — «Агудас Хасидей Хабад», будучи осведомленным о том, что данная синагога ыяляется религиозным центром, где также находятся учебный и медицинский центры, некоммерческие еврейские организации, понимая, что его противоправные действия будут носить публичный характер и желая этого, осознавая оскорбительность и унизительность своих действий для людей еврейской национальности и лиц, исповедующих иудаизм, во исполнение своего преступного умысла в указанном религиозном учреждении имевшимся у него ножом совершил покушение на убийство 9 лиц, нанеся им ножевые ранения и причинив телесные повреждения различной степени тяжести, сопровождая свои действия оскорбительными высказываниями: «Всех жидов зарежу!», «Вас, жидов — евреев всех убью и зарежу!», «Хайль, Гитлер!».

Публично совершенные Копцевым умышленные противоправные действия имели широкий общественный резонанс, возбудили в обществе национальную и религиозную ненависть и вражду, унизили достоинство людей еврейской национальности и лиц, исповедующих иудаизм.

По совокупности совершенных действий Копцев обвиняется:

— в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти, вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершенные публично, с применением насилия;

— в совершении покушения на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, более двух лиц, по мотиву национальной ненависти, вражды, то есть в совершении преступлений, предусмотренных ч.3 ст. 30, п.п. «а», «л» ч. 2 ст. 105 и п. «а» ч.2 ст. 282 УК РФ.

В судебном заседании Копцев виновным себя не признал и показал суду следующее, практически подтвердив показания, данные им в период предварительного следствия, которые кратко сводятся к следующему: на протяжении 2-х последних лет он интересовался литературой антисемитского и религиозного содержания, прочитал ряд изданий, в том числе «Удар русских богов» В. Истархова, «Дневник Тернера» Э. Макдональда, посещал различные сайты и форумы националистической направленности в результате чего пришел к убеждению о том, что люди еврейской национальности и лица, исповедующие иудаизм — враги русского народа, который нуждается в защите. Ненависть, гнев, пренебрежение — чувства, которые он испытывает к евреям, не направлены в адрес какого-то определенного человека, он ненавидит всех людей еврейской национальности в целом. Ненавидит их религию, культуру, называя их «сатанинскими».

Как пояснил Копцев, для него не имеет значения, что 11.01.06 он нанес ножевые ранения рабочему Хушбекову Р.Т., гражданину Таджикистана, сотруднику охраны синагоги Куликову Г.В., поскольку, по его мнению, находясь в синагоге, они разделяют взгляды людей еврейской национальности.

Копцев пояснил, что ему определенно известно о том, что в России есть люди, разделяющие его взгляды, но они не решаются перейти к действиям, поэтому он решил быть первым, показать им пример, решил таким образом защитить Россию. По его мнению, у него будут последователи — те, кто испытывает аналогичные чувства в отношении этих людей.

Направляясь в синагогу на Б.Бронной «центр преступности» для того чтобы «покалечить как можно больше евреев», Копцев предварительно ознакомился с информацией, содержащейся на сайте синагоги, выяснил, что в этом же здании находятся учебный центр, центр, где производятся «медицинские операции» и другие организации.

В своих показаниях Копцев практически полностью подтвердил установленные по делу обстоятельства: последовательность, характер, механизм причинения ножевых ранений потерпевшим, отрицая лишь наличие умысла на убийство 2-х и более лиц, утверждая, что он хотел их лишь «покалечить».

Считаю, что по итогам судебного следствия вина Копцева А.А. по предъявленному ему обвинению в полном объеме установлена и доказана представленными суду доказательствами обвинения, полученными при соблюдении требований норм УПК РФ, а именно:

Показаниями допрошенных в судебном заседании потерпевших: Белинского Р.Д., Куликова Г.В., Эхезкели М.А., Валита И.Б., Мишуловина М., Столовицкого В.Г., Хушбекова Р.Т., Когана И.А. и показаниями потерпевшего Берлина М.В. (оглашены в порядке ст. 281 УПК РФ), которые пояснили обстоятельства причинения им ножевых незнакомым молодым человеком славянской внешности, в последствии оказавшимся Копцевым, который нанесение ударов ножом сопровождал антисемитскими высказываниями, угрозами убийством и другими оскорбительными репликами. Потерпевшие заявили о том, что нечеловеческие, оскорбительные действия Копцева причинили им физический и моральный вред, унизили их человеческое достоинство;

Показаниями допрошенных в судебном заседании свидетелей обвинения:

— учащихся синагоги: Когана И.И., Винарского А.Г., Микаелашвили Ш.Д., Бердугова М.М. и Вебермана (оглашены в порядке ст. 281 УПК РФ), которые рассказали суду о событиях, произошедших 11.01.2006 в синагоге на Б.Бронной, подтвердив вышеизложенные обстоятельства и факт произнесения Копцевым антисемитских реплик;

— сотрудников синагоги: Погосян А.В., Полисского В.М., Эльдина А.Д., Жених О.А., давших аналогичные показания и давших оценку действиям Копцева как намеренно оскорбительным;

— дополнительного свидетеля — кинодраматурга, заслуженного деятеля культуры Костюковского Я.А., давшего оценку действиям Копцева, как намеренно оскорбительным, провокационным, а также высказавшего надежду в том, что суд будет справедлив в отношении тысяч и тысяч людей, которые также как он чувствуют себя пострадавшими от действий Копцева;

— сотрудников ЧОП «Вымпел-Старк» Ениватова Д.И., Кузнецова В.А., Перетятько Э.Н., Звады С.Г. пояснивших порядок осуществления охраны синагоги, события, произошедшие 11.01.2006 и обстоятельства задержания Копцева;

— сотрудников ОМ при ОВД Пресненского района УВД ЦАО г. Москвы Шеповалова С.В., Еремина В.Д., Солодина А.В., Ткачева С.Г. по указанию дежурного по ОВД 11.01.2006 выехавших на место происшествия — в синагогу на Б.Бронной, где увидели множественные следы крови на 1 и 2 этажах здания, задержанного силами работников синагоги и охраны Копцева, а также охотничий нож со следами крови. Из бесед на месте происшествия с очевидцами им стали известны обстоятельства произошедшего, также то, что нанесение ранений пострадавшим Копцев сопровождал угрозами убийством и выкриками «Хайль Гитлер!». По рекомендации врачей Копцев был ими сопровожден в институт им. Склифосовского для оказания помощи после самопорезов;

— показаниями родителей и знакомых Копцева: Копцевой Т.В., Копцева А.А., Мерзлякова С.П., Мерзлякова Д.П., Кретовой Ю.С., Каутова Ю.Л., Седачева А.С., Булатовой Н.И. (в том числе и оглашенными в порядке ст. 281 УПК РФ) о том, что им было известно, что Копцев придерживается националистических и антисемитских взглядов, интересуется литературой данного направления. Свидетели также положительно охарактеризовали Копцева;

Протоколами осмотра места происшествия — 1 и 2 этажей синагоги по адресу: г. Москва, ул. Б.Бронная, д. 6, корп. 3, произведенного 11.01.2006 — 12.01.2006, в ходе которого в коридоре 2 этажа левого крыла здания, на батарее отопления был обнаружен и изъят нож с деревянной ручкой, кровоотводом и режущей поверхностью с одной стороны лезвия и пилящей поверхностью — с другой с обильными следами вещества бурого цвета. Аналогичные следы обнаружены и зафиксированы на всех поверхностях пола 1 и 2 этажей синагоги, а также фототаблицей к протоколам;

Протоколами обыска в жилище Копцева, произведенных 11.01.2006 и 12.01.2006 — в результате которых в квартире 238 дома 14 корп. 1 по ул. Кустанайская в г. Москве помимо прочей печатной и музыкальной продукции на различных носителях был обнаружен и изъят: лист бумаги в клетку, на котором рукописным способом красителем синего цвета выполнены следующие надписи: «Большой Спасоглинищевский переулок, д. 10 -А, «2-й Вышеславцев пер., д.5-А», «Марьина Роща, Малый Гнездиковский пер., 12», «ул. Большая Бронная, д. 6», «Перово Шамиль», ул. Плеханова 11-3-25″, «Староалексеевская ул. Д.11» под которыми имеется рисунок в виде изображения черепа и скрещенных костей, а также карта г. Москвы на которой отмечены вышеперечисленные объекты;

Протоколами осмотров предметов и документов, а именно: ножа, обнаруженного и изъятого в ходе ОМП, предметов и документов, изъятых в ходе обысков жилища Копцева, 4 СД дисков изъятых в ходе производства осмотра цифрового видеорегистратора, установленного в помещении синагоги и другими протоколами и фототаблицами к ним;

Протоколом проверки показаний обвиняемого на месте, когда Копцев добровольно самостоятельно и наглядно повторил свои действия по поиску объектов, которые он считал синагогами, расположенные по адресам: д. 5 корп. 3 по ул. 9 Парковая и д. 4 по Новосущевскому переулку, д. 6 по ул. Б. Бронная в г. Москве. В ходе следственного действия Копцев пояснил, что данные объекты он посещал в период примерно 29-31.12.2005 и 04.01.2006, при этом он воспроизвел совершенные им в синагоге на Б.Бронной действия, сопровождая их комментариями: На вопрос следователя о том, как он понял, что находившийся в столовой мужчина еврей по национальности он ответил в ключе своего отношения: «У него была гнусная физиономия». А в ходе своего допроса в судебном заседании на вопрос участника процесса о том, зачем он до 11.01.2006 ездил и искал синагоги, он четко ответил: «Готовился»;

Заключениями проведенных по делу экспертиз, а именно:

— 9 судебно-медицинских экспертиз, давших оценку тяжести причиненных Копцевым потерпевшим телесных повреждений;
— экспертизы холодного оружия о том, что нож, изъятый в ходе производства осмотра места происшествия, относится к ножам общего назначения, изготовлен самодельным способом и является колюще — режущим холодным оружием;

— психо — лингвистической экспертизы о том, что некоторые высказывания, содержащиеся в книге «Русские боги» побуждают представителей иудаизма и христианства к насильственным действиям против представителей других религиозных течений;

в тексте книги «Дневник Тернера» регулярно и преднамеренно для определения представителей различных рас и этнических групп употребляются стереотипы бытового растского жаргона, употребление которых сопровождается негативными эмоциональными оценками и демонстрирует отрицательные установки в отношении всех упоминаемых в книгу этнических, религиозных и социальных групп. Вся эта книга посвящена столкновениям между группами различной этнической или религиозной принадлежности. Автор изображает отношения между людьми и социальными группами с точки зрения расиста, для которого не существует никаких ограничений в выражении своей общественной позиции. В книге упоминается СССР, как одна из жертв еврейского мирового заговора; В тексте данной книги регулярно приводятся сцены насилия, совершаемого на почве этнической нетерпимости; книга содержит информацию, которая может послужить основой для действий в отношении представителей различных рас и этнических групп; для людей, обладающих протестным общественным настроением и низким уровнем культуры, с неуравновешенной психикой, эта книга может стать руководством по ведению подпольной борьбы. Идеи книги асоциальные, т.е. направленные против общественных норм и существующего порядка;
В текстах представленной на экспертизу музыкальной аудиопродукции в том числе музыкального коллектива «Коловрат» имеют место упоминания о социальных переменах в обществе и призывы к переменам в обществе и государстве;

Вещественными доказательствами, а именно: ножом, обнаруженным и изъятым в ходе ОМП, предметами и документами, изъятыми в ходе обысков жилища Копцева в том числе листом бумаги в клетку, на котором рукописным способом красителем синего цвета выполнены следующие надписи: «Большой Спасоглинищевский переулок, д. 10 -А, «2-й Вышеславцев пер., д.5-А», «Марьина Роща, Малый Гнездиковский пер., 12», «ул. Большая Бронная, д. 6», «Перово Шамиль», ул. Плеханова 11-3-25″, «Староалексеевская ул. Д.11» с рисунком в виде изображения черепа и скрещенных костей, а также картой г. Москвы на которой отмечены вышеперечисленные объекты; 4 СД дисками изъятыми в ходе производства осмотра цифрового видеорегистратора, установленного в помещении охраны синагоги и другими;

Справкой из ГУП ДЕЗ района «Измайлово» ВАО г. Москвы о том, что подвальное помещение, расположенное по адресу: г. Москва, ул. 9-ая Парковая д. 5, корп. 3 с 09.08.1999 занимает мессианская синагога «Шомер Йисраэль» на праве аренды;

Иными документами, а именно:

— книгой «Удар русских богов», текст которой распечатан из сети «Интернет»;

Смотрите так же:  Договор аренды для стоматологического кабинета

— копией заключения комплексной социально-психологической экспертизы от 10.01.2001 из выводов которой следует, что оба издания данной книги содержат многочисленные высказывания, направленные на возбуждение в обществе национальной и религиозной вражды по отношению к гражданам, исповедующим иудаизм, ислам и христианство, пропагандирующие неполноценность граждан по признаку их принадлежности к названным религиям многие положения этой книги являются клеветническими, ложными, бездоказательными и оскорбительными для граждан, исповедующих данные религии;

— допросом свидетеля Ситникова А.В., который в судебном заседании подтвердил выводы, к которым он пришел в результате произведенной экспертизы 2-х изданий данной книги, назвав ее «книгой экстремистского, идеологического содержания», способной быть обоснованием различного рода насильственных действий, аналогичных совершенных Копцевым;

— публикациями электронного информационного издания «Интерфакс» «Россия — синагога — нападение — обобщение», «Россия — раввин — экстремизм — требование 2», «Россия — патриарх — синагога», а также многочисленные публикации периодических изданий, в текстах которых содержится информация, рассуждения, оценка, полемические высказывания о совершенных Копцевым 11.01.2006 действиях, в частности в заметке «В Ростове — на — Дону нашелся последователь Копцева», опубликованной в газете «Газета» от 16.01.2006 имеется информация о том, что «выходка Копцева уже нашла последователей. 13.01.2006 похожий инцидент произошел в одной из синагог Ростова — на — Дону. Сюда заявился 19-летний местный житель. Он был пьян. Размахивая осколком разбитой бутылки и выкрикивая оскорбления, он пообещал зарезать находящих в молельном доме верующих. Прибывшие на место милиционеры скрутили хулигана» — что является наглядным свидетельством не только значительного общественного резонанса содеянного, но и объективным подтверждением факта возбуждения в обществе ненависти и вражды в отношении людей еврейской национальности и лиц, исповедующих иудаизм — проявлением тех самых последствий, к которым так стремился Копцев, на которые он рассчитывал — «хотел быть примером, быть первым»;

Вина Копцева подтверждается также другими материалами и документами уголовного дела, исследованными в судебном заседании.

Обращаясь к юридической оценке содеянного Копцевым А.А. считаю, что представленные суду доказательства в их совокупности определенно устанавливают наличие в его действиях составов инкриминируемых ему преступлений:

1. Совершение действий, направленных на возбуждение ненависти, вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершенные публично, с применением насилия — п. «а» ч.2 ст. 282 УК РФ.

По данному эпизоду Копцев фактически признал себя виновным.

Признак «совершение действий, направленных на возбуждение ненависти вражды» объективно установлен в ходе судебного разбирательства и выразился в том, что Копцев испытывая чувства «ненависти, вражды, пренебрежения, брезгливости» по отношениям к лицам «неарийской» крови, людям еврейской национальности, считая их «проявлением сатаны на земле», а «их религию — сатанинской», осознавая, что его избранный им способ — убийство людей еврейской национальности привлечет внимание людей, разделяющих его взгляды (наличие которых ему известно), желая стать для них «примером, быть первым», побудить их, спровоцировать к совершению аналогичных действий, 11.01.2006 приехал в Синагогу на Б.Бронной, где причинил ножевые ранения 9 потерпевшим.

Считаю, что признак «совершение действий, направленных на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, отношения к религии» также нашел свое подтверждение в ходе судебного разбирательства и выразился в том, что Копцев, осознавая, что синагога является зданием, прежде всего культового, религиозного назначения (называя ее «их храм иудейской веры» и «молитвенный дом»), где царит особая трепетная атмосфера, где по-особому проявляются чувства и мироощущение верующих, где люди разных национальностей предаются своей вере, и куда Копцев, имея при себе охотничий нож, буквально ворвался во время вечерней молитвы и сопровождал устроенную им «бойню» высказываниями: «Всех жидов зарежу!», «Вас, жидов — евреев всех убью и зарежу!», «Хайль, Гитлер!».

Факт произнесения указанных фраз Копцев не помнит, зато помнят потерпевшие и свидетели, не доверять показаниям которых у суда оснований не имеется.

Обращает на себя внимание то обстоятельство, что на вопросы участников судебного разбирательства о том, имело ли для него значение то, какие чувства испытывали в этот момент потерпевшие и люди, находившиеся в синагоге, он ответил, что ему было «все равно». Но это не так. Не так, потому, что он выбрал и произносил в синагоге именно эти фразы и формулировки, наверняка имея в своем арсенале и другие обидные фразы без подобной национальной окраски. Не так и потому, что в судебном заседании Копцев пояснил, как именно он понимает фразу «Хайль, Гитлер!» — «так нацисты приветствовали Гитлера, который убивал евреев».

Хотя даже если бы Копцев молчал, его действия все равно были бы оскорбительны, оскорбительны подобным пренебрежением чувствами других людей, общечеловеческими, общепринятыми правилами и нормами.

А орудие преступления. Помните словосочетания «Счастливой рыбалки», «Удачной охоты» выгравированные на лезвии того самого охотничьего ножа? Разве не является свидетельством тщательно обдуманного умысла Копцева на унижение людей определенной национальности и вероисповедания выбор именно этого орудия, никакого другого, а этого. Потому что он собирался на охоту в буквальном смысле этого слова, охоту на людей иной, чем он веры или национальности в их «доме», в месте, где они чувствовали себя наиболее незащищенными. Что это — может дань уважению? А помните его комментарий по поводу ножа: «Красивый ножик, сувенирный». Да, «сувенирный», с длиной клинка 18,2 см.

Квалифицирующие признаки ст. 282 УК РФ такие как: совершение вышеназванных действий «публично» и «с применением насилия» выразились в том, что Копцев в качестве места совершения преступлений намеренно выбрал публичное место — Синагогу на ул. Б.Бронная, информацию о которой получил через сайт в Интернете, по его представлениям там должно было находиться наибольшее число людей еврейской национальности по этому Копцев осознавал, что его действия едва ли останутся незамеченными, более того, желая привлечь к себе внимание, «быть примером, быть первым» он рассчитывал на общественный резонанс, который будут иметь его действия для чего и избрал наиболее жестокий вызывающий, кровопролитный способ совершения данного преступления — совершение убийства людей еврейской национальности путем нанесения им ножевых ранений.

Приходится признать, что свой преступный умысел, направленный на возбуждение в обществе ненависти и вражды Копцев реализовал в полном объеме: ненависть, откровенная жестокость, циничность его действий, в глазах ему подобных «нелюдей» сделали его героем, привлекли к себе интерес, стали возможной «моделью» поведения, послужили поводом для высказываний и комментариев людей различных взглядов, в том числе и выражающих в той или иной степени ему поддержку, продолжая оскорбительные, унизительные нападки в адрес людей еврейской национальности и лиц, исповедующих иудаизм. За период, прошедший с момента событий, они послужили поводом для более чем 500 публикаций в печатных изданиях России и зарубежья и более 500 000 публикации в системе Интернет.

2. Совершение покушения на убийство, то есть умышленное причинение смерти другому человеку, более двух лиц, по мотиву национальной ненависти, вражды — ч.3 ст. 30, п.п. «а», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ.

По данному эпизоду Копцев виновным себя признал частично подтвердив все обстоятельства нанесения ножевых ранений потерпевшим Белинскому Р.Д., Куликову Г.В., Эхезкели М.А., Валиту И.Б., Мишуловину М., Столовицкому В.Г., Хушбекову Р.Т., Когану И.А., Берлину М.В. 11.01.2006 в здании синагоги на Б.Бронной отрицая лишь наличие умысла на убийство этих людей, утверждая, что хотел «их покалечить».

Считаю, что данное утверждение Копцева является свидетельством реализации его права на защиту, мотивировано желанием смягчить ответственность за содеянное, поскольку противоречит установленным по делу обстоятельствам.

Этот довод опровергается прежде характером причиненных потерпевшим ранений:

— потерпевшему Белинскому — колото-резное ранение правой боковой половины шей, колото-резаное ранение левой половины грудной клетки на уровне 4 ребра и колото-резаное ранение левого плеча;

— потерпевшему Куликову — резаную рану теменно-височной области слева;

— потерпевшему Хушбекову — рубленую рану в лобно-височной области слева;

— потерпевшему Берлину — две резаные раны поверхности шеи;

— потерпевшему Столовицкому — открытый перелом головки левой плечевой кости с наличием колото-резаной раны в его проекции и колото-резаную рану шеи слева по задней поверхности на уровне шестого шейного позвонка;

— потерпевшему Ехезкели — резаную рану левой скуловой области, колото-резаную рану мягких ткани шеи справа с повреждением позвоночной артерии;

— потерпевшему Валиту — резаные раны верхней трети левого плеча, левого надплечья и надлопаточной области слева;

— потерпевшему Когану — ссадины в области головы и кистей обеих рук;

— потерпевшему Мишуловину — колото-резаную сквозную рану верхней трети левого плеча и непроникающее колото-резаное ранение переднебоковой поверхности грудной клетки слева на уровне 8 ребра.

То есть причиненные Копцевым ранения у всех потерпевших локализованы в области головы, шеи, левой половины грудной клетки, то есть в той области тела, где расположены жизненно важные органы и кровеносные сосуды, повреждение которых способно повлечь за собой смерть потерпевшего. Кроме того, потерпевшим Белинскому, Столовицкому, Ехезкели, Мишуловину Копцев нанес несколько ножевых ранений, поскольку первое ранение не стало смертельным. Об этом свидетельствует и тот факт, что, находясь в помещении столовой и после того, как раненный Белинский смог встать — что увидел Копцев, со словами «Как, ты еще живой» нанес ему еще 2 удара ножом в область грудной клетки слева.

Копцева не остановили ни откровенно преклонный возраст его жертвы, ни неспособность дать полноценный отпор вооруженному ножом молодчику.

Удары ножом, как установлено по делу и как отмечалось выше, Копцев сопровождал словами: «Всех жидов зарежу!», «Вас, жидов — евреев всех убью и зарежу!» — что свидетельствует о направленности его умысла на убийство потерпевших.

Ну и само орудие преступления — охотничий нож, признанный, согласно заключению эксперта, колюще-режущим холодным оружием, специально изготовленный и предназначенный для проникновения в ткани добычи, для разделки добытых на охоте трофеев, причинение повреждений которым увеличивало их тяжесть.

Квалифицирующие признаки ч. 2 ст. 105 УК РФ, предусмотренные п.п. «а» и «л», а именно «убийство двух и более лиц» и «по мотиву национальной, религиозной ненависти и вражды» вменяемые Копцеву также нашли свое подтверждение в ходе судебного разбирательства.

В судебном заседании бесспорно установлено, что Копцев испытывая ненависть, враждебность к людям еврейской национальности и лицам, исповедующим иудаизм, 11.01.2006 пришел в синагогу на Б.Бронной чтобы лишить жизни наибольшее число людей данной веры и еврейской национальности, воспринимая их как врагов русского народа и, по его мнению, встав на его защиту, фактически открыто, публично «объявив на них охоту».

При этом его ненависть, неприязнь направлена не на какое-то определенное лицо, а на представителей данной национальности и веры в целом, то есть на неопределенно широкий круг лиц.

Умысел Копцева на лишение потерпевших жизни не был доведен до конца по независящим от него обстоятельствам, поскольку все потерпевшие в той или иной мере оказали ему сопротивление, а также им незамедлительно и квалифицировано была оказана медицинская помощь.
И кто знает, не встало ли на защиту пострадавших само проведение, настолько неправдоподобным выглядит то, что все они остались живы.

По итогам проведенного по делу судебного следствия, после исследования всех доказательств в их совокупности, в том числе показаний самого подсудимого, бесспорно установлено, что покушение на убийство людей еврейской национальности стало средством (способом) совершения другого, не менее опасного преступления — возбуждение ненависти, вражды, а также унижение достоинства человека и группы людей еврейской национальности и лиц, исповедующих иудаизм, главная цель которого — посеять между людьми разных национальностей (евреев, русских и других), различных религиозных конфессий взаимное недоверие, взаимное отчуждение, подозрительность, враждебность; публично показать ущербность неполноценность, неприглядность, ограниченность людей еврейской национальности; подтолкнуть, спровоцировать к продолжению подобных насильственных действий.

Еще раз напомню его слова «хотел быть примером, быть первым».

Последовательность его действий, детально установленная по итогам судебного разбирательства, по сбору интересующей его информации о месте нахождения объектов — синагог, характере их функционирования, по выбору способа совершения действий, направленных на возбуждение ненависти, вражды, а также на унижение достоинства людей еврейской национальности и лиц, исповедующих иудаизм, по выбору орудия преступления являются объективным свидетельством наличия у него прямого умысла на совершения данного преступления.

Представленные суду доказательства определенно свидетельствуют о том, что публично совершенные Копцевым действия стали поводом для распространения информации, содержащей отрицательную эмоциональную оценку, формирующей негативную установку в отношении различных национальных и конфессиональных групп, спровоцировали насильственные действия против них. Содеянное Копцевым породило напряженность в обществе, способствует формированию негативных стереотипов, послужило и продолжает служить питательной почвой для конфликтов и различного рада публикаций.

Национальные и религиозные чувства человека являются наиболее ранимыми, любое посягательство на них человек воспринимает крайне болезненно и остро переживает, на первый взгляд не самое примечательное событие может быть поводом и спровоцировать напряженность в гражданском обществе.
Поэтому в России, считающей себя составной частью мирового сообщества, где основными ценностями признаны права и свободы человека и гражданина, эти основные права и свободы нашли законодательное закрепление, в том числе свобода совести и свобода вероисповедания, а также предусмотрен порядок и механизм защиты таких прав, а деятельность, умышленно направленная на нарушение этих прав — признана экстремистской.

Смотрите так же:  Безотзывная доверенность на недвижимость

Считаю необходимым остановиться также на положения законодательства РФ, закрепляющего основные права и свободы человека и гражданина и устанавливающего механизмы защиты таких прав.

Так, согласно части 2 статьи 19 Конституции РФ государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения. отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности.

А в соответствии с частью 1 статьи 45 Конституции РФ защита прав и свобод человека и гражданина гарантируется государством.

«Подтверждая право каждого на свободу совести и свободу вероисповедания, а также на равенство перед законом независимо от отношения к религии и убеждений. уважая христианство, ислам, буддизм, иудаизм и другие религии, составляющие неотъемлемую часть исторического наследия народов России» Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26.09.1997 № 125-ФЗ в части 1 статьи 3 устанавливает: «В РФ гарантируется свобода совести и свобода вероисповедания, в том числе право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой. «.

Федеральный закон «О противодействии экстремистской деятельности» от 25.07.2002 № 114-ФЗ в статье 1 «деятельность общественных и религиозных объединений, либо иных организаций, либо средств массой информации, либо физических лиц по планированию, организации, подготовке и совершению действий, направленных на. возбуждение расовой, национальной или религиозной розни, также социальной розни, связанной с насилием. ; унижение национального достоинства» определил как экстремистскую.

Так какое определение следует дать действиям Копцева по изучению узконаправленной литературы (антисемитской и националистической), по выбору, изучению места совершения будущего преступления, по предварительному посещению Московских синагог, расположенных по другим адресам, по сбору информации о синагоге на Б.Бронной через Интернет, подбору орудия преступления и затем намеренное умышленное внезапное нападение на находившихся в синагоге людей — какое, если не экстремизм?

В этой связи законодатель неслучайно преступление, предусмотренное ст.282 отнес к главе 29 Уголовного кодекса РФ «Преступления против основ конституционного строя и безопасности государства», как подрывающего основы демократического государства. Тем более возрастает степень общественной опасности преступления, предусмотренного ст. 105 УК РФ, отнесенного к главе 16 «Преступления против жизни и здоровья», совершенного по мотиву национальной, религиозной ненависти, вражды.

Поэтому государство и гражданское общество обязаны всеми предусмотренными законом способами защищать население и пресекать разного рода проявления национальной и религиозной ненависти, нетерпимости и вражды, от любого рода действий, направленных на возбуждение национальной и религиозной ненависти, вражды, на унижение человеческого достоинства лиц любой национальности и религии, тем более сопряженных с кровопролитием.

От того, насколько взвешенно сегодня суд подойдет к правовой оценке совершенных Копцевым действий, завтра будет зависеть не только то, по какому пути пойдет правоприменительная практика в области пресечения эскалации конфликтов на межнациональной и межконфессиональной почве, предупреждения совершения аналогичных действий лиц возомнивших себя защитниками русского или любого другого народа; будет зависеть насколько безопасно от подобного рода посягательств, будут чувствовать граждане России и других государств на ее территории, а также насколько эффективно государство сможет защитить их права, как это декларируется в законе. А в целом будет стабилизироваться ситуация в этой области общественных отношений.

Заканчивая свое выступление и подходя к вопросу о мере наказания, на мой взгляд, уместным будет остановиться на сведениях, характеризующих личность подсудимого Копцева А.А. 06.03.1985 года рождения, который ранее не судим, к уголовной и административной ответственности не привлекался, на учетах у врачей нарколога и психиатра не состоит, по месту прежней учебы характеризуется положительно, является военнообязнным запаса по состоянию здоровья; согласно заключению амбулаторной комплексной психолого-психиатрической экспертизы о том, что психическое расстройство и присущие ему индивидуальные психологические особенности оказали существенное влияние на его поведение в период совершения инкриминируемых ему действий, ограничивая его способность в полной мере осознавать фактический характер и общественную опасность своих действий и руководить ими( ст. 22 УК РФ), а в случае осуждения Копцеву может быть назначена принудительная мера медицинского характера в виде амбулаторного наблюдения и лечения у психиатра. Принимая во внимание показания допрошенных в судебном заседании экспертов Бутылиной Н.В. и Алексеевой М.Г. — членов комиссии экспертов ГНЦ им.Сербского, подтвердивших выводы экспертизы, полагаю, не доверять выводам комиссии экспертов у суда оснований не имеется, а с учетом возраста Копцева прошу признать данное обстоятельство смягчающим его вину.

Подводя итог сказанному, прошу уважаемый суд признать Копцева Александра Александровича виновным:

— в совершении действий, направленных на возбуждение ненависти, вражды, а также на унижение достоинства человека и группы лиц по признакам национальности, отношения к религии, совершенные публично, с применением насилия, то есть по п. «а» ч.2 ст. 282 УК РФ,

а также в совершении покушения на убийство, то есть умышленном причинении смерти другому человеку, более двух лиц, по мотиву национальной ненависти, вражды, то есть в совершении преступления, предусмотренного ч.3 ст. 30, п.п. «а», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ

и назначить ему наказание с учетом обстоятельств дела, высокой степени общественной опасности совершенных им преступлений, данных о его личности

— по п. «а» ч.2 ст. 282 УК РФ — в виде лишения свободы сроком на 4 года;

— по ч.3 ст. 30, п.п. «а», «л» ч. 2 ст. 105 УК РФ — в виде лишения свободы сроком на 14 лет;

На основании ч.3 ст. 69 УК РФ, путем частичного сложения наказаний, окончательно прошу назначить Копцеву Александру Александровичу наказание в виде лишения свободы сроком на 16 лет с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Прошу назначить Копцеву А.А. принудительную меру медицинского характера, предусмотренную п. «а» ч. 1 ст. 99 в виде амбулаторного принудительного наблюдения и лечения у психиатра по месту отбывания наказания.

Государственный обвинитель К.С. Гудим
20.03.2006

Структура обвинительной речи по делам о взяточничестве (статья)

Состязательность судебного процесса, равенство его сторон существенным образом изменяют роль прокурора в доказывании предъявленного обвинения. Выполнение государственным обвинителем задач, возложенных на него законом, возможно сегодня не только благодаря высокому профессиональному мастерству, владению в полной мере методикой подготовки к процессу, знанию законодательства и судебной практики, но и высокой культуре речи, от чего в значительной мере зависит эффективность поддержания государственного обвинения в состязательном судебном процессе.

Можно смело утверждать, что отсутствие у прокуроров навыков выразительно пользоваться средствами устной речи — один из слабых участков, препятствующих на высоком уровне поддерживать государственное обвинение.

Между тем, по данным проведенного научными сотрудниками НИИ при Генеральной прокуратуре РФ анкетирования присяжных заседателей, у 30% опрошенных присяжных убеждение в виновности подсудимого сформировалось после обвинительной речи прокурора Две трети присяжных отметили, что на их вывод о виновности подсудимого повлияло и выступление прокурора с обвинительной речью, которая была достаточно аргументированной и убедительной по содержанию и форме (92% опрошенных), ее интересно было слушать (96%), чему, в частности, способствовали такие качества государственного обвинителя, как свободное владение речью, умение говорить живо, не «по бумажке» (100%), ясность, понятность его речи (88%), выразительность, образность (72%), логичность и точность его речи (96%).

Указанные данные не теряют своего значения и в обычном судебном заседании, тле обвинителя не снимается задача убедить суд (судебную коллегию) в виновности подсудимого, и, благодаря умелому владению приемами ораторского искусства, оказать и на участников процесса, и на присутствующих в зале слушателей, определенное воспитательное воздействие, что приобретает особенное значение при рассмотрении дел о взяточничестве, всегда вызывающих определенный общественный резонанс.

Приведенные данные красноречиво свидетельствует о том, что эффективность поддержания государственного обвинения, особенно в суде с участием присяжных заседателей, зависит прежде всего от уровня подготовки и мастерства прокуроров, причем особое значение приобретает мастерство обвинителя владеть устной речью.

Прения сторон — это та стадия судебного разбирательства, на которой активность государственного обвинителя достигает кульминации. В деятельности по поддержанию государственного обвинения она является итоговой. Только на этой стадии прокурор может четко и ясно изложить свою позицию по конкретному уголовному делу, которая в ходе судебного процесса могла проявляться косвенным образом — через постановку юпросов, заявление ходатайств.

Общие проблемы, возникающие у государственного обвинителя в связи с его выступлением в прениях, неоднократно являлись предметом научных исследований. В то же время тактические аспекты деятельности государственного обвинителя применительно к данной стадии судебного процесса, в том числе по делам о взяточничестве, недостаточно.

Для успешного осуществления своих функций государственный обвинитель должен ясно представлять себе цели и задачи своего выступления в судебных прениях.

Речь прокурора имеет большое общественное и процессуальное значение. В ней формулируется окончательная позиция государственного обвинителя по делу, вносятся предложения, выслушав которые, судьи получают возможность всесторонне разобраться в деле, лучше познать истину, принять правильное решение. Таким образом, речь прокурора способствует формированию внутреннего убеждения судей, вынесению законного и обоснованного приговора. Его речь должна не только способствовать правильному разрешению судом вопросов, связанных с постановлением приговора, но и иметь воспитательное значение. Для достижения указанных целей прокурору в ходе своего выступления в прениях необходимо решить широкий круг задач, каждая из которых определена в конкретном разделе его речи.

На структуру, содержание, продолжительность обвинительной речи влияют много факторов. Это особенности дела, характер имеющихся доказательств и их источники, личность и позиция подсудимого по отношению к предъявленному обвинению, состав аудитории, актуальность случившегося, индивидуальные качества обвинителя и его позиция.

Речь в прениях — итог всей деятельности прокурора по поддержанию государственного обвинения, поэтому его выступление требует тщательной подготовки, поскольку от него может зависеть успех всего рассмотрения дела.

Государственный обвинитель должен понятно и просто изложить позицию обвинения по рассмотренному делу. В выступлении следует отразить анализ собранных доказательств и их оценку.

Необходимо постоянно оттачивать мастерство владения устной речью. Совершенно очевидно, что хороший судебный оратор — человек широкой эрудиции, так как судебное красноречие требует огромного объема знаний из различных областей человеческой деятельности, поэтому не будет лишним также накапливать знания, читать литературу по теории ораторского искусства, изучать принципы построения речи, овладевать логикой доказательств, риторическими приемами воздействия. Полезно как можно чаще выступать с публичной речью: на семинарах, на конференциях, на импровизированных судебных процессах и т.д., ставя перед собой задачу убедить слушателей в правильности своей позиции.

Следует развивать навыки речи: добиваться ее правильности, чистоты, богатства, индивидуальности; отрабатывать технику. Необходимо анализировать каждое свое выступление, отмечая успехи и причины неудач. Учиться произносить убедительные, результативные речи (в плане воздействия на слушателей) можно на образцовых выступлениях в суде.

П. Сергеич в своей работе «Искусство речи на суде» называл слою — великой силой, но при этом отмечал, что это союзник, всегда готовый стать предателем. Чтобы проверить мысли оратора, приспособить их к нравственному сознанию обывателя, следственно и присяжных и естественно передать свои мыли на трибуне, П. Сергеич предлагал судебным ораторам вставлять отдельные отрывки будущей речи в разговоры.

В настоящее время для подавляющего большинства государственных обвинителей продолжает оставаться привычным в обвинительной речи пересказывать положения обвинительного заключения с просьбой о назначении наказания. Не уделяется должного внимания оценке общественной опасности преступления и роли воспитательного влияния на слушателей, которое оказывает речь прокурора на суде. Зачастую в надзорном производстве по уголовному делу отсутствует даже схематичное или конспективное содержание обвинительной речи прокурора. В протоколе судебного заседания содержание обвинительной речи целиком также бывает зафиксировано весьма редко, основное значение приобретает опять же квалификация действий подсудимого, анализ доказательств и просьба о назначении наказания.

Нам представляется целесообразным предложить включить в обязательном порядке в перечень документов надзорного производства по уголовному делу текст обвинительной речи, пусть даже в конспективной форме, а прокурорам также настаивать на том, чтобы в протоколе судебного заседания текст обвинительной речи отражался как можно более подробно.

Во-первых, это даст возможность не только самому работнику прокуратуры, но и руководству отметить успехи и причины неудач, анализируя конкретное выступление, упрощает поиск просчетов и дает возможность найти пути, препятствующие повторению прежних ошибок впредь.

Во-вторых, например, при кассационном обжаловании судебного решения, полный текст обвинительной речи способен сделать позицию прокурора еще более аргументированной, в том числе и для вышестоящей судебной инстанции.

Принимая во внимание, что государственный обвинитель не всегда имеет возможность для подготовки своей речи использовать перерывы в ходе судебного заседания (иногда их просто не объявляют), встает вопрос: когда ему следует готовить свое выступление?

Подготовку выступления в прениях целесообразно начинать уже с момента изучения уголовного дела. На этой стадии, в частности, могут быть подготовлены такие разделы обвинительной речи, как оценка общественной опасности содеянного, его юридическая квалификация. Во избежание ошибок при квалификации действий подсудимого государственному обвинителю необходимо просмотреть соответствующий нормативный материал, судебную практику.

Представляется целесообразным, в условиях дефицита времени на подготовку обвинительной речи, использовать в ходе работы приемы речевых тактик как собственных, так и известных судебных ораторов прошлого и современности.

Подготовка речи государственного обвинителя в ходе судебного заседания связана с определенными организационными сложностями. Ему нужно одновременно и участвовать в судебном следствии, и продумывать свое выступление. Совместить это трудно без ущерба для той или иной деятельности. Помочь государственному обвинителю в решении этой сложной задачи могут планы его деятельности в судебном разбирательстве. Приведенные варианты планов частично заполняются в ходе судебного следствия — и эта информация может быть использована в различных частях обвинительной речи. При этом государственному обвинителю не придется держать в памяти значительный объем сведений, необходимых для выступления. Систематически заполняя те разделы плана, которые касаются доказательств, указывая, какие изменения эти доказательства получили в ходе судебного следствия, государственный обвинитель имеет готовый раздел своего выступления, отражающий изложение и оценку доказательств. Иные разделы планов могут использоваться при подготовке прочих разделов обвинительной речи.

Смотрите так же:  Растаможка авто в кыргызстане из россии

Таким образом, роль планирования государственным обвинителем своей деятельности является чрезвычайно важной не только на стадии судебного следствия, но и в прениях. Особенно это проявляется при подготовке выступления по многотомным и многоэпизодным уголовным делам, когда к уголовной ответственности привлекается значительное количество лип, При такой ситуации даже очень талантливый государственный обвинитель не сможет удержать в памяти всю необходимую информацию.

Подготовка к выступлению в прениях может быть осуществлена в разных формах и зависит от комплекса факторов, которые названы выше.

Можно выделить следующие формы подготовки обвинительной речи:

— написание речи целиком;

— составление мысленного плана для выступления «экспромтом;

— составление письменного плана;

— составление письменных заметок;

— написание тезисов выступления.

Государственные обвинители при подготовке обвинительной речи иногда комбинируют указанные формы. Так, помимо составления письменного плана или тезисов речи они используют заметки.

Речь в прениях государственного обвинителя по делам о взяточничестве по своей структуре не имеет существенных отличий от речи в прениях по любой другой категории дела, а вот содержание данной речи будет всегда уникальным, поскольку каждое уголовное дело имеет свой набор доказательств, по-разному оцениваемый защитой и обвинением.

Композиционная структура речи государственного обвинителя законом не определена. При ее построении государственный обвинитель исходит из тех вопросов, которые разрешает суд при постановлении приговора в соответствии с требованиями ст. 299 УПК РФ.

Учитывая данные требования, к элементам речи государственного обвинителя следует отнести:

1. оценку общественной опасности совершенного преступления (дачи — получения взятки);

2. изложение фактических обстоятельств его совершения;

3. анализ и оценку исследованных в суде доказательств и их источников;

4. обоснование юридической формулировки и правовой квалификации содеянного;

5. характеристику личности подсудимого;

6. обоснование выводов и решений по делу,

7. анализ причин и условий, способствовавших совершению преступления, и предложения по их устранению;

8. определение судьбы вещественных доказательств.

Последовательность использования в речи данных элементов, а также их содержание и удельный вес могут быть различными и представляют собой тактическое решение государственного обвинителя по каждому конкретному уголовному делу. В этой связи рассмотрим указанные элементы применительно к составам взяточничества

Прежде всего, по уголовному делу необходимо дать общественно-политическую и социальную оценку взяточничеству в целом и конкретному преступлению в частности, показать общественную опасность коррупционныхх деяний, когда должностные лица выполняют свои служебные действия, заранее обусловленные подкупом отдельных лиц или целых групп.

Основное зло заключается в дискредитации государственной власти, подрыве авторитета должностных лиц и органов, унижении граждан, вынужденных за взятки получать полагающиеся им блага. Особенно убедительной эта часть должна быть в суде присяжных.

В практической деятельности государственные обвинители очень часто, как следует из изученных уголовных дел, пропускают в прениях общественно-политическую характеристику указанного преступления, очевидно, не считая нужным тратить время на составление этого раздела обвинительной речи. Тем самым они обедняют свое выступление и, как представляется, производят более слабое впечатление на судебную коллегию, особенно на состав присяжных, по доказанности обвинения вообще. Государственный обвинитель не должен забывать о необходимости остановиться на разъяснении общественно-политической характеристики взяточничества при подготовке своего выступления, поскольку она влияет и на меру наказания и несет в себе и воспитательную функцию.

Однако все эти обстоятельства не должны повлечь за собой преувеличения степени общественной опасности содеянного конкретным лицом.

Практика поддержания государственного обвинения показывает, что не все обстоятельства требуют от государственного обвинителя одинаковых усилий в их доказывании. Есть факты как очевидные, так и спорные, поэтому прокурор должен выделить наиболее спорные обстоятельства, подлежащие доказыванию, и соответственно уделить им больше внимания.

По отношению к доказанности обвинения по делам о взятках, основанному на внутреннем убеждении прокурора и исследованных в суде доказательствах, мы предлагаем выделить три основных вида обвинительной речи:

1. Речь обвинительная, в которой обвинитель полностью поддерживает предъявленное на предварительном следствии подсудимому обвинение;

2. Речь обвинения-зашиты, в которой имеет место частичный отказ государственного обвинителя от предъявленного подсудимому обвинения:

а) с исключением отдельных эпизодов обвинения, в целом не меняющих квалификацию обвинения, например исключение из совокупности признака вымогательства взятки, при совершении преступления группой лиц, — остается квалификация по ч. 4 ст. 290 УК РФ;

б) с исключением отдельных эпизодов обвинения, что влечет изменение квалификации, но в рамках одной статьи, например, изменение квалификации с ч.4 ст290 УК РФ нач.1 ст. 290 УК РФ;

в) переквалификацию действий на другой, более мягкий состав преступления, например получения взятки на мошенничество.

3. Речь оправдательная, в которой обвинитель полностью отказывается от поддержания обвинения и просит оправдать подсудимого.

Речь с выводом об отказе от обвинения целесообразно начать с изложения фактических обстоятельств дела, с версии обвинения, содержащейся в обвинительном заключении. Затем дать анализ доказательств и их оценку, позволившую сделать вывод о недоказанности вины подсудимого или о наличии оснований для прекращения дела.

При анализе доказательств государственный обвинитель обязательно должен указать на те изменения, которые доказательства получили в ходе судебного следствия, и на причины этих изменений.

Если отказ от обвинения связан с появлением в суде новых доказательств, которые не были предметом исследования на стадии предварительного расследования, то государственный обвинитель должен уделить больше внимания именно им.

При отказе от обвинения в случае недоказанности участия подсудимого в совершении преступления необходимо подчеркнуть, что оправдание по мотивам недоказанности — это такое же признание подсудимого невиновным, как и при отсутствии в его действиях состава преступления. В речи государственного обвинителя должны быть освещены и последствия отказа от обвинения: отмена меры пресечения, судьба гражданского иска, вещественных доказательств.

В случае поддержания обвинения по делам в отношении нескольких подсудимых речь прокурора в прениях способна сочетать в себе разные виды речи, применительно к доказанности вины каждого из подсудимых.

Внутреннее убеждение должно быть обосновано имеющимися доказательствами так, чтобы представлять собой единственно возможный вывод из материалов дела и должно основываться на:

а) доказательствах, собранных в установленном законом порядке;

б) доказательствах, проверенных и рассмотренных в установленном законом порядке;

в) рассмотрении каждого доказательства в отдельности и всех в совокупности;

г) всестороннем, полном и объективном рассмотрении материалов дела

Кроме того, государственному обвинителю недостаточно оценить доказательства по внутреннему убеждению. С помощью обвинительной речи необходимо передать это свое внутреннее убеждение судьям и аудитории.

В обвинительной речи государственному обвинителю приходится опровергать версии, выдвинутые подсудимым и его защитником. В таких случаях необходимо установить, основаны ли эти версии на доказательствах. В обвинительной речи уже невозможна полемика с защитником. В то же время государственный обвинитель анализирует и оценивает доказательства, не только подтверждающие обвинительный тезис, но и те, которые , смягчают ответственность подсудимого. Это повышает убедительность речи и свидетельствует об объективности государственного обвинителя.

Анализируя и оценивая доказательства, не следует замалчивать имеющиеся противоречия, те или иные штрихи, которые могут поставить доказательства под сомнение. Важно показать, как возникли те или иные доказательства, как они изменялись в ходе предварительного иди судебного следствия, каковы причины противоречий.

Далее следует часть речи обвинителя, в которой он обосновывает квалификацию содеянного и дает юридический анализ состава преступления.

Предложения государственного обвинителя о квалификации действий подсудимого должны быть определенными и четкими, в них необходимо дать глубокий анализ юридической нормы, предусматривающей ответственность за совершенное виновным деяние.

Существенное значение по делам о взятках имеет также та часть обвинительной речи государственного обвинителя, которая содержит характеристику личности подсудимого и суждение о его наказании.

В соответствии с общими началами назначения наказания государственный обвинитель формулирует свой вывод о мере наказания, исходя из характера и степени общественной опасности содеянного, личности виновного и обстоятельств, смягчающих или отягчающих ответственность.

Характеристика личности подсудимого должна быть развернутой. Из нее должно быть понятно, явилось ли совершение преступления конкретным лицом случайным стечением обстоятельств либо, наоборот, логическим продолжением его прежнего поведения. Помимо официальных характеристик, которые часто бывают неполными, составленными формально, государственный обвинитель может использовать сведения, полученные из показаний свидетелей, в том числе авторов характеристик, из соответствующих документов-дипломов, грамот, удостоверений и т. д. Особое значение имеет объективность характеристик. На это обращал внимание А. Ф. Кони. С его точки зрения, совершенно недопустима насмешка над подсудимым или употребление относительно него тех эпитетов, которые могут найти себе место для характеристики его личности и действий в частном разговоре. Задача обвинителя — показать суду истинное лицо преступников, даже если официальные характеристики идеальны. Обязательно освещаются обстоятельства, смягчающие и отягчающие ответственность. В качестве последних могут быть упомянуты факты вымогательства взяток, совершение взяток за незаконные действия, совершение преступления группой лиц, неоднократно.

Нет сомнений, что для характеристики личности подсудимого прокурор имеет право пользоваться данными, почерпнутыми из предосудительных сторон его деятельности, выразившихся в руководящих побуждениях его преступного деяния, при этом не давая оскорбительных или унижающих подсудимого как личность оценок.

Подводя итог сказанному, опираясь на приведенные в речи доводы, государственный обвинитель обосновывает предложение о виде и мере наказания, месте его отбывания. Предлагает решить вопрос о мере пресечения и судьбе вещественных доказательств.

Следует учитывать также и место слушания дела, особенно, если дело слушается в выездном заседании или в присутствии многочисленной публики и представителей средств массовой информации.

Речь прокурора должна быть ясной, простой, доходчивой, абсолютно логичной, юридически грамотной и аргументированной, — только в таком случае она способствует вынесению законного и обоснованного приговора

Важным, но не обязательным моментом выступлений государственного обвинителя в суде является реплика, что предусмотрено п. 6 ст. 292 УПК РФ, представляющая собой ответ или, точнее, возражение на выступления других участников процесса, главным образом защитника. Государственный обвинитель должен обязательно указать, на какое именно выступление он намерен ответить в реплике.

В реплике могут быть затронуть различные вопросы, относящиеся к существу обвинения, обстоятельствам дела, оценке доказательств, личности подсудимого, квалификации содеянного и т. д. Прокурор не может агитировать на реплику как на возможность дополнить основное выступление.

Построение реплики и се продолжительность зависят от количества и значимости положений, которые намерен опровергнуть государственный обвинитель, Целесообразнее построить реплику таким образом, чтобы ответ по самому принципиальному предмету разногласий завершал выступление.

Как уже отмечалось, реплика является возражением защите, однако государственный обвинитель может под влиянием речи защитника изменить свою позицию по тому или иному поводу. Это не должно пугать обвинителя, так как лучше вовремя исправить ошибку, чем настаивать на ней и тем самым формировать у судей неправильное мнение, которое может породить судебную ошибку.

Искусство полемики в реплике достигает своей вершины, особенно использование логического приема опровержения.

Соблюдение государственным обвинителем логических и этических правил ведения полемики позволяет ему решить задачи, стоящие перед ним в стадии судебных прений, а также при поддержании государственного обвинения в целом.

Речь прокурора имеет важное общественное и процессуальное значение. От того, насколько государственный обвинитель будет убедителен в своих доводах, зависит правильность решения, принимаемого судом, а впечатление от речи, складывающееся у присутствующих в судебном заседании, формирует в целом отношение публики к органам прокуратуры.

Похожие публикации:

  • Сделать осаго на 10 дней Цена полиса ОСАГО на 1, 3 и 6 месяцев Сразу огорчу тех, кто хочет купить страховку ОСАГО на 1 месяц. Или на два. Так сделать нельзя, минимальный период использования по закону – 3 месяца. А вот купить полиса на 3 месяца или на […]
  • Приказ перевод на основное место работы Приказ ГАК РФ от 20 мая 1998 г. N 160 О некоторых вопросах, связанных с применением Закона Российской Федерации "О защите прав потребителей" (с изменениями и дополнениями) Информация об изменениях: Приказом МАП РФ от 11 марта 1999 г. […]
  • Какие льготы сотрудникам мчс Документы для оформления пенсии по старости в 2018 году По достижении определенного законодательством пенсионного возраста, гражданин имеет право оформить законно заслуженную пенсию. Оформление выплаты в ПФР не является сложным, […]
  • Приказ рэк вологодской области от 28082012 Приказ Региональной энергетической комиссии Вологодской области от 28 августа 2012 г. N 288 "Об утверждении нормативов потребления коммунальной услуги по электроснабжению при отсутствии приборов учёта" Приказ Региональной […]
  • Как оформить самовольную постройку в собственность Как оформить самовольную постройку в собственность В 2006 году государство дало возможность гражданам, владеющим земельными участками или индивидуальными жилыми строениями, регистрировать это недвижимое имущество в упрощенном порядке […]
  • Какие льготы для детей чернобыльцев Предусмотрены ли льготы детям чернобыльцев после 18 лет Огромное количество людей остались инвалидами, получив неизлечимые болезни. Законодательством Российской Федерации предусмотрен определенный список льгот и пособий для […]