Решение суда договор хранения

Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 13 декабря 2016 г. N Ф02-7053/16 по делу N А33-3668/2015 (ключевые темы: хранение — договор хранения — возмещение убытков — доказательства — оборудование)

Требование: о взыскании убытков

Вывод суда: жалоба заявителя оставлена без удовлетворения, решение суда апелляционной истанции оставлено в силе, решение суда первой инстанции оставлено в силе

Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа в составе

председательствующего Тютриной Н.Н.,

судей: Белоножко Т.В., Качукова С.Б.,

при ведении протокола судебного заседания помощником судьи Зейналовой Р.А.,

при участии представителя Управления Судебного департамента в Красноярском крае Казанцева Антона Валерьевича (доверенность от 22.04.2016 N 1-08/2193), общества с ограниченной ответственностью «СоюзЛифтМонтаж» Саплевой Надежды Сергеевны (доверенность от 29.11.2016) (до перерыва),

рассмотрев в открытом судебном заседании с использованием системы видеоконференц-связи при содействии Арбитражного суда Красноярского края кассационную жалобу общества с ограниченной ответственностью «СоюзЛифтМонтаж» на решение Арбитражного суда Красноярского края от 3 июня 2016 года по делу N А33-3668/2015 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2016 года по тому же делу (суд первой инстанции: Исакова И.Н., апелляционный суд: Радзиховская В.В., Магда О.В., Петровская О.В.),

Управление Судебного департамента в Красноярском крае (ОГРН 1032402947092, ИНН 2466073216, место нахождения: г. Красноярск, далее — судебный департамент) обратилось в Арбитражный суд Красноярского края с иском к обществу с ограниченной ответственностью «СоюзЛифтМонтаж» (ОГРН 1122468066984, ИНН 2464248573, место нахождения: г. Красноярск, далее — общество «СоюзЛифтМонтаж») о взыскании 7 362 443 рублей убытков, причиненных утратой переданного на хранение оборудования (3-х пассажирских лифтов).

Общество «СоюзЛифтМонтаж» обратилось в суд со встречным иском к судебному департаменту о признании договора хранения имущества от 20.12.2013 N 2-ОХ-13 и приложения N 1 к нему недействительными.

К участию в деле в качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, привлечено общество с ограниченной ответственностью «Вектор-95» (далее — общество «Вектор-95»).

Решением Арбитражного суда Красноярского края от 3 июня 2016 года, оставленным без изменения постановлением Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2016 года, первоначальный иск удовлетворен частично. С общества «СоюзЛифтМонтаж» в пользу судебного департамента взыскано 6 882 920 рублей. В удовлетворении остальной части первоначального иска и встречного иска отказано.

Судебные акты приняты со ссылкой на статьи 15, 168, 170, 174, 307, 309, 393, 432, 433, 886, 887, 900, 902 Гражданского кодекса Российской Федерации.

В кассационной жалобе заявитель просит проверить законность принятых судебных актов в связи с неправильным применением судами первой и апелляционной инстанций норм материального и процессуального права, несоответствием выводов судов имеющимся в деле доказательствам.

Податель кассационной жалобы указывает на неверную оценку имеющимся в деле доказательствам.

По мнению общества «СоюзЛифтМонтаж» судами при разрешении спора не учтено следующее: документы, предусмотренные пунктом 2.2 договора хранения, не были переданы хранителю, в связи с чем факт передачи оборудования ответчику не доказан; само по себе подписание акта приема-передачи от 13.12.2013 N 1 и товарной накладной от 10.12.2013 N 96, выставление счетов-фактур от 10.12.2013 N 96 и от 09.12.2013 N 87 при отсутствии доказательств фактического исполнения покупателем (обществом «Вектор-95») обязательств по оплате товара не свидетельствует о передаче товара указанному лицу; приложение N 1 к договору не позволяет установить передаваемое имущество (отсутствуют технические характеристики оборудования).

Истец отклонил доводы кассационной жалобы, указав на их несостоятельность.

Третье лицо уведомлено о времени и месте рассмотрения кассационной жалобы в соответствии с требованиями статей 121, 123 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, однако своих представителей для участия в судебном заседании не направило, что в соответствии с частью 3 статьи 284 названного Кодекса не является препятствием для рассмотрения жалобы.

На основании статьи 163 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в судебном заседании, назначенном на 08.12.2016, объявлялся перерыв до 13.12.2016, о чем сделано публичное извещение в сети «Интернет». После перерыва представители обществ «СоюзЛифтМонтаж» и «Вектор-95» не принимали участие в судебном заседании.

Проверив в порядке, установленном главой 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, правильность применения судом первой инстанции и апелляционным судом норм материального и процессуального права, соответствие выводов судов о применении норм права установленным ими по делу обстоятельствам и имеющимся в деле доказательствам, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа пришел к следующим выводам.

Как следует из материалов дела и установлено судами, судебным департаментом (поклажедатель) с обществом «Союзлифтмонтаж» (хранитель) заключен договор ответственного хранения от 20.12.2013 N 3-ОХ-13. Стоимость переданного на хранение оборудования (пассажирские лифты) определена сторонами в размере 6 882 940 рублей.

Указанный договор и приложение N 1 к нему (список имущества, принятого на ответственное хранение) подписаны и скреплены печатями сторон договора.

Ссылаясь на утрату переданного на хранение оборудования, судебный департамент обратился в суд с иском о взыскании с общества «Союзлифтмонтаж» убытков.

Согласно статье 886 Гражданского кодекса Российской Федерации хранитель обязан возвратить поклажедателю принятую на хранение вещь.

При безвозмездном хранении убытки, причиненные поклажедателю утратой и недостачей вещей, возмещаются в размере стоимости утраченных или недостающих вещей (статьи 393, 902 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Исходя из положений статей 886, 887 Гражданского кодекса Российской Федерации, документ о приеме имущества хранителем должен содержать подпись (расписку) хранителя о приеме имущества на хранение, сведения о переданном на хранение имуществе.

Таким образом, суд первой инстанции обоснованно указал, что факт передачи вещи на хранение может подтверждать любой документ, свидетельствующий о приеме вещи на хранение, подписанный хранителем.

В рассматриваемом случае суды признали список принятого на хранение имущества (приложение N 1 к договору) допустимым и достаточным доказательством, подтверждающим факт передачи истцом на хранение обществу «Союзлифтмонтаж» спорного оборудования, и в отсутствие доказательств возврата этого оборудования или возмещения его стоимости пришли к выводу о наличии оснований для удовлетворения иска о возмещении убытков.

При этом суды обоснованно учли, что отсутствие доказательств передачи документов, указанных в пункте 2.2. договора хранения, само по себе не опровергает факт передачи на хранение спорного оборудования и не подтверждает довод ответчика об отсутствии этого имущества в натуре на момент его передачи, а отсутствие доказательств, подтверждающих право собственности истца на оборудование, не может освобождать ответчика от принятых обязательств по хранению переданного истцом имущества и возмещению убытков при утрате последнего.

Каких-либо нарушений требований статьи 71 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации при оценке доказательств судами первой и апелляционной инстанций не допущено. Основания для иной оценки доказательств у суда кассационной инстанции в силу положений главы 35 того же Кодекса отсутствуют.

Довод заявителя кассационной жалобы о том, что приложение N 1 к договору хранения не является надлежащим доказательством фактической передачи оборудования, подлежит отклонению, поскольку закон не связывает оформление приема-передачи имущества на хранение с каким-либо конкретно установленным документом.

Приведенный в кассационной жалобе довод о неполном исследовании представленных в материалы дела доказательств (писем официального представителя производителя лифтов в России от 11.03.2016, 14.03.2016, 20.04.2016) не является основанием для отмены обжалуемых судебных актов в кассационном порядке. Необходимые для правильного разрешения спора обстоятельства установлены судами в полном объеме.

Предметом встречного иска по настоящему делу является признание договора ответственного хранения от 20.12.2013 N 3-ОХ-13 недействительным. Иск обоснован тем, что договор со стороны общества «Союзлифтмонтаж» подписан неуполномоченным лицом (главным инженером Попиком А.С., а не директором Скоморохой А.А.), фактически сделка не исполнялась.

В качестве основания несоответствия сделки требованиям закона указано на пункт 1 статьи 170, пункт 1 статьи 174 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 170 Гражданского кодекса Российской Федерации мнимой является сделка, совершенная лишь для вида, без намерения создать соответствующие ей правовые последствия.

Юридически значимым обстоятельством, подлежащим установлению при рассмотрении требования о признании сделки мнимой, является установление того, имелось ли у каждой стороны сделки намерение исполнять соответствующую сделку.

Из содержания названной нормы права и разъяснений, изложенных в пунктах 22, 92 постановления Пленума Верховного суда Российской Федерации от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации», следует, что сделка может быть признана недействительной в случае, когда полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами или иными документами, регулирующими деятельность юридического лица, по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки.

Отказывая в удовлетворении встречного иска, суды исходили из того, что оспариваемый договор не может быть признан мнимой сделкой, поскольку заключен в письменной форме, в договоре определены все существенные условия, в приложении N 1 к договору поименовано переданное на хранение оборудование. Общество «Союзлифтмонтаж» не оспорило подлинность печати, проставленной на договоре и приложении N 1 к договору, не представило доказательств выбытия печати из владения помимо его воли, а также доказательств, опровергающих факт передачи оборудования на хранение.

Неправильного применения судами первой и апелляционной инстанций положений статей 168, 170, 174 Гражданского кодекса Российской Федерации не усматривается.

Довод заявителя кассационной жалобы о незаключенности оспариваемого договора в связи с несогласованием сторонами его существенных условий подлежит отклонению, поскольку, как установлено судами, договор хранения и приложение N 1 к нему позволяют определить имущество, переданное на хранение, стороны исполнили условия данного договора.

Иные доводы, приведенные в кассационной жалобе, не опровергают выводы судов первой и апелляционной инстанций и не свидетельствуют о неправильном применении ими норм материального и процессуального права.

Смотрите так же:  Субсидия начинающему предпринимателю

Нарушений норм процессуального права, являющихся в силу части 4 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации безусловным основанием для отмены решения и постановления, судом кассационной инстанции не установлено.

По результатам рассмотрения кассационной жалобы Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа приходит к выводу о том, что обжалуемые судебные акты основаны на полном и всестороннем исследовании имеющихся в деле доказательств, приняты с соблюдением норм материального и процессуального права, в связи с чем на основании пункта 1 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат оставлению без изменения.

Расходы по уплате государственной пошлины за кассационное рассмотрение дела на основании статьи 110 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации подлежат отнесению на заявителя кассационной жалобы.

Руководствуясь статьями 274, 286-289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, Арбитражный суд Восточно-Сибирского округа

решение Арбитражного суда Красноярского края от 3 июня 2016 года по делу N А33-3668/2015 и постановление Третьего арбитражного апелляционного суда от 31 августа 2016 года по тому же делу оставить без изменения, кассационную жалобу — без удовлетворения.

Постановление вступает в законную силу со дня его принятия и может быть обжаловано в Судебную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в срок, не превышающий двух месяцев со дня его принятия, в порядке, предусмотренном статьей 291.1 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации.

Рассмотрение споров по поводу хранения имущества

Договор хранения относится к одним из древнейших видов гражданско-правовых договоров, известных еще римскому праву.
Договором depositum в римском праве назывался реальный контракт, по которому лицо, получившее от другого лица индивидуально-определенную вещь (поклажеприниматель, депозитарий), принимало на себя обязанность безвозмездно хранить ее в течение определенного срока или до востребования и по окончании хранения возвратить в целости и сохранности лицу, передавшему вещь на хранение (поклажедателю, депоненту) .

Новицкий И.Б. Римское право. М., 1993. С. 171.

В действующем Гражданском кодексе Российской Федерации (далее — ГК РФ) вопросам хранения имущества посвящена глава 47.
§ 1 главы 47 ГК РФ содержит общие положения о хранении, § 2 главы 47 ГК РФ регламентирует правоотношения по хранению на товарном складе, § 3 главы 47 ГК РФ посвящен специальным видам хранения.
В практике арбитражных судов периодически возникают вопросы, связанные с применением положений главы 47 ГК РФ .
В соответствии с пунктом 1 статьи 886 ГК РФ по договору хранения одна сторона (хранитель) обязуется хранить вещь, переданную ей другой стороной (поклажедателем), и возвратить эту вещь в сохранности.
Договор хранения рассматривается в гражданском законодательстве Российской Федерации в качестве реальной сделки, которая по общему правилу считается заключенной с момента передачи вещи от поклажедателя хранителю. Однако договор хранения может носить и консенсуальный характер, если соглашением сторон предусмотрена обязанность хранителя принять на хранение вещь от поклажедателя в предусмотренный договором срок .

Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997. Ч. 2. С. 604.

Пункт 2 статьи 886 ГК РФ допускает возможность заключения консенсуального договора, если в качестве хранителя выступает профессиональный хранитель.
Под реальным договором хранения следует понимать такой договор хранения, для заключения которого, помимо достижения соглашения между сторонами, необходима также передача вещи на хранение и который считается заключенным с момента такой передачи. По реальному договору хранения обязанность хранителя обеспечить сохранность вещи возникает с момента заключения договора. В том случае, если поклажедатель не докажет факт передачи хранителю имущества, такой договор не может считаться заключенным.

Институт обратился в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании 30144941 руб. стоимости товара, переданного по договору хранения.
Суды первой и апелляционной инстанций, установив, что спорное оборудование заявленной стоимости фактически на хранение обществу не передавалось, на момент составления акта о передаче на хранение имущество не существовало, в иске отказали.
Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов предыдущих инстанций (Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа (далее — ФАС СЗО; с 06.08.14 — АС СЗО) от 11.03.14 по делу N А42-5784/2012 ).

Нельзя не согласиться с позицией судов по указанному делу, поскольку спорный договор не может быть признан заключенным.
Согласно пункту 1 статьи 887 ГК РФ договор хранения должен быть заключен в письменной форме в случаях, указанных в статье 161 ГК РФ . При этом для договора хранения между гражданами (подпункт 2 пункта 1 статьи 161 ГК РФ) соблюдение письменной формы требуется, если стоимость передаваемой на хранение вещи превышает не менее чем в десять раз установленный законом минимальный размер оплаты труда.
Договор хранения, предусматривающий обязанность хранителя принять вещь на хранение, должен быть заключен в письменной форме независимо от состава участников этого договора и стоимости вещи, передаваемой на хранение.
Передача вещи на хранение при чрезвычайных обстоятельствах (пожаре, стихийном бедствии, внезапной болезни, угрозе нападения и т.п.) может быть доказана свидетельскими показаниями.
В соответствии с пунктом 2 статьи 887 ГК РФ простая письменная форма договора хранения считается соблюденной, если принятие вещи на хранение удостоверено хранителем выдачей поклажедателю сохранной расписки, квитанции, свидетельства или иного документа, подписанного хранителем.
Перечень документов, подтверждающих соблюдение простой письменной формы договора хранения, указанный в пункте 2 статьи 887 ГК РФ, не является исчерпывающим, что подтверждается судебно-арбитражной практикой.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском о взыскании с таможни расходов по хранению задержанного имущества, переданного по протоколу задержания.
Суды первой и апелляционной инстанций удовлетворили исковые требования.
Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов предыдущих инстанций о соблюдении простой письменной формы договора хранения, поскольку протокол о задержании товаров, в котором имеется указание на передачу этих товаров на хранение обществу, подписанный последним, отвечает требованиям, указанным в пункте 2 статьи 887 ГК РФ (Постановление АС СЗО от 08.09.15 по делу N А56-64127/2014 ).

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к администрации муниципального образования о взыскании убытков, возникших в связи с утратой имущества, переданного истцом ответчику на ответственное хранение.
Суды первой и апелляционной инстанций признали исковые требования обоснованными и подтвержденными материалами дела.
Суд округа оставил без изменения принятые судебные акты, сделав вывод о том, что соблюдение простой письменной формы договора хранения подтверждается актом передачи на ответственное хранение спорного имущества, поскольку этот акт содержит наименование имущества, передаваемого на хранение, его количество; акт подписан представителями общества и администрации (Постановление АС СЗО от 24.06.15 по делу N А05-6622/2014 ).

В рамках другого дела суды пришли к выводу о том, что соблюдение простой письменной формы договора хранения подтверждается накладными на доставку груза и данными о датах его вывоза (Постановление ФАС СЗО от 04.04.14 по делу N А13-1878/2013 ).

Если договором хранения не предусмотрено иное, хранитель не вправе без согласия поклажедателя передавать вещь на хранение третьему лицу, за исключением случаев, когда он вынужден к этому силою обстоятельств в интересах поклажедателя и лишен возможности получить его согласие (абзац первый статьи 895 ГК РФ ).

Учреждение обратилось в арбитражный суд с иском к обществу о взыскании 1430160 руб. расходов по перемещению и хранению транспортного средства, а также об обязании ответчика принять данное транспортное средство.
В ходе рассмотрения дела судами было установлено, что 16.11.10 инспектором дорожно-патрульной службы отдела Государственной инспекции по безопасности дорожного движения по Приморскому району Санкт-Петербурга на основании части 1 статьи 27.13 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации (далее — КоАП РФ) за нарушение правил остановки (стоянки) было задержано и перемещено на специализированную стоянку учреждения транспортное средство, принадлежащее гражданину Г.
Вступившим в законную силу решением суда общей юрисдикции от 19.10.11 с Г. в бюджет Санкт-Петербурга взыскано 402000 руб. платы за хранение транспортного средства на специализированной стоянке с 17.11.10 по 18.11.11; также Г. вменено в обязанность забрать транспортное средство с территории специализированной стоянки. Данное решение указанным физическим лицом не исполнено.
Поскольку транспортное средство на момент предъявления иска в арбитражный суд находилось на специализированной стоянке, учреждение обратилось в арбитражный суд с указанным иском о взыскании с общества расходов по хранению с 19.11.11 по 17.10.14 задержанного транспортного средства, а также об обязании ответчика принять данное транспортное средство.
Мотивируя заявленные требования, истец ссылался на то, что общество с 13.09.13 является уполномоченной организацией, на которую в силу пункта 5 статьи 6 Закона Санкт-Петербурга от 21.06.12 N 343-54 «О порядке перемещения задержанных транспортных средств на специализированную стоянку, их хранения, оплаты расходов на их перемещение и хранение, возврата задержанных транспортных средств в Санкт-Петербурге», а также пунктов 24 и 25 приложения N 1 к Постановлению Правительства Санкт-Петербурга от 29.05.13 N 359 «О мерах по реализации Закона Санкт-Петербурга «О порядке перемещения задержанных транспортных средств на специализированную стоянку, их хранения, оплаты расходов на их перемещение и хранение, возврата задержанных транспортных средств в Санкт-Петербурге» возложена обязанность принять от учреждения ранее задержанные в соответствии со статьей 27.13 КоАП РФ транспортные средства категорий C, D, E и прицепы к ним, подлежащие государственной регистрации, а также возместить учреждению понесенные последним расходы на перемещение и хранение в установленный в договоре срок.
Суды первой и апелляционной инстанций, установив, что соответствующий договор хранения между истцом и ответчиком заключен не был, согласие владельца на передачу обществу находящегося на хранении транспортного средства получено не было, руководствуясь пунктом 1 статьи 895 ГК РФ, отказали в иске.
Суд округа оставил вынесенные по делу судебные акты без изменения, сделав вывод о том, что с момента вступления в силу указанного решения суда общей юрисдикции спорное транспортное средство находится на ответственном хранении у учреждения вплоть до исполнения данного судебного акта, а также что на правоотношения по хранению указанного транспортного средства в силу закона распространяются правила главы 47 ГК РФ (Постановление АС СЗО от 11.12.15 по делу N А56-68001/2014 ).

Смотрите так же:  Мировой суд октябрьского ао

К аналогичному выводу пришел АС СЗО и в Постановлении от 13.10.15 по делу N А56-75145/2014 .
Путем системного толкования положений статей 896 , 897 , 924 ГК РФ презюмируется возмездный характер договора хранения .

Гражданское право: Учебник / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. М.: Проспект, 1997. Ч. 2. С. 604.

Вместе с тем, как свидетельствует судебная практика, возможно безвозмездное оказание услуг по хранению.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к таможне, к Российской Федерации в лице Федеральной таможенной службы о взыскании субсидиарно 48003310 руб. за услуги хранения, 4121623 руб. 13 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами.
Суд первой инстанции, посчитав спорные договоры хранения безвозмездными, а размер фактически понесенных истцом расходов недоказанным, отказал в иске.
Суд апелляционной инстанции признал исковые требования обоснованными по праву и размеру.
Учитывая фактические обстоятельства дела, условия заключенных договоров, руководствуясь статьями 421 , 422 , 423 , 424 , 886 , 896 , 897 ГК РФ , суд округа пришел к выводу о безвозмездности спорных договоров, об отсутствии условий о несении хранителем расходов и оставил в силе решение суда первой инстанции (Постановление АС СЗО от 25.02.15 по делу N А56-68331/2013 ).

К аналогичным выводам суд кассационной инстанции пришел при рассмотрении дела N А56-56159/2013 (Постановление АС СЗО от 20.01.15).
Если по истечении срока хранения находящаяся на хранении вещь не изъята обратно поклажедателем, он обязан уплатить хранителю соразмерное вознаграждение за дальнейшее хранение вещи (пункт 4 статьи 896 ГК РФ).

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Управлению Федерального агентства по управлению государственным имуществом (Росимущество) о взыскании 6086026 руб. 32 коп. неосновательного обогащения — стоимости услуг по хранению за период с 01.07.14 по 31.10.14.
Как следует из материалов дела и установлено судами, между Управлением Росимущества (заказчик) и обществом (исполнитель) 03.12.13 заключен государственный контракт, по которому заказчик поручил, а исполнитель обязался оказывать услуги по приему и хранению обращенного в собственность государства либо изъятого лома цветных и черных металлов и иного имущества.
В соответствии с пунктом 1.4 государственного контракта оказание услуг начинается с момента его заключения и оканчивается 31.12.13.
Согласно пунктам 2.1, 2.2, 2.3 цена государственного контракта, составляющая 2985000 руб., включает стоимость всех услуг, оказываемых исполнителем и оплачиваемых заказчиком. Цена государственного контракта является твердой и не подлежит изменению в течение срока оказания услуг.
В соответствии с пунктом 3.3 сумма, подлежащая уплате, указывается в акте приема-передачи услуг в рамках общей цены государственного контракта исходя из стоимости хранения в сутки: 1 тонны на низкотемпературном складе — 43 руб. 78 коп., 1 куб. м на отапливаемом складе — 25 руб. 37 коп., 1 контейнера на контейнерной площадке — 487 руб. 55 коп., 1 кв. м на открытой площадке — 13 руб. 93 коп.
Пунктом 4.4.6 предусмотрена обязанность исполнителя в течение 15 рабочих дней с момента получения от заказчика указаний принять в соответствии с техническим заданием по месту нахождения складских помещений имущество, находящееся в распоряжении заказчика на момент подписания государственного контракта, и обеспечить его хранение.
В силу пункта 4.4.7 исполнитель обязан осуществлять прием и передачу имущества только по письменному указанию заказчика.
Общество, ссылаясь на оказание им Управлению Росимущества услуг по хранению имущества после истечения срока действия и сверх цены государственного контракта, обратилось в арбитражный суд с указанным иском.
Суды иск удовлетворили.
Суд округа, руководствуясь пунктом 4 статьи 896 ГК РФ, оставил вынесенные судебные акты без изменения, поскольку материалами дела подтверждается, что во исполнение государственного контракта истец принял от ответчика имущество на хранение; общество взыскивает с Управления Росимущества стоимость услуг по хранению за период с 01.07.14 по 31.10.14, который выходит за пределы срока, оговоренного в государственном контракте; после прекращения срока действия государственного контракта ответчик имущество не забрал, и оно хранилось у истца с 01.07.14 по 31.10.14 (Постановление АС СЗО от 30.09.15 по делу N А56-62837/2014 ).

В судебной практике АС СЗО был поднят вопрос о том, влечет ли хранение имущества в пределах срока действия государственного контракта, заключенного в соответствии с Федеральным законом от 05.04.13 N 44-ФЗ » О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд » (далее — Закон N 44-ФЗ ), в тех случаях, когда цена государственного контракта является твердой и уплачена исполнителю, обязанность поклажедателя оплачивать услуги по хранению сверх предусмотренной за них цены в период действия контракта.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Управлению Росимущества о взыскании 8960984 руб. 34 коп. задолженности по оплате услуг по хранению имущества в октябре 2014 года.
Решением суда иск удовлетворен.
Постановлением апелляционной инстанции решение суда отменено, в иске отказано.
Судами установлено, что Управлением Росимущества (заказчик) и обществом (исполнитель) 24.01.14 заключен государственный контракт на оказание услуг по приему и хранению обращенных в собственность государства либо изъятых лома черных и цветных металлов и иного имущества.
Согласно пунктам 2.1, 2.3 цена контракта — 16000000 руб. является твердой (предельной) суммой, которую может уплатить заказчик за фактически оказанные услуги, и не подлежит изменению в течение срока оказания услуг.
Государственный контракт финансируется из федерального бюджета (пункт 3.1); оплата осуществляется по безналичному расчету в течение 15 банковских дней со дня подписания сторонами акта приема-сдачи услуг (пункт 3.2); сумма, подлежащая уплате, указывается в акте приема-сдачи услуг в рамках общей цены государственного контракта исходя из стоимости хранения имущества — 32 руб./куб. м/сутки (пункт 3.3).
В соответствии с пунктом 1.5 услуги оказываются с момента заключения государственного контракта до 31.12.14.
Цена государственного контракта уплачена обществу.
По рассматриваемому делу общество просило взыскать 7750563 руб. 92 коп. задолженности за услуги по хранению, оказанные в октябре 2014 года, в отношении имущества, принятого на хранение до 08.03.14.
Суд апелляционной инстанции, отказывая в иске, руководствовался положениями Закона N 44-ФЗ.
Судом было установлено, что государственный контракт заключен сторонами в порядке, предусмотренном Законом N 44-ФЗ. Государственным контрактом установлены срок оказания услуг — с момента заключения контракта по 31.12.14 (пункт 1.5), цена — 16000000 руб., являющаяся предельной суммой, которую может уплатить заказчик за фактически оказанные услуги (пункт 2.1).
Как отмечено судом округа, в соответствии с частью 2 статьи 34 Закона N 44-ФЗ при заключении контракта указывается, что цена контракта является твердой и определяется на весь срок исполнения контракта, а в случаях, установленных Правительством Российской Федерации, указываются ориентировочное значение цены контракта либо формула цены и максимальное значение цены контракта, установленные заказчиком в документации о закупке. При заключении и исполнении контракта изменение его условий не допускается, за исключением случаев, предусмотренных названной статьей и статьей 95 Закона N 44-ФЗ.
В данном случае цена государственного контракта является твердой и уплачена обществу в полном объеме.
По смыслу статьи 95 Закона N 44-ФЗ по соглашению сторон цена государственного контракта, заключенного на срок менее трех лет, может быть увеличена при условии, что это предусмотрено документацией о закупке и контрактом, при увеличении заказчиком предусмотренного контрактом объема услуг. При этом цена может быть увеличена не более чем на 10 процентов.
В материалах дела отсутствует соглашение сторон об увеличении цены государственного контракта.
Суд округа указал в своем постановлении, что сумма, на которую претендует общество, значительно превышает 10 процентов от цены государственного контракта; хранение обществом имущества в пределах срока действия государственного контракта не влечет обязанности Управления Росимущества оплачивать услуги сверх предусмотренной за них цены (Постановление АС СЗО от 19.01.16 по делу N А52-1203/2015 ).

Аналогичную позицию АС СЗО занял и при рассмотрении других дел (Постановления АС СЗО от 24.12.15 по делу N А21-458/2015 , от 08.10.15 по делу N А52-3563/2014 , от 14.09.15 по делу N А52-175/2015 ).
Выполнение функций по хранению вещественных доказательств по уголовному делу в отсутствие государственного контракта, заключенного с таможенным органом, не влечет обязанности последнего по оплате услуг по хранению в соответствии с требованиями статьи 896 ГК РФ.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к таможне о взыскании 446400 руб. задолженности за услуги по хранению, 25575 руб. процентов за пользование чужими денежными средствами за периоды с 18.07.13 по 24.03.14 и по день вынесения решения.
Как следует из материалов дела, таможня (заказчик) и компания (исполнитель) в соответствии с разрешением комиссии по размещению заказов на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг для нужд таможенного органа 23.12.11 заключили государственный контракт (далее — контракт), в соответствии с условиями которого исполнитель обязался оказать заказчику услуги по хранению товаров и транспортных средств, изъятых в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом Российской Федерации на основании протокола осмотра места происшествия, составленного по материалам проверок и уголовным делам, а заказчик — оплатить оказанные исполнителем услуги в размерах и в сроки, согласованные в контракте.
В соответствии с пунктом 1.2 контракта хранение имущества осуществляется исполнителем в охраняемых отапливаемых и неотапливаемых помещениях, а также на арендованных исполнителем охраняемых открытых стоянках, находящихся в Псковской области: в дер. Кузнецовка, в г. Себеж и в г. Великие Луки.
В соответствии с контрактом таможня по акту приема-передачи материальных ценностей от 02.05.12 передала на ответственное хранение компании товары, изъятые и признанные вещественными доказательствами по уголовному делу.
Данное уголовное дело 25.05.12 передано таможней по подследственности в Северо-Западное следственное управление на транспорте Следственного комитета Российской Федерации. Товары — вещественные доказательства по уголовному делу 04.06.13 возвращены законному владельцу.
Между компанией и обществом 17.12.12 заключен договор на сдачу в субаренду недвижимого имущества (склада в д. Кузнецовка).
Вещественные доказательства по уголовному делу по окончании действия контракта таможня со склада компании не получила.
Склад в д. Кузнецовка вместе с вещественными доказательствами по уголовному делу передан обществу, которое с 01.01.13 осуществляло их хранение.
Общество, считая, что в период с 01.01.13 по 04.06.13 оно оказывало таможне услуги по хранению, которые та не оплатила, обратилось в арбитражный суд с иском.
Суды не усмотрели оснований для удовлетворения иска.
Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов первой и апелляционной инстанций, поскольку вещественные доказательства по уголовному делу таможенный орган на хранение истцу не передавал; они были приняты истцом от исполнителя по государственному контракту на оказание услуг хранения и хранились до передачи их законному владельцу; государственный контракт на хранение вещественных доказательств по уголовному делу между истцом и ответчиком не заключался (Постановление АС СЗО от 03.02.15 по делу N А52-854/2014 ).

Смотрите так же:  Как прожить на пособие по уходу за ребенком до 15 лет

Судебная практика исходит из того, что в силу требований статьи 891 ГК РФ основной обязанностью хранителя является обеспечение сохранности принятой на хранение вещи; ненадлежащее исполнение хранителем этой обязанности влечет взыскание с него убытков в порядке, предусмотренном статьей 902 ГК РФ .

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к компании о взыскании 292606 руб. 02 коп. убытков, возникших в результате утраты имущества, переданного на хранение по договору складского хранения от 03.03.08.
Суды первой и апелляционной инстанций признали иск общества обоснованным по праву и размеру.
Судами было установлено, что компания (хранитель) и общество (поклажедатель) заключили договор складского хранения от 03.03.08, по условиям которого хранитель обязался за вознаграждение принимать, выполнять погрузочно-разгрузочные работы, хранить товар, формировать партии товара к отгрузке, выполнять переадресацию вагонов и возвращать товар поклажедателя на своем складе.
Согласно пункту 2.1.5 договора хранитель при приеме товара производит его осмотр, определяет количество и внешнее состояние.
В пункте 2.1.7 договора предусмотрено, что хранитель обязан передать поклажедателю товары, которые были приняты им на хранение, в том состоянии, в котором они передавались.
В соответствии с пунктом 5.3 договора при обнаружении недостачи товара стороны составляют акт о недостаче, в котором определяют стоимость товара и количество утраченного товара. При этом хранитель обязан оплатить поклажедателю стоимость утраченного товара в течение 15 банковских дней с момента составления акта.
При проведении инвентаризации сторонами установлена недостача товара на сумму 332062 руб. 03 коп., что подтверждается отчетом о движении товаров на ответственном хранении на складе компании за апрель 2014 года.
Суды первой и апелляционной инстанций, установив, что спорное имущество было принято на хранение компанией, доказательств возврата спорного имущества поклажедателю ответчик не представил, руководствуясь статьями 891, 901 и 902 ГК РФ, удовлетворили иск.
Суд кассационной инстанции согласился с выводами судов предыдущих инстанций (Постановление АС СЗО от 24.12.15 по делу N А56-71852/2014 ).

Согласно пункту 1 статьи 901 ГК РФ хранитель отвечает за утрату, недостачу или повреждение вещей, принятых на хранение, по основаниям, предусмотренным статьей 401 ГК РФ , то есть при наличии его вины.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к компании о взыскании 846619 руб. 76 коп. убытков, возникших в результате утраты имущества, переданного на хранение по договору от 06.02.14 и складской расписке от 07.03.14.
При рассмотрении дела судами было установлено следующее.
Компания (хранитель) и общество (поклажедатель) заключили договор хранения от 06.02.14, по расписке общество передало компании на хранение шесть единиц товара объемом 7,29 куб. м.
В соответствии с пунктом 2.4 договора груз возвращается на основании заявки, направленной по факсимильной связи либо электронной почте не позднее чем за два часа до предполагаемого времени получения груза; в заявке должны быть указаны наименование, количество, маркировка груза, соответствующая складской расписке, а также реквизиты, в частности ИНН, позволяющие однозначно определить поклажедателя и получателя.
При попытке 14.03.14 забрать оставленный на хранение товар общество выяснило, что он уже выдан по заявке от 13.03.14 гражданину Ч. по доверенности общества.
Общество заявило о хищении товара; по факту хищения имущества возбуждено уголовное дело, общество признано потерпевшим.
Посчитав, что компания как хранитель должна нести ответственность за утрату товара, общество обратилось в арбитражный суд с указанным иском.
Суды в иске отказали, поскольку при получении имущества хранителю была предъявлена доверенность, выданная поклажедателем, оснований сомневаться в ее подлинности у хранителя не было, о фальсификации доверенности поклажедатель в судебном заседании не заявлял.
Суд округа оставил без изменения вынесенные по делу судебные акты, руководствуясь положениями пункта 1 статьи 901 ГК РФ (Постановление АС СЗО от 07.10.15 по делу N А56-64101/2014 ).

Хранитель обязан по первому требованию поклажедателя возвратить принятую на хранение вещь, хотя бы предусмотренный договором срок ее хранения еще не окончился ( статья 904 ГК РФ ).

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к правовому центру об обязании в течение пяти календарных дней с даты вступления решения по данному делу в законную силу передать обществу имущество, переданное ответчику на основании договора ответственного хранения от 28.05.12.
Суды признали иск обоснованным по праву и подтвержденным материалами дела.
Оценив представленные в дело доказательства, установив, что поклажедатель до окончания срока действия договора обратился к хранителю с требованием возвратить принятую на хранение вещь, руководствуясь статьей 904 ГК РФ, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу об обоснованности заявленных требований, с чем согласился суд округа (Постановление ФАС СЗО от 01.08.14 по делу N А56-12149/2013 ).

Проведенный анализ практики рассмотрения Арбитражным судом Северо-Западного округа споров, возникающих из правоотношений по поводу хранения имущества, позволяет сделать следующие выводы:
по реальному договору хранения обязанность хранителя обеспечить сохранность вещи возникает с момента заключения договора. В том случае, если поклажедатель не докажет факт передачи хранителю имущества, такой договор не может считаться заключенным;
перечень документов, подтверждающих соблюдение простой письменной формы договора хранения, указанный в пункте 2 статьи 887 ГК РФ , не является исчерпывающим;
действующим гражданским законодательством Российской Федерации презюмируется возмездный характер договора хранения. Вместе с тем, как свидетельствует судебная практика, возможно безвозмездное оказание услуг по хранению;
хранение имущества в пределах срока действия государственного контракта, заключенного в порядке Федерального закона от 05.04.13 N 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд», в тех случаях, когда цена государственного контракта является твердой и уплачена исполнителю, не влечет обязанность поклажедателя оплачивать услуги по хранению сверх предусмотренной за них цены в период действия контракта;
судебная практика исходит из того, что в силу требований статьи 891 ГК РФ основной обязанностью хранителя является обеспечение сохранности принятой на хранение вещи; ненадлежащее исполнение хранителем этой обязанности влечет взыскание с него убытков в порядке, предусмотренном статьей 902 ГК РФ .
Подводя итог сказанному, следует отметить, что в результате анализа дел вышеуказанной категории противоречий в судебной практике Арбитражного суда Северо-Западного округа не выявлено.

Похожие публикации:

  • Как оплатить штраф гибдд за лишение прав Оплата штрафов ГИБДД со скидкой 50% — на какие штрафы действует скидка и в какой срок их можно оплатить Со введением скидки 50% на оплату штрафов ГИБДД водители имеют дополнительный стимул как можно скорее погасить свои […]
  • Реинтеграция гражданство Восстановление гражданства РФ Граждане, имевшие когда-то полноправный статус жителя Российской Федерации, могут изъявить желание восстановить свое право на полноценное проживание в России. Чтобы осуществить такую процедуру, […]
  • Заявление на выдачу справки для расчета больничного образец Справка 182н о сумме заработной платы за два календарных года Справка по форме 182н входит в пакет обязательных документов, которые работодатель обязан выдать увольняющемуся работнику. Данный унифицированный бланк был утвержден в […]
  • Заявление на 2 ндфл в бухгалтерию Заявление на 2 ндфл в бухгалтерию В данный момент мне нужна справка 2 НДФЛ. Бухгалтер предприятия отказывается её выдавать, ссылаясь на то, что она ещё не сдала отчет в налоговую инспекцию за 2015 год. Сказала, что имеет право сдать […]
  • Федеральный закон 473 о торах Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. N 473-ФЗ "О территориях опережающего социально-экономического развития в Российской Федерации" (с изменениями и дополнениями) Федеральный закон от 29 декабря 2014 г. N 473-ФЗ"О территориях […]
  • Федеральный закон 381 фз Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ"Об основах государственного регулирования […]