Договор дзо что это

Новости филиалов и ДЗО

АО «СППК» и Вологодская область заключили трехлетний договор на транспортное обслуживание

4 апреля состоялось подписание договора между АО «Северная пригородная пассажирская компания» и правительством Вологодской области на организацию транспортного обслуживания населения железнодорожным транспортом в пригородном сообщении на территории региона.

Договор, подписанный на условиях полной компенсации выпадающих доходов АО «СППК», будет действовать до 31 декабря 2019 года.

«Вологодская область стала вторым субъектом РФ, с которым АО «СППК» заключило договор о долгосрочном сотрудничестве, – прокомментировал генеральный директор АО «СППК» Сергей Горюнов. – В рамках соглашения мы закрепили объем перевозок на уровне 2016 года. Это не означает, что он останется неизменным в течение трех лет. Если руководство области решит, что населению необходим еще какой-то маршрут или поезд, то его можно будет добавить к существующим».

На территории Вологодской области курсирует 20 пригородных поездов, часть из них – круглогодичные, часть – сезонные (с апреля по октябрь), сообщила служба корпоративных коммуникаций СЖД.

Договор как основание возникновения отношений экономической зависимости между основными и дочерними обществами

(Крылов В. Г.) («Гражданское право», 2013, N 1)

ДОГОВОР КАК ОСНОВАНИЕ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ОТНОШЕНИЙ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ЗАВИСИМОСТИ МЕЖДУ ОСНОВНЫМИ И ДОЧЕРНИМИ ОБЩЕСТВАМИ

Крылов Вадим Григорьевич, доцент кафедры предпринимательского и корпоративного права юридического факультета им. М. М. Сперанского Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ, кандидат юридических наук.

Статья посвящена одному из трех содержащихся в российском законодательстве оснований возникновения отношений между основным и дочерним обществами — договору. Отсутствие полноценного правового регулирования, неоднозначное доктринальное толкование норм законодательства, посвященных данному институту, делают актуальным ответ на вопрос о том, какой договор может быть признан основанием возникновения отношений между основным и дочерним обществами.

Ключевые слова: дочернее общество, материнская компания, договор управления, экономическая зависимость, основание возникновения отношений.

Contract, as a reason of economic dependence between the parent and subsidiary companies V. G. Krylov

The article contains analysis of contract as one of the three grounds that establish the «parent — subsidiary» relationships between legal entities under Russian law. The lack of regulation, the ambiguity of provisions of law and the possibility of its broad interpretation add relevance to the discussion of what elements of contract may lead to the recognition of its parties as being in a «parent — subsidiary» relationship.

Key words: subsidiary, parent company, management agreement, economic dependence, grounds to establish relationships.

Институт дочерних и зависимых обществ является новеллой не только для российского законодательства, но и для мировой практики. Зарубежное законодательство в этой области до сих пор не сформировалось окончательно и продолжает развиваться. Особенность отношений дочернего общества с основным, характеризующаяся как отношения юридически самостоятельных, но экономически неравных субъектов, предопределила одну из целей, объясняющих допустимость подобных отношений — защита законных и уязвимых в такой ситуации интересов кредиторов хозяйственного общества и его акционеров (участников), что достигается установлением законодательством специальной ответственности основного общества. В этой связи перед законодательством поставлены задачи защиты интересов кредиторов и участников (акционеров) дочернего общества, не способных определять решения, им принимаемые. Общество признается дочерним по отношению к другому обществу (товариществу) по трем основаниям. Во-первых, в связи с преобладающим участием основной компании в уставном капитале дочерней. Во-вторых, вследствие договора, заключенного дочерним обществом с основным. И в-третьих, в связи с иными случаями. Одним из оснований возникновения отношений «основное — дочернее», указанным в ст. 105 ГК РФ, является договор. В российском законодательстве не содержится указания на договор, предметом которого было бы установление указанных выше отношений между самостоятельными участниками гражданского оборота. В отличие от отечественного законодательства в европейских правопорядках уделяется значительное внимание договорам, в силу которых возникают отношения зависимости. Если в ГК РФ указывается договор как основание для возникновения отношений «основное — дочернее общество», то, например, в германском акционерном законодательстве перечисляются конкретные виды договоров, такие отношения порождающие. Таковыми признаются договоры подчинения и о включении одного предприятия в другое, договоры, в силу которых одно общество обязуется перечислять получаемую им прибыль другому обществу (договор отчисления прибыли), объединяет свою прибыль с другим обществом (договор общей прибыли). Еще одним договором из этой группы признается сделка, в силу которой предприятие передается в аренду (договор аренды предприятия). Стоит согласиться с выводом ученых, которые отмечают в своих работах, что в основе отношений между материнской компанией и дочерним обществом чаще всего лежит имущественный договор. И. С. Шиткина пишет: «Это может быть договор доверительного управления, совместной деятельности, кредита, ипотеки, залога ценных бумаг, иной имущественный договор» . К. Портной отмечает, что в качестве такого договора может выступать имущественный договор, например договор ипотеки, кредита, залога . ——————————— Шиткина И. С. Холдинги. Правовой и управленческий аспекты. М.: Городец-издат, 2003. С. 47. Портной К. Правовое положение холдингов в России. М., 2004. С. 21.

Так, по договору поручения доверитель поручает поверенному совершить какие-либо юридические действия для достижения определенного правового результата; по договору залога ценных бумаг залогодатель передает залогодержателю в залог ценные бумаги в качестве средства обеспечения исполнения основного обязательства. В результате исполнения указанных договоров стороны достигают определенного правового результата: доверитель — от выполнения поверенным юридически значимых действий, а залогополучатель — от получения обеспечения по основному обязательству. Однако одновременно с достижением указанного результата могут возникнуть основания для признания одной стороны по договору дочерним обществом по отношению к другой стороне по договору. Очевидно, что стороны таких договоров могут и не преследовать такой цели, зачастую даже не подозревая о возникновении возможности признать их отношения по договору отношениями экономической зависимости. С другой стороны, возможна и обратная ситуация, когда стороны гражданско-правового договора, не являющегося специальным договором между основным и дочерним обществами, заключают такой договор именно с целью установления отношений экономической зависимости между самостоятельными участниками хозяйственного оборота. Очевидно, что может возникнуть соблазн назвать такой договор в соответствии с положениями ст. 170 ГК РФ притворным и признать ничтожным. Представляется, что положения ст. 170 ГК РФ неприменимы в данном случае, поскольку гражданско-правовой договор «прикрывает» не сделку, а наличие отношений экономической зависимости. Согласно п. 2 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах» единоличный исполнительный орган общества без доверенности действует от имени общества, в том числе представляет его интересы, совершает сделки от имени общества. Аналогичные положения установлены п. 3 ст. 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». Как видно из указанных положений, исполнение хозяйственным обществом взятых на себя обязанностей по договору возложено на единоличный исполнительный орган. В связи с этим нужно отметить, что возможность основного общества (товарищества) определять решения дочернего общества, вытекающая из существующих между ними договорных отношений, распространяется не только на вопросы, отнесенные к компетенции единоличного исполнительного органа. Например, по договору доверительного управления ценными бумагами хозяйственное общество (товарищество) может получить в качестве объекта такого управления акции другого общества, в отношении которых оно будет осуществлять правомочия собственника и соответственно сможет формировать волю такого общества по вопросам, отнесенным к компетенции общего собрания акционеров. В соответствии с российским законодательством в качестве единоличного исполнительного органа юридического лица выступает физическое лицо. Таким образом, воля юридического лица по вопросам, отнесенным к компетенции единоличного исполнительного органа, отождествляется с волей физического лица. С помощью института представительства возможна передача полномочий по принятию решений по определенным вопросам компетенции единоличного исполнительного органа другому (основному) хозяйственному обществу или товариществу. Институт представительства представлен в российском законодательстве договорами поручения, агентирования и комиссии. Согласно п. 1 ст. 971 ГК РФ по договору поручения одна сторона (поверенный) обязуется совершить от имени и за счет другой стороны (доверителя) определенные юридические действия. Права и обязанности по сделке, совершенной поверенным, возникают непосредственно у доверителя. То есть в рассматриваемом случае «представитель заключает сделку сам, т. е. выражает свою собственную волю, которая производит юридические последствия для принципала» . Таким образом, воля поверенного в силу заключенного между ним и доверителем договора рассматривается как воля последнего. ——————————— Нерсесов Н. О. Избранные труды по представительству и ценным бумагам в гражданском праве. М.: Статут, 2000. С. 31.

От своего имени, но создавая права и обязанности для другого лица, может действовать агент по агентскому договору, строящемуся по модели договора поручения. В качестве основания возникновения экономической зависимости между двумя самостоятельными участниками хозяйственного оборота может лежать как договорная конструкция поручения или агентирования, полномочия по которым для третьих лиц будут оформляться доверенностью, так и простое представительство, основанное на выдаче доверенности, например, на голосование на общем собрании акционеров. Из сказанного можно сделать вывод, что в качестве договора, устанавливающего отношения экономической зависимости, может выступать договор, оформляющий отношения посредничества, при котором посредник действует от своего имени. На эту особенность указывал в своих работах еще М. И. Кулагин: «В настоящее время широкое распространение получила практика передачи управления ценными бумагами специальным отделам банков, инвестиционным компаниям или же руководящим органам самой корпорации. При этом в странах континентальной системы права используется договор поручительства, а в странах общего права — институт доверительной собственности» . ——————————— Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избранные труды по акционерному и торговому праву. 2-е изд., испр. М.: Статут, 2004. С. 52.

Согласно п. 1 ст. 1020 ГК РФ доверительный управляющий осуществляет в пределах, предусмотренных законом и договором доверительного управления имуществом, правомочия собственника в отношении имущества, переданного в доверительное управление. В такой ситуации доверительный управляющий обладает правомочиями по владению, пользованию и распоряжению ценными бумагами, а также возможностью осуществлять права, предоставляемые такими ценными бумагами. Если количество ценных бумаг, переданных в доверительное управление, будет достаточным для принятия решения на общем собрании акционеров, то управляющий сможет формировать волю общества, ценные бумаги которого переданы в доверительное управление, и соответственно будет считаться основным по отношению к нему. Другим способом определения воли единоличного исполнительного органа хозяйственного общества может быть обусловленная заключенным договором возможность одного общества (товарищества) контролировать принятие решений дочерним обществом. В качестве примера можно привести договор о залоге. Так, согласно п. 2 ст. 346 ГК РФ, если иное не предусмотрено законом или договором и не вытекает из существа залога, залогодатель вправе отчуждать предмет залога, передавать его в аренду или безвозмездное пользование другому лицу либо иным образом распоряжаться им только с согласия залогодержателя. В соответствии с п. 1 ст. 72 Федерального закона «Об ипотеке (залоге недвижимости)» залогодатель вправе продавать, обменивать, сдавать в аренду, предоставлять взаем имущество, относящееся к предприятию, переданному в ипотеку, и иным образом распоряжаться указанным имуществом, а также вносить изменения в состав данного имущества, если это не влечет уменьшения указанной в договоре об ипотеке общей стоимости имущества, относящегося к предприятию, а также не нарушает других условий договора об ипотеке; без разрешения залогодержателя залогодатель не вправе передавать имущество, относящееся к предприятию, в залог, совершать сделки, направленные на отчуждение недвижимого имущества, относящегося к предприятию, если иное не установлено договором об ипотеке. Как видно из приведенных выше статей, залогодатель по каждому из перечисленных выше договоров ограничен в распоряжении (главным образом в отчуждении) имуществом, составляющим предмет залога, волей залогодержателя. В случае если хозяйственное общество — залогодатель в лице соответствующего органа примет решение об использовании имущества, находящегося в залоге, в хозяйственной деятельности путем передачи его в аренду, возможность реализации такого решения будет поставлена в зависимость от воли общества (товарищества) — залогодержателя. В рассматриваемой ситуации залогодержатель обладает «разрешительными» правомочиями по отношению к процессу волеобразования общества-залогодателя, залогодержатель не может самостоятельно определить решение, принимаемое дочерним обществом, последнее само принимает решение, однако оно не создаст желаемых последствий (указанная сделка будет ничтожной в соответствии со ст. 168 ГК РФ, как сделка, не соответствующая требованиям закона), если на то не будет воли залогодержателя. Поскольку отношения «основное — дочернее» могут рассматриваться в контексте отдельно взятой сделки, описываемые случаи с договором залога являются основанием для возникновения таких отношений. Указанные выше договоры не преследуют в качестве своей основной цели установление отношений экономической зависимости между самостоятельными участниками гражданского оборота. Однако участники гражданского оборота в соответствии с принципом свободы договора могут заключить любой договор, не предусмотренный ГК РФ и не противоречащий действующему законодательству. Так, в случае если два (или более) хозяйственных общества захотят установить между собой отношения экономической зависимости, они могут заключить не предусмотренный ГК РФ договор между основным и дочерним обществами, в соответствии с которым один из участников добровольно наделяет другого правом определять принимаемые им решения. Согласно п. 1 ст. 432 ГК РФ договор считается заключенным, если между сторонами в требуемой в подлежащих случаях форме достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора, под которыми понимаются условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Рассматриваемый договор между основным и дочерним обществами не поименован в ГК РФ, а положения, содержащиеся в ст. 105 ГК РФ, а также Федерального закона «Об акционерных обществах» и Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» также не содержат никакого указания на такие условия. В связи с чем можно сделать вывод, что стороны вправе включить в такой договор любые не противоречащие действующему законодательству положения. Следуя логике действующего законодательства, в таком договоре должно содержаться указание на право материнской компании давать обязательные указания дочернему обществу. В свете рассматриваемой темы надо обратить внимание на проблему, связанную с договором о передаче полномочий исполнительного органа общества управляющей компании. В юридической литературе отражены различные точки зрения по поводу того, является ли управляющая компания, возможность передачи которой функции исполнительного органа юридического лица предусмотрена ст. 103 ГК РФ, основным обществом по отношению к управляемой организации. Эта проблема сложна, и однозначного мнения среди юристов на сегодняшний день нет. Так, сторонник распространенной точки зрения Е. А. Суханов относит к числу договоров, создающих отношения «основное — дочернее», договор с управляющей компанией, которой передаются полномочия исполнительного органа общества . ——————————— Гражданское право: В 2 т. Т. 1: Учебник / Отв. ред. проф. Е. А. Суханов. 2-е изд., перераб. и доп. М.: БЕК, 1998. С. 241.

Смотрите так же:  Солнечные коллекторы купить в ростове-на-дону

В обоснование позиции юристов, относящих договор с управляющей организацией к основаниям возникновения «дочерних» отношений, можно привести следующие доводы: во-первых, при заключении договора с управляющей организацией возникают отношения зависимости между формально самостоятельными юридическими лицами; во-вторых, одно общество (товарищество) в силу такого договора получает возможность определять и принимать решения другого общества; в-третьих, законодательство некоторых стран, например Германии, относит к договорам, инициирующим отношения экономической зависимости между юридическими лицами, договоры подчинения, в силу которых общество передает руководство своей деятельностью в руки другой организации . ——————————— Кулагин М. И. Государственно-монополистический капитализм и юридическое лицо // Избранные труды. М.: Статут, 1997. С. 143.

Другая позиция отражена в работах И. С. Шиткиной, которая полагает, что предусмотренный ст. 103 ГК РФ договор об управлении «к числу договоров, создающих отношения экономической субординации, не относится» . При этом приводятся следующие доводы: ——————————— Шиткина И. С. Холдинги. Правовой и управленческий аспекты. М.: Городец-издат, 2003. С. 47.

— исполнительные органы в лице коммерческой организации, действующей по договору, подотчетны общему собранию и совету директоров общества (ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», ст. 32, 40 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»); — управляющая организация несет ответственность за причиненные управляемой организации по ее вине убытки (п. 3 ст. 53 ГК РФ); — в соответствии со ст. 71 Федерального закона «Об акционерных обществах» и ст. 44 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью» общество или акционеры (участники) вправе обратиться в суд с иском о возмещении убытков к управляющей организации (в случае с ООО к управляющему); — полномочия управляющей организации могут быть досрочно прекращены по решению общего собрания общества в любое время (п. 4 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», пп. 4 п. 2 ст. 33 Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью»). Интересна позиция по данной проблеме С. Д. Могилевского . Он рассматривает взаимоотношения управляющей и управляемой организации с точки зрения взаимодействия их воль, утверждая при этом, что воля управляющей организации является волей управляемого общества. Управляющая организация самостоятельно приобретает права и несет обязанности для управляемой компании, не определяя решения, принимаемые управляемым обществом, а непосредственно принимая решения от его имени. Более того, управляющая организация не является в этом случае самостоятельным субъектом гражданских отношений. ——————————— Могилевский С. Д. Правовые основы деятельности акционерных обществ: Учеб.-практ. пос. М.: Дело, 2004. С. 325.

Представляется, что решение спора можно найти, лишь обратившись к сути правовой связи между управляющей и управляемой компаниями и к существу отношений дочернего и основного обществ. С формальной точки зрения отношения между управляющей компанией и управляемой организацией подпадают под действие дефиниций ст. 105 ГК РФ, поскольку в силу договора одно общество или товарищество может определять и принимать решения другого общества. Солидарная ответственность управляющей организации по сделкам, заключаемым управляемым обществом во исполнение ее указаний, логична и обоснованна. В то же время по своему содержанию это связь между юридическим лицом и организацией, выполняющей функции его исполнительного органа, которая, хотя и обладает формальной самостоятельностью, фактически ее утрачивает. На наш взгляд, договор о передаче полномочий единоличного исполнительного органа к числу договоров, порождающих отношения «основное — дочернее общество», относить не нужно, поскольку законодательство содержит нормы об ответственности управляющей организации вне зависимости от признания ее основной по отношению к управляемой компании. Для устранения противоречий в вопросе передачи полномочий исполнительного органа хозяйственного общества управляющей организации нужно конкретизировать положения ГК РФ, Федеральных законов «Об акционерных обществах» и «Об обществах с ограниченной ответственностью», касающиеся оснований возникновения связи «основное — дочернее общество», прямо указав, относится ли договор с управляющей организацией к основаниям возникновения таких отношений. Возможность осуществлять на основании договора полномочия исполнительного органа другого лица предусмотрена п. 1 ст. 69 Федерального закона «Об акционерных обществах», в котором, в частности, указывается, что по решению общего собрания акционеров полномочия единоличного исполнительного органа общества могут быть переданы по договору коммерческой организации (управляющей организации) или индивидуальному предпринимателю (управляющему). При этом решение о передаче полномочий единоличного исполнительного органа общества управляющей организации или управляющему принимается общим собранием акционеров только по предложению совета директоров (наблюдательного совета) общества. Однако в Федеральном законе от 8 февраля 1998 г. N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» содержится лишь положение, согласно которому общество вправе передать по договору полномочия своего единоличного исполнительного органа управляющему, если такая возможность прямо предусмотрена уставом общества (ст. 42 указанного Закона), т. е. возможность передачи полномочий единоличного исполнительного органа общества с ограниченной ответственностью управляющей организации не предусмотрена. Российскому законодателю необходимо обратить внимание на зарубежную практику в исследуемой области. Богатый опыт западных правовых систем может не без успеха быть использован в процессе усовершенствования отечественного законодательства о дочерних обществах. Ведь фактически российским законодательством установлена лишь сама возможность создания таких обществ, в то время как подробной регламентации их деятельности внимания не уделяется.

Договор дзо что это

Термины атомной энергетики. — Концерн Росэнергоатом , 2010

Смотреть что такое «ДЗО» в других словарях:

ДЗО — дочернее и зависимое общество организация, РФ ДЗО дистанционное заочное образование образование ДЗО День защитника Отечества РФ Источник: http://www.dagenergo.ru/news/1126 … Словарь сокращений и аббревиатур

ДЗО — аббревиатура ДЗО дочернее и зависимое общество ДЗО День защитника Отечества ДЗО или ДЗОШ дифференциальная защита ошиновки ДЗ или ДЗО департамент здравоохранения … Википедия

Дзо — в Тибете Хайнак (монг. хайнаг) жвачное млекопитающее, гибрид яка и коровы. Обитает в Монголии, а также на Тибете и в Непале, где имеет название дзо. Используется в сельском хозяйстве. Животные … Википедия

дзо — сущ., кол во синонимов: 1 • хайнак (3) Словарь синонимов ASIS. В.Н. Тришин. 2013 … Словарь синонимов

ДЗО НПК — дочернее и зависимое общество научно проектного комплекса образование и наука, организация Источник: http://spb.rbc.ru/freenews/20070622153751.shtml … Словарь сокращений и аббревиатур

Симамото, Сёдзо — Сёдзо Симамото (яп. 嶋本 昭三 Симамото Сё:дзо. род. 22 января 1928 г. Осака) современный японский художник. Жизнь и творчество В 1954 году Симамото совместно с художником Дзиро Ёсихарой создал абстракционистскую группу Гутай. На первой… … Википедия

Смотрите так же:  Доверенность на получение дара

Тоба Сёдзо — Какую (1053 1140), японский живописец, философ. Буддийский монах. Один из основоположников японской монохромной живописи. Произведениям Тоба Сёдзо присущи развитое графическое начало, острая композиционная динамика. Тоба Сёдзо… … Художественная энциклопедия

Тоба Сёдзо — (настоящее имя Какую) (1053 1140), японский живописец. Один из первых мастеров японской монохромной живописи тушью. Произведениям присущи развитое графическое начало, острая композиционная динамика (приписываются свитки «Легенды горы Сиги»,… … Энциклопедический словарь

ТÓБА СЁДЗО — (наст. имя Какую) (1053–1140), япон. живописец. Один из первых мастеров нац. монохромной живописи тушью ( Легенды горы Сиги ) … Биографический словарь

дзот — дзот, дзоты, дзота, дзотов, дзоту, дзотам, дзот, дзоты, дзотом, дзотами, дзоте, дзотах (Источник: «Полная акцентуированная парадигма по А. А. Зализняку») … Формы слов

Управление «дочками», «внучками» и другими «родственниками»

      Сегодня проблема управления дочерними и зависимыми компаниями (ДЗО) приобретает особую актуальность. Юридически оформленные механизмы успеха не гарантируют, да никто от них этого и не требует. Закон лишь частично обеспечивает исполнение некоторых прав акционеров. Формирование же эффективной системы управления позволяет не только компенсировать недостатки законодательства, но и получить дополнительные возможности.

Управление ДЗО значительно затрудняют их удаленность, необходимость принятия самостоятельных решений, обусловленных спецификой хозяйственной деятельности, и многие другие причины. Речь идет о многофакторном процессе, требующем не только специальной квалификации, но и психологической подготовки.
В литературе наметились два основных подхода к этой проблеме: нормативный (чего можно требовать и добиваться в соответствии с законом) и системный (что и как организовать, чтобы не нужно было требовать и добиваться, опираясь на закон). Второй подход представляется более продуктивным.
Перед тем как обозначить основные принципы управления ДЗО, необходимо сформулировать исходный тезис: управлять, вопреки утверждениям некоторых специалистов, можно как дочерними, так и зависимыми компаниями. Меняется набор инструментов, но не принцип.
Управление должно быть выгодно не только головной компании, но и ДЗО. Как показывает теория корпоративного взаимодействия, баланс интересов головной компании и «дочек» — это не красивая метафора, но условие минимизации издержек управления, дающее дополнительные рычаги воздействия. Иначе — сопротивление и неизбежный рост расходов.
Часть холдингов, например, централизует определенные функции: маркетинг, снабжение, некоторые вопросы управления персоналом (обучение, в частности), взаимодействие с госорганами.
Очень эффективный метод управления — формирование среды корпоративного взаимодействия. Существуют методики, позволяющие создать ее посредством разработки нужных документов, координации информационного и материального потоков. Так, например, грамотно разработанный и внедренный кодекс (как и другие этические регуляторы) позволяет сформировать эффективный инструмент стратегического управления.

Информация об объекте — повод задуматься
Одним из важнейших факторов успешного управления является постановка системы планирования и отчетности, предоставляющей основную информацию для принятия решений.
Традиционно используется финансовая отчетность, но она не удовлетворяет требованиям сегодняшнего дня, особенно если бизнес компании имеет ярко выраженную специфику или очень динамично развивается.
В свое время возникла метафора: управление бизнесом, основанное на данных бухгалтерской отчетности, напоминает поездку в автомобиле, водитель которого ориентируется по зеркалам заднего вида.
Финансовые показатели — при всей их значимости — обладают весьма слабыми прогнозными свойствами, плохо отражают процессные факторы деятельности и к тому же фиксируют лишь то, что уже произошло. Все это делает их малопригодными для решения задач управления ДЗО.
Гораздо больше для этих целей подходят технологии планирования и контроля деятельности, например, столь популярная нынче Карта сбалансированных показателей (Balanced ScoreCard).

Представители в органах ДЗО: риски и возможности
Продвижение решений в органах ДЗО обеспечивается наличием в них компетентных представителей акционеров, а также грамотным юридическим и методическим сопровождением, предполагающим знание законодательства в области регламентации корпоративных процедур и умение наладить взаимодействие при их реализации, а также в процессе подготовки подразделениями совместных решений.
Сегодня представители в органах ДЗО часто работают без договора с акционером. Зачастую они являются сотрудниками материнской компании. Считается, что такие представители эффективно отстаивают интересы акционера.
Однако голосование акционера за кандидата на общем собрании вовсе не гарантирует того, что представитель будет результативно отстаивать его интересы. Более того, по закону он должен защищать интересы общества, а не отдельных акционеров. Притом в совете директоров он — физическое лицо, а не представитель акционера и отвечает как за действия, так и за бездействие. И защиты никакой не имеет. Поэтому вероятность того, что он проголосует не так, как нужно, под давлением других участников корпоративных отношений, реально существует.
Целесообразно заключить договор о представлении интересов в органах компании: это снижает риски. В наибольшей мере, с нашей точки зрения, подходит договор поручения.
Представитель должен обладать специальными знаниями и навыками. Поэтому для работы, по крайней мере, в сложных советах директоров целесообразно приглашать высококвалифицированных профессионалов и оформлять отношения с ними договором.
Чтобы сделать работу представителей более эффективной, необходимо предусмотреть соответствующее информационное обеспечение: они должны своевременно получать сведения о деятельности материнской и дочерней компаний, их стратегиях и политике. Потребуется также методическая поддержка: рекомендации, информация для определения приоритетов, обучение приемам и подходам, которые могут понадобиться при продвижении решений в органах ДЗО.

Работа с участниками корпоративных отношений
Другой важнейший фактор успешного управления — работа с участниками корпоративных отношений (УКО). От взаимодействия с ними зависит не только эффективность бизнеса, но и устойчивость компании, и само ее существование. Контролируя работу с УКО, можно отслеживать развитие организации; структура УКО во многом определяет риски и издержки предприятия. Поэтому некоторые компании берут этот метод на вооружение, в частности при формировании систем управления нефинансовыми рисками.
Подобная деятельность требует подготовки и некоторых дополнительных усилий. К тому же баланс интересов всех сторон, наверное, невозможен. Поэтому необходимо концентрировать внимание на наиболее значимых УКО. Для этого целесообразно использовать некоторые специально разработанные инструменты и методики, например матрицу анализа структуры УКО (см. рисунок).
Необходимо учитывать ожидания, возможности и условия активизации ключевых УКО. Такая работа вкупе с мониторингом значимых условий позволит своевременно выявить риски и принять превентивные меры.

Организация управления
Функции управления должно осуществлять специализированное подразделение, поэтому следует продумать вопрос о формировании органов ДЗО. Зачастую они создаются из специалистов головной компании, что не всегда эффективно по причине их недостаточной квалификации и нехватки свободного времени.
Но даже если вы имеете дело с профессионалами, работу с ними надо организовать так, чтобы она обеспечивала продвижение и отстаивание позиции компании в органах ДЗО. Иногда для этих целей формируются специальные отделы, в других случаях данная функция выполняется в «фоновом» режиме.
Выделим главные, с нашей точки зрения, цели и задачи такого подразделения.
Во-первых, обеспечить прозрачность деятельности ДЗО для руководства компании; поступление информации, отражающей объективное положение дел у «дочки». Это предполагает наличие сведений как об успехах, так и, что более значимо, о проблемах и рисках. Подготовка подобных сведений требует от представителя глубоких знаний и аналитических способностей.
Во-вторых, обеспечить продвижение принятых акционером решений в органах ДЗО. Силовые методы перестали быть панацеей. Работа в органах компании — это игра, сложная, многоходовая, интересная, требующая формирования и реализации стратегии продвижения решений. Поэтому с представителями необходимо работать, контролировать их деятельность, обеспечивать методическое сопровождение.
В-третьих, представлять интересы ДЗО в головной компании, а интересы головной компании — в ДЗО. Это сложная функция, предполагающая некоторую двойственность позиции, что требует особой подготовки, как квалификационной, так и психологической.
Кроме того, осуществляются сбор и анализ информации, контроль работы ДЗО, организация корпоративных процедур и ряд других функций.
Чрезвычайно эффективным, но дорогим инструментом организации управленческого воздействия является создание корпоративного учебного центра. Альтернативой ему может стать выведение этой функции на аутсорсинг.

Работа по управлению ДЗО требует квалифицированного персонала и значительных организационных усилий, но при условии выполнения некоторых правил позволяет обеспечить эффективное руководство при приемлемых уровнях рисков. Существующие методические материалы дают возможность формировать действенные системы управления ДЗО, но следует помнить, что каждый конкретный объект предполагает индивидуальный подход, учет особенностей и, соответственно, определенную подготовку специалистов.

5.3. Дочерние и зависимые общества

Хозяйственное общество признается дочерним, если: •

в его уставном капитале преобладает участие основного общества или товарищества; •

имеется договор между ними; •

основное общество или товарищество могут определять решения, принимаемые этим обществом.

Признание общества дочерним имело определенные последствия для основного общества или товарищества: оно должно было отвечать перед кредиторами за действия дочернего общества. Так, при заключении сделки по указанию основного общества (товарищества) наступает солидарная ответственность основного и дочернего обществ. При банкротстве дочернего общества по вине основного общества (товарищества) последнее отвечает по долгам дочернего перед его кредиторами субсидиарно, т.е. только при недостатке имущества дочернего общества для погашения долгов. При этом дочернее общество не отвечает по долгам основного общества (товарищества).

Если дочернему обществу причиняются убытки по вине основного общества (товарищества), то оно вправе потребовать их возмещения от основной организации при условии доказанности ее вины в данных убытках.

Зависимым признается общество, в уставном капитале которого другое общество имеет более 20% участия (голосующих акций или долей) в капитале общества с ограниченной ответственностью. Нередко зависимые общества взаимно участвуют в капиталах друг друга. Такие отношения не порождают солидарной либо субсидиарной ответственности по долгам. Сведения об этом должны быть зафиксированы в предусмотренном законом порядке. Они необходимы как заинтересованным участникам экономического оборота, так и государственным контролирующим органам, которые в целях предотвращения монополизма устанавливают пределы такого участия.

5.4. Производственный кооператив

Производственные кооперативы представляют собой коммерческие организации, построенные на корпоративных началах, т.е. являются добровольными объединениями граждан на основе членства. Членами кооператива могут быть граждане Российской Федерации, достигшие 16 лет. Иностранные граждане и лица без гражданства могут быть членами кооператива наряду с гражданами Российской Федерации (ст. 7 Закона о производственных кооперативах).

Если хозяйственные товарищества представляют собой объединение труда (за исключением вкладчиков в товариществе на вере), а хозяйственные общества — объединение капитала, то производственный кооператив является объединением и труда, и капитала: все члены кооператива обязаны внести паевой взнос, а также участвовать личным трудом в деятельности кооператива. В случае если член кооператива не участвует личным трудом в его деятельности, он обязан внести дополнительный паевой взнос, минимальный размер которого определяется уставом. При этом число членов кооператива, внесших паевой взнос, но не принимающих личного трудового участия в его деятельности, не может превышать 25% от их общего числа. Для сельскохозяйственных производственных кооперативов Законом о сельскохозяйственной кооперации установлено, что число работников производственного кооператива (за исключением работников, занятых на сезонных работах) не должно превышать число членов этого кооператива.

Смотрите так же:  Пособие на ребенка до 3 лет по месту работы

Ограничена и возможность привлечения к производственной деятельности кооператива наемных работников. Их средняя за отчетный период численность не может превышать 30%. Эти ограничения не касаются выполнения работ по гражданско-правовым договорам.

Наименование «производственный кооператив» — это дань традиции, поскольку целью его создания может быть наряду с производственной и любая иная хозяйственная деятельность: сбыт промышленной и иной продукции, торговля, строительство, бытовое и иные виды обслуживания, проведение научно-исследовательских и конструкторских работ, оказание медицинских, правовых, маркетинговых и других не запрещенных законом видов услуг.

Согласно ст. 107 ГК РФ производственным кооперативом (артелью) признается добровольное объединение граждан на основе членства для совместной производственной или иной хозяйственной деятельности (производства, переработки, сбыта промышленной, сельскохозяйственной и иной продукции, выполнения работ, торговли, бытового обслуживания, оказания других услуг), основанной на их личном трудовом и ином участии и объединении его членами (участниками) имущественных паевых взносов. Законом и учредительными документами производственного кооператива может быть предусмотрено участие в его деятельности юридических лиц. Производственный кооператив является коммерческой организацией.

Члены производственного кооператива несут по обязательствам кооператива субсидиарную, т.е. дополнительную, ответственность в размерах и в порядке, предусмотренных Законом о производственных кооперативах и уставом кооператива.

Учредительным документом производственного кооператива является его устав, утверждаемый общим собранием его членов.

Устав кооператива должен содержать, кроме общеобязательных, сведения о следующем: •

размере паевых взносов членов кооператива; •

составе и порядке внесения паевых взносов членами кооператива и их ответственности за нарушение обязательства по внесению паевых взносов; •

характере и порядке трудового участия его членов в деятельности кооператива и их ответственности за нарушение обязательства по личному трудовому участию; •

порядке распределения прибыли и убытков кооператива; •

размере и условиях субсидиарной ответственности его членов по долгам кооператива; •

составе и компетенции органов управления кооперативом, а также порядке принятия ими решений, в том числе о вопросах, решения по которым принимаются единогласно или квалифицированным большинством голосов.

Число членов кооператива должно быть не менее пяти.

В производственных и потребительских кооперативах допускается в соответствии с их уставами ассоциированное членство.

Ассоциированными членами кооператива в соответствии со ст. 14 Федерального закона «О сельскохозяйственной кооперации» от 8 декабря 1995 г. № 193-ФЗ могут быть внесшие паевой взнос в кооператив юридические лица независимо от их организационно- правовых форм и форм собственности и граждане.

Производственный кооператив на основании решения общего собрания членов кооператива при прекращении членом кооператива трудовой деятельности в кооперативе вправе переоформить его членство в ассоциированное в случае: •

выхода на пенсию по возрасту или по состоянию здоровья; •

перехода на выборную должность вне кооператива; •

службы в рядах Вооруженных Сил Российской Федерации; •

в других случаях, предусмотренных уставом кооператива.

При этом размер паевого взноса ассоциированных членов кооператива и условия выплаты по ним дивидендов определяются в соответствии с уставом кооператива на основании договора, заключаемого кооперативом с ассоциированными членами. Договор, заключаемый ассоциированным членом кооператива с кооперативом, может предусматривать и другие не противоречащие настоящему Закону о сельскохозяйственной кооперации и уставу кооператива права и обязанности этого члена кооператива.

Ассоциированный член кооператива не обязан участвовать в хозяйственной деятельности кооператива или принимать в деятельности кооператива личное трудовое участие.

Ассоциированный член кооператива имеет право голоса в кооперативе, однако общее число ассоциированных членов с правом голоса на общем собрании кооператива не должно превышать 20 процентов от числа членов кооператива на дату принятия решения о созыве общего собрания членов кооператива.

Если численность ассоциированных членов — работников кооператива превышает определенное в соответствии с законом и уставом кооператива максимальное число их голосов, персональный состав участников общего собрания кооператива — представителей ассоциированных членов устанавливается на их собрании.

Порядок проведения собраний ассоциированных членов кооператива и норма представительства ассоциированных членов кооператива на общем собрании членов кооператива или собрании уполномоченных устанавливаются уставом кооператива или положением о выборах в кооперативе с учетом ограничений, установленных Законом о сельскохозяйственной кооперации.

При ликвидации кооператива ассоциированные члены кооператива имеют право на выплату стоимости своих паевых взносов и на выплату объявленных, но не выплаченных дивидендов до выплаты стоимости паев членам кооператива.

Имущество, находящееся в собственности производственного кооператива, делится на паи его членов в соответствии с уставом кооператива.

Уставом кооператива может быть установлено, что определенная часть принадлежащего кооперативу имущества составляет неделимые фонды, используемые на цели, определяемые уставом.

Решение об образовании неделимых фондов принимается членами кооператива единогласно, если иное не предусмотрено уставом кооператива.

Член кооператива обязан внести к моменту регистрации кооператива не менее 10% паевого взноса, а остальную часть — в течение года с момента регистрации.

Кооператив не вправе выпускать акции.

Прибыль кооператива распределяется между его членами в соответствии с их трудовым участием, если иной порядок не предусмотрен законом и уставом кооператива.

Федеральный закон «О производственных кооперативах» от 8 мая 1996 г.

Часть прибыли кооператива, распределяемая между его членами пропорционально размерам их паевых взносов, не должна превышать 50% прибыли кооператива, подлежащей распределению между членами кооператива.

Высшим органом управления кооперативом является общее собрание его членов.

В кооперативе с числом членов более 50 может быть создан наблюдательный совет, который осуществляет контроль за деятельностью исполнительных органов кооператива.

Исполнительными органами кооператива являются правление и (или) его председатель. Они осуществляют текущее руководство деятельностью кооператива и подотчетны наблюдательному совету и общему собранию членов кооператива.

Членами наблюдательного совета и правления кооператива, а также председателем кооператива могут быть только члены кооператива. Член кооператива не может одновременно быть членом наблюдательного совета и членом правления либо председателем кооператива.

Компетенция органов управления кооперативом и порядок принятия ими решений определяются законом и уставом кооператива.

К исключительной компетенции общего собрания членов кооператива относятся: •

изменение устава кооператива; •

образование наблюдательного совета и прекращение полномочий его членов, а также образование и прекращение полномочий исполнительных органов кооператива, если это право по уставу кооператива не передано его наблюдательному совету; •

прием и исключение членов кооператива; •

утверждение годовых отчетов и бухгалтерских балансов кооператива и распределение его прибыли и убытков; •

решение о реорганизации и ликвидации кооператива.

Вопросы, отнесенные к исключительной компетенции общего

собрания или наблюдательного совета кооператива, не могут быть переданы ими на решение исполнительных органов кооператива.

Член кооператива имеет один голос при принятии решений общим собранием.

Член кооператива вправе по своему усмотрению выйти из кооператива. В этом случае ему должна быть выплачена стоимость пая или выдано имущество, соответствующее его паю, а также осуществлены другие выплаты, предусмотренные уставом кооператива.

Выплата стоимости пая или выдача другого имущества выходящему члену кооператива производится по окончании финансового года и утверждении бухгалтерского баланса кооператива, если иное не предусмотрено уставом кооператива.

Согласно Федеральному закону «О производственных кооперативах» № 41-ФЗ исключение из членов кооператива допускается только по решению общего собрания в следующих случаях: •

если член кооператива не внес в установленный уставом кооператива срок паевой взнос; •

если член кооператива не выполняет или ненадлежащим образом выполняет обязанности, возложенные на него уставом кооператива; •

в других случаях, предусмотренных уставом кооператива.

Член наблюдательного совета кооператива или исполнительного

органа кооператива может быть исключен из кооператива по решению общего собрания членов кооператива в связи с его членством в аналогичном кооперативе.

Исключение из членов кооператива по основаниям, не предусмотренным настоящим Федеральным законом и уставом кооператива, не допускается.

Исключаемый член кооператива должен быть извещен в письменной форме не позднее чем за 30 дней до даты проведения общего собрания членов кооператива и вправе предоставить указанному собранию свои объяснения.

Член наблюдательного совета или исполнительного органа может быть исключен из кооператива по решению общего собрания в связи с его членством в аналогичном кооперативе.

Член кооператива, исключенный из него, имеет право на получение пая и других выплат, предусмотренных уставом кооператива.

Член кооператива вправе передать свой пай или его часть другому члену кооператива, если иное не предусмотрено законом и уставом кооператива.

Передача пая (его части) гражданину, не являющемуся членом кооператива, допускается лишь с согласия кооператива. В этом случае другие члены кооператива пользуются преимущественным правом покупки такого пая (его части).

В случае смерти члена производственного кооператива его наследники могут быть приняты в члены кооператива, если иное не предусмотрено уставом кооператива. В противном случае кооператив выплачивает наследникам стоимость пая умершего члена кооператива.

Обращение взыскания на пай члена производственного кооператива по собственным долгам члена кооператива допускается лишь при недостатке иного его имущества для покрытия таких долгов в порядке, предусмотренном законом и уставом кооператива. Взыскание по долгам члена кооператива не может быть обращено на неделимые фонды кооператива.

Производственный кооператив может быть добровольно реорганизован или ликвидирован по решению общего собрания его членов.

Производственный кооператив по единогласному решению его членов может преобразоваться в хозяйственное товарищество или общество.

Похожие публикации:

  • Федеральный закон 381 фз Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ "Об основах государственного регулирования торговой деятельности в Российской Федерации" Федеральный закон от 28 декабря 2009 г. N 381-ФЗ"Об основах государственного регулирования […]
  • Заявление на выдачу справки для расчета больничного образец Справка 182н о сумме заработной платы за два календарных года Справка по форме 182н входит в пакет обязательных документов, которые работодатель обязан выдать увольняющемуся работнику. Данный унифицированный бланк был утвержден в […]
  • Подоходный налог свердловская область Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №10 по Свердловской области Название инспекции: Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы №10 по Свердловской области. Адрес инспекции: 623100, Свердловская обл., […]
  • Бухгалтерская отчетность завода Устав и внутренние документы Сообщения о существенных фактах II квартал 2011 (1001Kb) III квартал 2011 (949.5Kb) IV квартал 2011 (714.5Kb) II квартал 2012 (675Kb) III квартал 2012 (632Kb) IV квартал 2012 (359.5Kb) II квартал 2013 […]
  • Приказ минздравсоцразвития 13н Приказ минздравсоцразвития 13н Лидер юридического консалтинга для фармацевтических и медицинских организаций Разработчик Консультант+ «Медицина и фармацевтика» Более 20 лет на рынке юридических услуг Вопрос: Можно ли отпустить на […]
  • Приказ минздрава 362 Приказ Минздрава РФ от 17 февраля 1993 г. N 23 "Об утверждении "Положения о клинической ординатуре" (утратил силу) Приказ Минздрава РФ от 17 февраля 1993 г. N 23"Об утверждении "Положения о клинической ординатуре" Приказом Минздрава […]