Мигранти и патент

«Стратуй и тасфитанья». Как мигранты получают патент на работу

Почему иностранным гражданам трудно жить по закону в России?

За последний год поток мигрантов в Россию увеличился, и лишь каждый седьмой из них получает разрешение на работу. Югра — самый привлекательный регион УрФО для жителей соседних государств. Едут они сюда не за богатством, а чтобы просто выжить. Но сделать им это все сложнее — правила для мигрантов в нашей стране постоянно ужесточаются.

Раннее утро. До начала работы миграционного центра ещё более часа. Под дождем мокнут около сотни человек, кутаются в куртки, жуют бутерброды. Оглядываюсь по сторонам, чтобы найти собеседников. Чувствую недовольные и настороженные взгляды. Только компания молодых людей что-то бурно обсуждает и смеется. Попытки поговорить с ними не принесли результата. Ребята только дружно кивали и говорили: «Стратуй и тасфитанья!» — с такими познаниями русского языка из стран Азии сейчас приезжает много молодежи, не заставшей времена СССР. И все-таки небольшая группа женщин и мужчин охотно поведала о своих горестях.

«Я стесь пять раза, всё чего-то не так, крамоты мало, пишу мало, сначит ити ещё, а у меня четыре ребенка и пока работа, мыть пол. Стоим каждый день с четыре, пять утра», — жалуется Шукрана.

А вот два брата имеют горький опыт «нелегалов», когда пять лет назад они не оформили разрешения на работу и через три месяца, а это крайний срок проживания без визы в качестве туриста, при проверке миграционного режима их задержали и вернули домой с запретом въезда в Россию. «А ведь Саид, — они кивают в сторону высокого мужчины. — Говорил нам, что так нельзя, схватит полиция, и всё. Теперь, как он, будем делать — по закону».

Законопослушный Саид

Молодая женщина, Асмира, с горечью говорит о своих несбывшихся надеждах: «У себя, в Таджикистане, я работала медсестрой, хотела стать врачом, но после того как потеряла мужа, стало не на что кормить детей, пришлось забыть о своей мечте, оставить детей у родителей и уехать на заработки. Работу-то нашла, сиделки требуются, да диплом с собой ношу, а вот патент получить долго, хозяева недовольны, что отпрашиваюсь. Саид говорит, что скоро всё будет хорошо».

При последних словах остальные тоже закивали и с надеждой посмотрели на Саида: «Саид — наш родня, значит, обязанный помочь. Сам всё хорошо сделал, и нам хорошо будет делать».

Саид тихим голосом что-то сказал «родне» на своем языке, те дружно закивали, и предложил мне отойти в сторону. Оказалось, что сам он живет в России на законных основаниях, работает дворником. Сегодня у него выходной, и он пришел поддержать родственников, приехавших заработать денег.

«Мне всё это знакомо, — говорит Саид. — Пришлось потратить немаленькую сумму, чтобы купить патент на работу, потом долгое время ходил, чтобы пройти регистрацию. Много времени, денег, нервов — зато официально устроился», — подытожил он.

У себя на Родине он работал в юридической конторе. Знает, чем грозит нарушение Закона о миграции, и старается жить по правилам. Зарабатывает, конечно, мало, но хватает, чтобы содержать семью, оставшуюся дома. «Помогу, чем смогу», — уверенно сказал Саид.

Дождь шёл всё сильнее. Но тут толпа мигрантов всколыхнулась, наконец, двери миграционного центра открылись, взгляды людей устремились туда, на меня уже никто не обращал внимания. У каждого теплилась надежда: «Может, сегодня повезёт…».

Председатель Совета по делам национально-культурных объединений и религиозных организаций города Ханты-Мансийска Тагир Аюпов:

— Есть рабочие места, на которые жители России не пойдут работать. Мигранты необходимы, и чтобы не было проблем с их пребыванием здесь, нужно проработать программу их интеграции, когда они себя будут чувствовать не изгоями, а полноценными жителями страны. Мигранты — азиаты, и украинцы, и белорусы, и граждане Закавказья — мотивированы на работу. Приезжают в основном неквалифицированные специалисты, так как, имея диплом и знания, работу можно найти и на родине.

Многие не могут получить патент — нет денег, и они вынуждены стоять на трассе в поисках хоть какой-то работы. А у миграционного центра, где ежедневно большая очередь, даже не организованы пункты обогрева, питания, туалет. Наши общественные объединения предлагают провести миграционную реформу, создавать биржи, проводить отбор кандидатов на местах, обучать русскому языку, и чтобы по приезде тебя уже ждали общежитие, работа. Задача общественников — помочь землякам адаптироваться, узнать историю, традиции, культуру, нормы и правила поведения другой страны.

Общественный проект «Культурно-образовательный и интеграционный центр «Школа мигранта» стал победителем II этапа конкурса грантов Президента РФ на развитие гражданского общества. В Музее Природы и Человека для мигрантов проводят экскурсии. Недавно для жительниц стран бывшего СССР открылся клуб «Мы вместе». У него уже 10 постоянных посетительниц. Проект реализуют на средства президентского гранта. В нем участвуют психологи, юристы, врачи, дизайнеры, учителя.

Трудовой патент для мигрантов в Москве подорожал до 5 тыс. рублей

Трудовой патент на работу в Москве обойдется мигрантам в 5 тыс. рублей, его стоимость выросла с 1 января 2019 года в соответствии с поправками, принятыми на заседании Мосгордумы.

Как пишет «РИА Новости», инициатива повышения стоимости патента с 4,5 тыс. до 5 тыс. рублей была внесена в городскую думу в конце ноября 2018 года.

Глава комиссии по экономической политике и финансам столичного органа Людмила Гусева объяснила принятие этих поправок тем, что в столицу должны приезжать трудовые мигранты, имеющие соответствующее образование и возможность работать в Москве. Кроме того, до этого Гусева отмечала, что таким образом можно будет пополнить бюджет страны и направить вырученные средства на социальные нужды.

Помимо этого, с начала года увеличится и стоимость трудового патента для мигрантов в Московской области. Она вырастет на 450 рублей и составит 4,75 тыс. рублей.

27 декабря президент России Владимир Путин подписал закон, призванный снизить количество фиктивных браков иностранцев с россиянами.

Трудовые мигранты будут платить за патент на 300 рублей больше

Стоимость патента для трудовых мигрантов (то есть авансового платежа по НДФЛ) в Петербурге и Ленинградской области с 2019 года, вероятнее всего, вырастет — с нынешних 3,5 тыс. до 3,8 тыс. рублей. Такое решение было принято в июле совместным координационным советом города и области в сфере социально-экономического развития.

Обосновывая необходимость такого решения, власти исходили из нынешних средних зарплат гастарбайтеров в отраслях, где традиционно используется их труд. И хотя представители города склонны были оставить стоимость патента на сегодняшнем уровне, опасаясь ухода части рынка иностранного труда в тень, победила позиция областных чиновников. Консенсус же был необходим, чтобы наниматели и нанимаемые не начали с изменением условий метаться между двумя регионами.

Как сообщалось ранее, в 2017 г. в Петербург прибыли для работы более 350 тыс. мигрантов, из них около 238 тыс. получили патенты, дающие право на работу в городе (в 2016-м, — 211,5 тыс.). Силами легально трудящихся иностранцев прошлогодний городской бюджет пополнился 6,6 млрд рублей (в 2016-м — 6 млрд), казну Ленинградской области гастарбайтеры обогатили на 1,6 млрд рублей.

Ожидается, что нынче в бюджет Петербурга от трудовых мигрантов поступит около 8 млрд рублей, в областной — не менее 1,7 млрд рублей. В бюджеты всех российских регионов за пять месяцев 2018 г. мигранты перечислили уже 23,6 млрд руб. (в прошлом году за тот же период — 18,8 млрд).

Несмотря на растущую финансовую статистику, ученые (а конкретно — авторы июльского мониторинга экономической ситуации РАНХиГС и Института Гайдара) обеспокоены. Миграционный прирост, который до сих пор компенсировал естественную убыль населения, продолжает снижаться (за январь — апрель 2018 г. — на 57,1 тыс. человек меньше, чем за аналогичный период прошлого года), естественная убыль — расти (минус 147,2 тыс. человек за пять месяцев текущего года). Основная проблема — уменьшение миграционного прироста с Украины при слабом восстановлении притока из стран Центральной Азии, говорят эксперты.

О том, как может повлиять на ситуацию ухудшение условий для легализации мигрантов в регионе в будущем году, можно только догадываться.

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 160 (6259) от 31.08.2018 под заголовком «Патент для мигрантов подорожает».

Что приходится пережить мигранту, чтобы добраться до России и получить здесь все необходимые документы. Исследование «Новой»

Фото: РИА Новости

Несмотря на зашкаливающий уровень коррупции в сфере трудовой миграции, в Россию по-прежнему едут работать люди со всего СНГ. Плохая новость для российской экономики состоит в том, что скоро их будет ехать гораздо меньше — и Россия в этом виновата сама. Человек, который все же рискует пополнить число трудовых мигрантов в России, сталкивается с поборами, коррупцией и бесправием, а по сути — с обыкновенным расизмом.

есть продолжение

В конце прошлой недели суд в Казахстане отправил трех водителей сгоревшего в Актюбинской области автобуса с узбекскими мигрантами под арест на два месяца. По версии следствия, водители как минимум не препятствовали горению, а может, и сами зажгли паяльную лампу в замерзающем автобусе: лампа упала на канистру с бензином, пропитанный парами горючего воздух воспламенился — и 52 человека сгорели почти мгновенно. Все — мужчины, все — ехали на заработки в Россию. Некоторые погибшие были родом из маленьких узбекских селений, и, как говорят соотечественники сгоревших мигрантов, им пришлось «копать могилы всем селом».

Власти Казахстана, до этого наблюдавшие сквозь пальцы за перемещениями по своей стране наполовину сломанных и полностью нелегальных автобусов (у следовавшей в Россию машины не было ни техосмотра, ни лицензии, а боковая дверь при пожаре оказалась заблокированной), встрепенулись и проводят операцию «Автобус». От всех водителей в республике просят сразу сообщать о нарушителях — с плохими документами, плохой техникой и красными от недосыпа глазами. Массовой сознательности в итоге зафиксировано не было. Однако с момента трагедии власти эвакуировали с трасс как минимум три автобуса с мигрантами.

Смотрите так же:  Заявление на возврат денег на лечение

Поток желающих заработать больше денег в России из Средней и Центральной Азии практически не иссякает. Из одного только Узбекистана в октябре 2017 года в РФ работали более 1,5 миллиона человек, а всего, по данным Центра стратегических разработок, в России к концу прошлого года числилось почти 4 миллиона трудящихся из стран СНГ. И это только зарегистрированных: по данным правозащитников, с учетом нелегалов 3 миллиона мигрантов набирается в одной лишь Москве. Глава МВД Владимир Колокольцев в ноябре прошлого года, представляя Концепцию миграционной политики до 2025 года, сообщил о «примерно 10 миллионах иностранцев».

При этом иностранные работники приносят в бюджеты городов солидные деньги. За 2017 год, например, в бюджет Москвы от выдачи патентов поступило 15,7 млрд рублей, и эта цифра выросла за год на 9%. А в 2018 году мэрия столицы хочет увеличить эту сумму минимум до 16 млрд рублей — правда, в первую очередь за счет удорожания месячных платежей по патентам. Без притока трудовых мигрантов российская экономика лишится одного из последних своих преимуществ — доступа к рынку дешевой рабочей силы.

Работающие с мигрантами исследователи и правозащитники в один голос утверждают: приехавшие из других стран работники в первую очередь рассматриваются госорганами как источник обогащения. Но, несмотря на неприлично высокий уровень коррупции, мигранты все равно едут в Россию, и это — сродни чуду. Возможно, скоро чудо закончится: власти придумали новый способ усложнить жизнь трудовым мигрантам.

Вход — рубль, выход — десять

О том, что коррупция в сфере трудовой миграции процветает, рассказали 29 января на круглом столе в Московском доме национальностей правозащитники. Основным докладчиком выступила организация «Утро мира» во главе с Валентиной Чупик — едва ли не главным защитником мигрантов в Москве и в России. Из презентации Чупик следовало, что ситуация с нарушением прав мигрантов со стороны власти близка к критической. К юристам центра за прошлый год поступило больше 17 тысяч жалоб на неправомерные действия властей в отношении мигрантов, но это анализ жизни и тягот только 0,5% всех мигрантов в стране. Остальные 99,5% — «сплошная терра инкогнита», говорит Чупик: для большинства исследователей мигранты — скорее цифры, чем люди с конкретными историями.

Чтобы понять, насколько сильно для мигранта Россия ассоциируется с коррупцией, достаточно знать, что сталкивается с попыткой вымогательства взятки он уже на въезде через границу. Чупик описала несколько подобных схем.

Одна из них работает на приграничном посту возле Орска. «Там проезжают микроавтобусы из Кыргызстана, — рассказывает Чупик. — Сотрудники полиции стоят не в полутора километрах от границы (как этого требует закон.Ред.), а прямо за забором погранпоста. Они выглядывают за забор, и когда видят — ага, кыргызы! — выскакивают и тут же машут палочкой.

И это сотрудники ГИБДД, которые к мигрантам никакого отношения не имеют. Дальше два варианта. В первом случае выходит водитель, достает из заднего кармана пачку денег и отдает ее гаишнику, после чего проезжает дальше. Во втором случае водитель ничего не дает, и инспекторы вытаскивают всех людей и говорят: либо решаем на месте, либо везем вас в Орск штрафовать и депортировать». При этом «блюстители порядка» ссылаются на отсутствие у кыргызских мигрантов полиса добровольного медицинского страхования, хотя он кыргызам не нужен, потому что Кыргызстан — член Евразийского союза. «Получается двойное нарушение закона», — констатирует Чупик.

Такая же схема работает и в Соль-Илецке. Те, кто заплатил, пересаживаются во второй автобус, тоже задержанный гаишниками, а маршрутка с «недоговорившимися» отправляется в Соль-Илецк в суд. В прошлом году Чупик попала на пост в момент, когда там задержали 232 человека, сразу из нескольких автобусов. В суде одного человека официально решили депортировать, однако после того, как юрист пообещала обжаловать это решение, судья вдруг передумала выносить аналогичные решения по остальным задержанным. «Мы потратили больше суток, поскольку судья никак не решалась выдворить этого человека, так как понимала, что становится соучастником нарушения. В итоге мы даже решение суда на руки не получили: я подозреваю, что его и не было», — говорит правозащитница. В итоге 231 спасенный человек въехал в Россию на следующих автобусах — и никто их больше не остановил.

Пограничный пост Маштаково в Оренбургской области считается «узбекско-таджикским». Там работает другая схема: водители сами подходят к нужным машинам, на минуту в них садятся, потом возвращаются — и автобус спокойно едет дальше. При этом суммы, оставляемые в машинах, неизвестны даже правозащитникам: водители категорически отказываются обсуждать это.

Наконец, на посту Акбулак работает еще одна схема: там автобус доезжает до границы, а дальше нужно пересесть в другой автобус, поскольку у водителя второй машины есть связи в местной полиции. В этом автобусе человек проезжает «опасную зону», в которой его могут остановить сотрудники ГИБДД и придраться к тому же отсутствию полиса, а за проезд платит около 200 рублей.

Последняя схема — с пересадками — работает не только на российской границе. Участники встречи, посвященной коррупции в сфере миграции, рассказывали, что в Казахстане и Украине такая практика тоже существует — только там через «опасную зону» мигранта везут специальные таксисты. Но не надо думать, что так приходится пересаживаться только между странами: между городами тоже есть «пересадки». «Я ехал из Петербурга в Москву на машине, которая перевозила людей из Питера в посольство Узбекистана в Москве, — рассказывает блогер и правозащитник Хуршид Токтасинов. — Мы ехали в «Форде», за нами еще ехал «Ларгус». Люди, которые направлялись в Москву, потеряли паспорта, они собирались восстановить документы, чтобы вернуться в Узбекистан. Но гаишники, которые стоят на въезде в Клин, знают, что на машинах типа «Ларгуса» и «Дэу Нексия» едут мигранты без паспортов, поэтому их чаще останавливают».

Фото: Станислав Красильников / ТАСС

В теории избавиться от подобных коррупционных практик не так сложно: достаточно просто запретить сотрудникам ГИБДД проверять регистрацию или, того пуще, медицинские полисы у мигрантов. Проблема в том, что «сборы» гаишников — это мелочь по сравнению с тратами, с которыми мигранты сталкиваются в центрах оформления документов для регистрации и работы.

Юрист и основатель портала migrant.mobi Батыржон Шерматов подготовил доклад, в котором оценил миграционное законодательство России на предмет коррупционных рисков. Примеров у него подобралось немало. Ряд вопросов возникает в отношении все того же полиса ДМС, который нужно оформлять всем мигрантам (кроме прибывающих из стран с безвизовым режимом) еще при въезде. Вот только о том, что мигрантам из стран с безвизовым режимом в рамках всяких международных соглашений полисы не нужны, написано лишь в примечании к пункту 5 статьи 27 Федерального закона «О порядке выезда из РФ и въезда в РФ». Но полицейские примечаний не читают и стремительно штрафуют всех мигрантов за отсутствие этого полиса. «Особенно это распространено в Брянской области (на границе с Украиной.Ред.) и в Санкт-Петербурге в аэропорту Пулково», — отмечает Шерматов.

Многих мигрантов заставляют приобретать полисы ДМС именно в Пулково — и только у компании «Ренессанс Страхование» — за 1600 рублей. Более того, добавляет правозащитник Токтасинов, страховку только этой компании принимают потом в центре оформления патентов. В компании «Ренессанс Страхование» это опровергают. «Штатной точки продаж «Ренессанс Страхование» ни в Пулково, ни в миграционном центре у компании нет. И насколько нам известно, в Пулково и миграционном центре продаются полисы разных страховых компаний, поэтому ни о какой монополии речи быть не может», — заявили «Новой» в компании.

Интересно, что сам по себе полис ДМС по большому счету нужен только для оформления патента в дальнейшем. «Та добровольная медицинская страховка, которая требуется для получения патента, дублирует минимальный перечень медицинских услуг, которые предоставляются бесплатно всем людям, независимо от гражданства, — говорит сотрудник Центра качественных исследований социальной политики Высшей школы экономики Даниил Кашницкий. — Например, если ты вызвал скорую из-за аппендицита, тебя все равно прооперируют, не важно, есть у тебя с собой документы или нет. Ничего дополнительного, кроме двух визитов к терапевту в коммерческих клиниках, которые обслуживают эти дешевые, за две-три тысячи рублей, страховки, мигранты не получают. Как лечились за деньги — так и лечатся. То, что люди покупают самую дешевую страховку, естественно. Нет никаких требований к страховке, которую нужно приобщить к документам для получения патента».

Но для большинства мигрантов — особенно это касается приезжих из Узбекистана — этот полис, скорее, «символ» легального пребывания в России, объясняет Валентина Чупик: они прекрасно понимают, что лечиться все равно придется за наличные, и на страховку не рассчитывают в принципе. Любопытно, что после того, как полис стал не нужен для приезжих из Кыргызстана из-за вступления страны в ЕАЭС, кыргызы начали сильно страдать от притеснений со стороны полиции. «Их домогаются полицейские по поводу отсутствия такого полиса, хотя он и не нужен, — рассказывает Чупик. — Граждане Кыргызстана могут получить полис обязательного медстрахования, но три четверти не знают, что они могут получить полис бесплатно, потому что работодатель за это уже заплатил. В итоге к кыргызам подходят полицейские — и депортируют».

Полис ДМС — не единственная «медицинская» проблема. «Когда мигранты идут получать патент, они проходят медицинский осмотр, — рассказывает руководитель Союза молодежи Таджикистана в России общественный деятель Иззат Амон. — Им говорят: «У нас есть подозрения, что вы чем-то болеете». Затем за 7 тысяч рублей им дают справку, на основании которой они попадают в больницу на Ленинском проспекте, 17 (кожно-венерологический диспансер.Ред.). На этот адрес отправляют 50% мигрантов. Здесь с них берут еще 25 тысяч рублей и принудительно лечат, колют какой-то непонятный препарат. А потом оказывается, что они ничем не болеют».

Инфографика: Вероника Цоцко / «Новая газета»

Если все же удалось прорваться через историю с полисами, мигрант должен встать на учет. Юрист Шерматов называет эту стадию самой коррумпированной. «Дело в том, что в России есть понятие «принимающая сторона», и мигрант принимает на себя некие обязательства по учету, однако выполнить сам он их не может, поскольку зависит от этой «принимающей стороны», — объясняет Шерматов. Однако принимающая сторона (чаще всего это работодатель) по разным причинам отказывается ставить на учет своего работника. В результате приезжему приходится вставать на учет при помощи разных «ухищрений» вроде подставных юридических лиц, на чьи адреса оформляются сотни людей. От такого подлога страдает как раз мигрант, хотя, по факту, нарушение произошло со стороны работодателя.

Смотрите так же:  Образец заполнения заявление на внж

Впрочем, даже если мигрант зарегистрируется у кого-нибудь в квартире, он не застрахован от новой беды, которая может грянуть летом 2018 года в связи с «законом Яровой». «Если его введут в действие, то любой хозяин недвижимости, который дает согласие на регистрацию по его адресу, получит право в любой момент, без указания причины и, что еще хуже, без уведомления, выписать мигранта из квартиры или дома, — бьет тревогу российский юрист Юлдуз Атаниязова. — И этот мигрант, заплатив деньги за регистрацию, спокойно живет и работает до тех пор, пока его где-то не остановят полицейские и не спросят документы. Полицейские станут пробивать его по базе, и выяснится, что мигрант уже давно выписан. Если этот закон примут, это будет кошмар».

В конце декабря Госдума в первом чтении приняла законопроект, по которому регистрация мигранта в «фирмах-мигрантосборниках» будет запрещена под страхом уголовной ответственности. Внесла его все та же Ирина Яровая. Если раньше за фиктивную регистрацию наказывали только физических лиц, то теперь вводится ответственность и для юридических. Более того, за фиктивную регистрацию мигранта можно получить до трех лет тюрьмы. Правозащитники прямо называют это «катастрофой».

Откуда криминал

Еще одно испытание — патент. «В течение десяти дней человек, приехавший и написавший в своей миграционной карте целью своего приезда работу, должен сдать документы в миграционную службу миграционного центра в Сахарово (речь о тех, кто приехал в Москву.Ред.) для получения патента, — говорит юрист Юлдуз Атаниязова. — Без него невозможно работать. С одной стороны, организовано вроде бы все правильно. Человек сдает документы, получает медицинское освидетельствование, за которое платит в общей сложности около 18 тысяч рублей. Затем этот пакет документов уходит на обработку. Сам факт подачи документов делает пребывание в стране мигранта легальным. Но не факт, что ему дадут патент».

Например, у мигранта могут не принять для оформления патента документы, которые он оформил не в этом центре: это полис ДМС, нотариальный перевод паспорта, справка о прохождении медкомиссии. А еще это сертификат о знании русского языка. Этот сертификат, как отмечают юристы, — отличная возможность заработать на мигрантах. «Даже если русский язык твой родной, тебе нужно сдавать экзамен, а к нему тебя допускают, только если ты заплатишь четыре тысячи рублей за обучение при этом центре», — говорит Валентина Чупик. При этом в теории сдать экзамен в другом центре можно, но за «подгрузку» результатов в базу с мигранта требуют еще тысячу рублей, делится опытом Хуршид Токтасинов.

И это еще хорошо, если вам документы оформят в срок и без ошибок. «У меня была несчастная Гюльназарян Цовинар, которую записали как Тсовинар, — рассказывает Валентина Цупик. — Потом переделывали все документы в Цовинар, но в итоге ее депортировали дважды: как Гюльназарян Тсовинар — за то, что она своевременно не встала на миграционный учет, и как Цовинар — за незаконный въезд в Россию».

Полученный с боем законный патент далеко не всегда ведет к легальному трудоустройству. Например, работодатель не хочет оформлять трудовой договор и исполнять его. «130 человек долгое время работали в одной фирме, она платила только за патент и, может быть, за еду. И полтора года обещала людям: «Завтра будут деньги». На сегодняшний день эти 130 чело­век выброшены на улицу. У них нет денег на оплату патента, жилья. Полтора года люди работали в Москве незаконно. Это что значит? Что работодатели дают взятки миграционным службам, ОВД, проверяющим органам. По закону, когда работодатель не заключает трудовое соглашение с работником, это нарушение Уголовного кодекса. Чтобы получить свои деньги, эти ребята пойдут на все, чтобы выжить, начинается криминал. А потом в России обижаются — почему у нас мигранты совершают правонарушения?» — возмущается адвокат Иззат Амон.

Многое, конечно, зависит от самих мигрантов и их способности выстраивать трудовые отношения по закону. «Есть несколько категорий мигрантов, — объясняет Юлдуз Атаниязова. — Одна соглашается на работу без оформления. Обычно речь идет о вахтовом методе работы, когда приезжают на два-три месяца. В основном это касается строительства. При сдаче объекта таким мигрантам говорят: денег пока нет, подождите. В итоге они остаются без зарплаты. Доказать факт работы в суде, трудовой инспекции — невозможно. Другая категория мигрантов приезжает на два-три года. Они работают по договору, но он является полулегальным — его заключают между двумя физическими лицами. Здесь традиционно сложилось так, что хорошим работникам платят, чтобы удержать, но не всю зарплату, которую обещали, а только часть. Очень хорошо, если выплатили 80% обещанного — мигрант доволен. Потому что могло быть хуже. Третья категория работает, но через какое-то время лишается работы и мыкается в поиске случайных заработков. Первая и третья категории — самые уязвимые».

При участии Мадины Куановой

«Трудовые мигранты в России должны оплатить патент до 2019 года»

Миграционные влатси Таджикистана в связи с предстоящими новогодними праздниками в России рекомендовали соотечественникам, находящимся в трудовой миграции в этой стране, проверить сроки действия всех разрешительных документов и своевременно оплатить патент на 2019 год. Новогодние праздники в России продлятся до 9 января.

В срок до 28 декабря

Иброхим Ахмади, пресс-секретарь представительства Миграционной службы Таджикистана в России, говорит, что трудовые мигранты, у которых срок действия истекает в конце декабря или в начале января, должны оплатить патент вплоть до конца срока действия патента.

«Так как предстоит празднование Нового года, то мы советуем всем гражданам Таджикистана оплатить до 28 декабря ежемесячную плату за патент, чтобы потом не попасть в неловкую ситуацию», — сказал он в беседе с Радио Озоди 10 декабря. Такую же рекомендацию дает и Многофункциональный миграционный центр в Сахарово, который при этом отмечает, что трудовые мигранты могут оплатить патент по прежним тарифам вплоть до конца срока действия патента.

По словам Ахмади, «во время проверок разрешительных документов полицией возникают ситуации, когда у трудового мигранта есть патент, но он не оплатил ежемесячный взнос и тогда его могут оштрафовать. Так как с 29 декабря по 9 января ни один банк работать не будет, то может возникнуть ситуация, что у человека есть патент, но он не сможет своевременно оплатить его и поэтому мы рекомендуем оплатить его в этом году до 28 декабря».

Патент подорожает

По сообщению официальных российских властей стоимость патентов возрастет практически во всех регионах России. Так, в Москве стоимость патента вырастет с 4500 рублей в месяц до 5 тысяч рублей, в Московской области с 4300 до 4750, в Санкт-Петербурге – с 3500 рублей до 3800 рублей. Самая высокая стоимость патента будет в Республике Саха-Якутия – 9330 рублей. В Тверской области стоимость патента составляет 5194 рублей, и ожидается, что в следующем году она вырастет.

Иброхим Ахмади порекомендовал также всем мигрантам из Таджикистана следить за изменениями в российском законодательстве, в том числе на официальных сайтах миграционных служб в регионах, чтобы не попадать впросак и быть в курсе дела. «Такие новости обязательно публикуются на веб-сайтах миграционных служб, и нужно внимательно отслеживать их» — говорит Ахмади.

Еще одно важное изменение в законодательстве

Кроме того, Ахмади рассказал еще об одном важном изменении в миграционном законодательстве России, о котором, возможно, еще не знают все трудовые мигранты. Это касается регистрации по месту жительства безвизовых мигрантов. В соответствии с последними изменениями в Законе Российской Федерации «О правовом положении иностранных граждан» иностранные граждане должны быть зарегистрированы в том месте, где они действительно проживают.

«В случае нарушения этого нововведения трудовые мигранты будут оштрафованы. И на основании принятых решений в таких крупных регионах, как Москва, Санкт-Петербург, таким трудовым мигрантам может быть в будущем отказано во въезде в Российскую Федерацию» — отметил Ахмади.

Доходы Москвы от продажи патентов растут

После ввода в Российской Федерации патента на трудовую деятельность для иностранных граждан в каждом регионе России были установлены свои тарифы для оплаты. Сергей Собянин, мэр столицы России, объявил с гордостью, что доход от продажи патентов только в Москве вырос и составляет порядка 16 миллиардов рублей (более 250 миллионов долларов США). По словам заместителя начальника ГУВМ МВД России Валентины Казаковой, российский бюджет получил в 2017 году почти 160 млрд рублей за трудовые патенты для прибывающих в страну в безвизовом порядке иностранцев.

Некоторые из трудовых мигрантов говорят, что трудовой рынок в столице России в сравнении с другими регионами более презентабелен и ежемесячная плата здесь не так высока в сравнении с заработками. Однако для тех мигрантов, которые работают в отдаленных и экономически не сильно развитых регионах России, оплачивать ежемесячную плату за патент очень сложно.

По официальным данным до одного миллиона таджикских граждан, а не по официальным – свыше одного миллиона наших сограждан работают на территории Российской Федерации.

Оригинал материала на таджикском языке здесь.

«Мигранты будут ехать в Татарстан тысячами: жителям некоторых стран даже патент не нужен»

Президент РФ подписал новую концепцию миграционной политики на 2019–2025 годы, которая предписывает «открыть» Россию для всех

В последние два-три месяца в российском медиаполе не смолкает тема миграции. «Мнение, что адаптация мигрантов — не наша головная боль, ошибочна. Мы в первую очередь заинтересованы в социальном благополучии нашего общества и отсутствии тяги к негативному, экстремистскому поведению», — отмечают эксперты. О том, почему миграционная политика в приоритете у Путина, с какой целью запустился новый поезд Ташкент – Казань и зачем дети-инофоны должны учить татарский язык, — в нашем материале.

Специализированный автобус АБНО «Новый век» для cоциального патронажа в местах локализации мигрантов

Смотрите так же:  Штраф за передачу транспортного средства другому лицу

ТЕМА МИГРАЦИИ В ПРИОРИТЕТЕ У ПУТИНА

Буквально на днях вышел указ президента России Владимир Путина, который добавил в сферу ответственности администрации президента реализацию миграционной политики. Э то означает, что тема миграции у президента России есть и будет «в приоритете», о чем также свидетельствуют нововведения в правовом поле страны.

В конце октября президент визирует новую концепцию миграционной политики на 2019–2025 годы, которая предписывает «открыть» Россию для всех, кто хочет здесь жить и работать, упростить для них правила въезда, включая выдачу виз, а также процедуры предоставления российского гражданства, и всячески стимулировать переселение соотечественников.

Уже спустя чуть более месяца, 3 декабря, Путин подписывает указ о внесении изменений в стратегию государственной национальной политики РФ, среди ожидаемых результатов которой также отмечается создание условий для социальной и культурной адаптации иностранцев в РФ и в которой термин «мигрант» заменен на «иностранный гражданин».

Серьезный опыт Татарстана в построении гармоничного пространства для соблюдения прав и проживания разных народов на территории республики обсуждался с участием федеральных гостей из администрации президента России, ФАДН, Госдумы на одном из последних декабрьских заседаний совета при президенте РТ по межнациональным и межконфессиональным отношениям.

В рамках заседания особую роль НКО в социальной адаптации мигрантов отметила начальник департамента национальной политики управления президента РФ по внутренней политике Татьяна Вагина, при этом она подчеркнула положительный опыт некоммерческой организации «Новый век» по социализации мигрантов и необходимость его включения в план реализации закона «О социальной и культурной адаптации и интеграции иностранных граждан в РФ».

«РАЗВИВАЯ ЭТУ РАБОТУ, МЫ В ПЕРВУЮ ОЧЕРЕДЬ ДУМАЕМ О БЛАГОПОЛУЧИИ И ЗАЩИТЕ ПРАВ НАШЕГО НАСЕЛЕНИЯ»

Мигранты априори будут приезжать в Россию: наша страна состоит в Евразийском экономическом союзе, ее рынок труда открыт для граждан Кыргызстана, Армении, Казахстана и Беларуси. Жителям этих стран даже не нужен патент, чтобы работать в нашей стране. С Узбекистаном у России подписано соглашение об организованном наборе, которое гарантирует многие социальные преференции трудовым мигрантам из этой страны. По такому же пути планирует пойти Таджикистан. Мигранты работают там, куда не хочет идти местное население, и они, безусловно, востребованы экономикой России, так как, по оценкам специалистов, создают до 7,5% ВВП страны. Помогать им в адаптации и интеграции без системной государственной, в том числе финансовой, поддержки практически невозможно.

Аутрич-работа с трудовыми мигрантами на рынке «Привоз» города Казани

«Мы работаем с мигрантами более 10 лет и знаем, что зачастую их воспринимают как проблему. Давайте признаем честно, что мигранты — это люди с совершенно иным культурным кодом, их появление даже в бытовой повседневной жизни местных жителей вызывает дискомфорт. А что говорить о тех, кто по долгу работы соприкасается с ними в ежедневном режиме, о тех, кто учит детей мигрантов и лечит самих мигрантов, о работодателях и, скажем так, сослуживцах. Развивая эту работу, мы в первую очередь думаем о благополучии и защите прав нашего населения», — отмечает член Общественный палаты РТ, генеральный директор АБНО «Новый век» Лилия Таишева.

За 11 месяцев текущего года на миграционный учет поставлены 322 тыс. иностранных граждан, что на 25% больше аналогичного периода 2017 года. Это лишний раз подтверждает миграционную привлекательность Татарстана.

«Если говорить о постоянно и временно проживающих, то по состоянию на 1 декабря 2018 года в Татарстане находятся 22 тысячи иностранных граждан. Нельзя забывать, что в уходящем году был чемпионат мира по футболу – 2018, который сыграл немалую роль в привлечении трудовой силы из стран СНГ», — представила промежуточные итоги заместитель министра труда, занятости и социальной защиты РТ Клара Тазетдинова.

Заместитель министра труда, занятости и социальной защиты РТ Клара Тазетдинова

По словам Тазетдиновой, основной фактор, который продолжает выступать магнитом для миграции в Татарстан, — возможность трудоустройства.

«Если говорить об адаптации мигрантов, то в этом вопросе основная задача государства — поддержать те НКО, которые, обладая накопленным опытом, способны эффективно в этом направлении работать. Вот почему мы уже несколько лет активно сотрудничаем с организацией „Новый век“, — подчеркнула заместитель министра.

«НУЖЕН ЛИ ДЕТЯМ-ИНОФОНАМ ТАТАРСКИЙ ЯЗЫК?»

Грамотная работа с мигрантами выстраивается в республике благодаря комплексной модели, реализуемой АБНО «Новый век», состоящей из нескольких компонентов, каждое из которых можно смело назвать социальной инновацией: мобильное приложение M-Help на 7 языках, ориентационные курсы, Центр помощи мигрантам, социальный патронаж. Кстати, в начале декабря мобильное приложение M-Help было признано лучшим мобильным приложением во всероссийском конкурсе по правовому просвещению.

Российский омбудсмен Татьяна Москалькова вручает награду за лучшее мобильное приложение руководителю АБНО «Новый век» Лилие Таишевой

«В 2019 году мы также планируем начать работу по новому направлению — адаптировать детей мигрантов и обучать их русскому и татарскому языку, который, как мы предполагаем, у тюркских народов пойдет легче и станет первым шагом к их социализации в республике, — отмечает Таишева. — Вообще, дети мигрантов или дети-инофоны — это учащиеся с особыми образовательными потребностями и с особой мотивацией. Получив российское образование и успешно освоив русский язык, большинство из них останутся в России навсегда. Поэтому, если уделять им максимальное внимание сегодня, можно через 20 лет получить настоящих граждан России, а не представителей ближнего зарубежья, живущих в своем маленьком закрытом мире в нашей стране».

МНЕНИЕ, ЧТО АДАПТАЦИЯ МИГРАНТОВ — НЕ НАША ГОЛОВНАЯ БОЛЬ, ОШИБОЧНО

Мигранты в большинстве своем люди, которые еще вчера жили в ауле в обществе с внешним контролем: во главе — мнение общины и старших. Именно поэтому, приехав сюда, в обществе с внутренним контролем они не могут в мгновение ока стать своими и принять все наши «правила игры».

Мнение, что адаптация мигрантов — не наша головная боль, ошибочна, считают эксперты. Мы в первую очередь заинтересованы в социальном благополучии нашего общества и отсутствии тяги к негативному, экстремистскому поведению. Только в таком случае мы сможем без страха ездить с ними в одном транспорте, сталкиваться в общественных учреждениях, жить в соседних домах, а наши дети смогут спокойно учиться вместе.

Для предотвращения нежелательного поведения мигрантов в обществе «Новый век» по заказу минтрудсоцзащиты РТ проводит четырехчасовой обучающий курс: правовые основы, культура поведения, профилактика заболеваний; новый раздел — история России и основы разговорного русского языка. Это нововведение появилось вследствие новой волны мигрантов — тех, кто не застал времена Советского Союза и русским языком, соответственно, не владеет. Но даже для них есть решение — преподаватель курса владеет узбекским и азербайджанским языками. Для закрепления информации есть видеопособие на трех языках, а по окончании курса выдается карта-буклет с адресами всех необходимых учреждений.

«В этом году на ориентационных курсах были обучены 6 150 человек, а патентов на работу по состоянию на декабрь было выдано порядка 25 000. Это немного, учитывая, что на следующий год планом реализации госпрограммы предусмотрено обучить 3 050 человек — порядка 12–15 процентов из числа патентников», — отметила Тазетдинова.

«МЫ ЗАИНТЕРЕСОВАНЫ, ЧТОБЫ НАШИ СООТЕЧЕСТВЕННИКИ НАШЛИ СВОЕ МЕСТО В ОБЩЕСТВЕ»

Руководитель узбекской национально-культурной автономии РТ «Узбекистан» Абдуманоб Абдусатаров высказал пожелания охватывать работой как можно больше мигрантов: «Только из Узбекистана в Татарстан в этом году въехали 86 тысяч человек, из них РВП получили около 10 тысяч. Остальные „растворяются“ и не доходят до государственных служб. У нас есть 5 авиарейсов в неделю. В конце ноября открылось новое автобусное сообщение Ташкент – Казань, а в начале декабря — поезд. Эти транспортные пути не имеют никаких барьеров, контроля. Я считаю, что все эти моменты с перевозками нам нельзя упускать и работать с трудовыми мигрантами необходимо и в пути, и на своей родине, до отправления».

Руководитель узбекской национально-культурной автономии РТ «Узбекистан» Абдуманоб Абдусатаров

В частности, Абдусатаров предлагает начинать работу с мигрантами в Ташкенте через центры подготовки трудовых мигрантов, пролоббировать этот вопрос он считает реальным вместе с агентством внешней трудовой миграции Узбекистана.

«Сейчас, когда Узбекистан возглавил Шавкат Мирзиёев, жизнь в стране „зашевелилась“, все инстанции работают лучше. Более того, мы заинтересованы, чтобы наши соотечественники в России нашли свое место в обществе, чтобы они уважали и ценили традиции и язык Татарстана.

Но надо начинать работу именно на родине, чтобы с первых минут пребывания в России мигрант попадал в легальное правовое поле и имел пошаговую информацию о том, как действовать в новой стране», — добавил руководитель узбекской национально-культурной автономии РТ.

Безусловно, важно выстраивать сотрудничество со странами исхода мигрантов и разрабатывать шаги по так называемой домиграционной подготовке иностранных граждан, но это будет всего лишь первый этап в рамках масштабной работы по социальной адаптации и интеграции мигрантов согласно последним законодательным инициативам в России.

Похожие публикации:

  • Судимость и врач Газета «Улица Московская» № 763 Мусорный протест добрался до Пензы 3 февраля Пенза присоединилась к всероссийской акции протеста против мусорной реформы. Светлый был человек Виктор Буц 4 февраля на 84-м году жизни умер Виктор […]
  • Статья 24 гражданский кодекс рф Статья 24. Имущественная ответственность гражданина Гражданин отвечает по своим обязательствам всем принадлежащим ему имуществом, за исключением имущества, на которое в соответствии с законом не может быть обращено […]
  • Сумма выплаты по осаго закон Выплаты по ОСАГО Подборка наиболее важных документов по запросу Выплаты по ОСАГО (нормативно-правовые акты, формы, статьи, консультации экспертов и многое другое). Нормативные акты: Выплаты по ОСАГО Документ доступен: с 20 до 24 ч. […]
  • Как заплатить физ лицу налог на имущество физ лиц Продажа имущества ООО физическому лицу Для этого следует обратиться в соответствующую фирму, в которой оценщики проведут анализ микроэкономических показателей данного региона и имеющегося имущества в распоряжении ООО, клиентскую базу […]
  • Добавят ли материнский капитал в 2019 году Правительство решило увеличить на 130 тысяч рублей материнский капитал для жителей Дальнего Востока Правительство России решило увеличить размер материнского капитала для жителей Дальнего Востока на 130 тысяч рублей. Об этом заявил […]
  • Доверенность на получение товара физическим лицом бланк Доверенность на право получения товара: бланк, образец, правила заполнения Доверенность на получение товара – это документ, который получает сотрудник от организации и который уполномочивает его получить товар или материальные […]